19 сентября, воскресенье
Москва
Войти

«Я больше не общаюсь с родителями» Четыре истории людей, которые осознали и прекратили токсичные отношения внутри семьи

«Я больше не общаюсь с родителями»

Наша культура отрицает жестокую правду о том, что бывают матери и отцы, которые ранят, отторгают и унижают своих детей — ведь «на родителей не обижаются». Зачастую нелюбимые дети растут в изоляции, а дыра на месте отсутствия родительской любви заполняется стыдом и ненавистью к себе. Иногда им бывает полезно узнать, что в своих историях они не одиноки — что кто-то другой во время взросления столкнулся с теми же трудностями. The Village Екатеринбург пообщался с четырьмя героинями, которые больше не общаются с родителями, о том, что к этому привело и как их жизнь изменилась после разрыва.

Рада

Русских

«Я вырастила монстра, который с каждым днем требовал все больше и больше»

Мама с папой с моего раннего детства жили раздельно — отца я не видела с полутора лет. Я росла у бабушки в другой стране, в Киргизии. Когда я подросла, моя тетя призналась, что это именно они решили забрать меня к себе, потому что у мамы уже был ребенок, который умер за пару месяцев до моего рождения — судя по всему, из-за халатного отношения. Родителям было не до меня, и до четырех лет я росла в Киргизии.

Когда в четыре года мама решила вернуть меня обратно в семью, за полгода жизни с ней я успела заболеть всем, чем только возможно. Тетя приехала за мной и увезла обратно в Киргизию, но в четыре с половиной меня снова забрали в Екатеринбург. Мне выдали ключи от квартиры, и в среднюю группу садика, а затем и на подготовительные курсы школы я ходила самостоятельно.

Я была достаточно взрослым и сообразительным существом: в пять лет прекрасно читала, считала и писала. Мама отправила меня учиться в гимназию № 9, где первые три года я пинала балду. Я росла, как уличное растение: с домашним заданием мне никто не помогал, питалась в семьях подружек, у которых часто оставалась ночевать. Иногда родители друзей даже покупали мне ручки и тетрадки. Со второго класса я плела фенечки и продавала их одноклассникам и в целом выживала нормально.

Когда мне было 11 лет, мама купила себе загородный дом и все лето проводила там, так как работала учительницей и могла себе позволить уехать. Когда она уезжала на несколько месяцев, то не оставляла мне денег, поэтому мне пришлось пойти работать. Работа позволяла закрыть мои базовые потребности: меня кормили, выдавали мне проездной. Денег хватало на то, чтобы модно одеваться и даже откладывать на путешествия. У мамы были какие-то мужья, и в основном она тусовалась с ними. Ничего по дому она не делала — хозяйство целиком висело на мне.

В детстве мне казалось, что такие отношения с родителями у всех, но уже позже я стала подозревать: что-то не так. У нас никогда не было эмоционального родства — мы существовали как два посторонних человека. Жесткий разрыв произошел, когда я заканчивала одиннадцатый класс: 54-летняя мама тогда завела себе молодого любовника и он стал жить с нами. Ему было 24, а мне 18. Мы ссорились и жили как семья люмпенов: он угрожал мне убийством, гонялся за мной с ножом, а я выкидывала его вещи из квартиры. Когда я поняла, что меня вот-вот грохнут, то собрала шмотки и переехала жить в лучшему другу, который тогда переезжал в Москву и сдавал квартиру на Синих камнях.

Мы с мамой разошлись на поножовщине, и долгое время поводов общаться у нас не было. Думаю, она очень хотела, чтобы я съехала и именно для этого своего любовника и притащила. Над отношениями с ней я начала работать, только когда в 24 года сильно ударилась в бизнес-тренинги — к тому времени я уже работала в Китае и хорошо зарабатывала.

Я стала интересоваться, чем могу помочь маме, поддерживала ее финансово, но с каждым годом это выливалось во все большие суммы. Когда я оплачивала ремонт, покупку машины, бытовой техники, мебели, финансировала заграничные поездки к родственникам, наши отношения были теплыми. За шесть лет я вырастила монстра и стаю тиранов — маминых родственниц, которые тоже считали, что я должна оплачивать все их капризы. Все думали, что раз я трудоголик, то всем должна. Было очень много недовольства по поводу того, что я покупаю себе дорогую недвижимость, роскошные вещи, путешествую, а вообще-то могла бы еще больше отдавать им.

Однажды мама притворилась, что почувствовала вину за свое поведение. Я очень хотела создать свой салон красоты и копила деньги на покупку помещения на первом этаже здания. Мама сделала вид, что хочет продать свою квартиру и переехать в меньшую по площади, а часть денег со сделки отдать мне на реализацию мечты. Конечно, мои знакомые, которые были в курсе ситуации, над этим посмеялись, но я наивно поверила, что человек в 60 лет, наконец, одумался.

Я подключила всех своих друзей, молодого человека, нашла деньги на новую квартиру для нее. Но мама просто не пришла на сделку и перестала отвечать на звонки. А через две недели я узнала, что она рассказывает всем нашим знакомым и родственникам, что я пытаюсь выселить ее из квартиры. вымогаю деньги и хочу ее смерти. На этом моменте в наших отношениях была поставлена жирная точка. Все родственники до сих пор думают, что я действительно пыталась вытянуть из мамы деньги — с ними я тоже перестала общаться, потому что все вдруг стали считать меня сукой.

Я ходила к разным психотерапевтам, и одна женщина, расстановщик по Хеллингеру, сказала мне, что семья — это вертикальная система. В ней старший должен младшему, а младший старшим ничего не должен. Я буду должна только своим детям, но никак не должна содержать всех этих многочисленных родственников. Мне жалко ресурсов, которые я вбухала вникуда, когда мне казалось, что старших нужно уважать. Нет старших и младших — есть люди адекватные и неадекватные. Если в семье нормальные отношения, их стоит поддерживать. Если отношения не являются источником счастья, теплоты, ощущения безопасности, заботы, то в них не стоит ничего вкладывать.

Чувства вины я не испытываю. Во всех сферах дела идут круто. Считаю, что травма детства — это какое-то выдуманное понятие. Я прекрасно проработала с терапевтами все моменты, которые меня волновали, и пришла к выводу, что родственники — это необязательная составляющая жизни.

Айгуль

Хуснутдинова

«Отец занял у меня деньги на такси и пропал навсегда»

С папой я не общаюсь уже семь лет — так сложилось, что родителей не выбирают. Он был не очень хорошим человеком: пил, изменял маме и делал для семьи много гадостей. Долгое время мама его терпела, и я догадываюсь почему: слишком силен был стереотип, что у ребенка обязательно должен быть отец. Последний раз я видела его в десятом классе — к тому моменту он уже ушел к другой семье. Будучи пьяным, однажды он перепутал дома и случайно пришел ночевать к нам в квартиру. Мама, святой человек, накормила его, разрешила помыться и вызвала ему такси до дома. Он занял у меня деньги на такси и пропал навсегда.

Когда мама меня рожала, полудохлый отец валялся у нас дома с какой-то любовницей, которая потом ушла в мамином спортивном костюме. В итоге за нами приехал мамин друг, которого приняли за моего отца. В детстве самым обидным для меня было то, что слова отца никогда не совпадали с его действиями. В подростковом возрасте я заметила, что он учит меня жизни, но сам поступает совершенно противоположно тому, что говорит. Я была довольно осознанным подростком и все понимала. Хотела, чтобы отец ушел от мамы и перестал ее мучить — видела, как она страдает.

После того, как отец перестал с нами жить, еще какое-то время он продолжал от нас откупаться. Вышло парадоксально: хотя он был предпринимателем и неплохо зарабатывал, от выплаты алиментов он уклонялся. Отец мог демонстративно купить мне фирменную одежду или сводить в дорогое кафе (как потом оказалось, часто мы ходили в кафе, где работала его любовница). Довольно быстро я осознала, что счастье — не в сумке «Адидас». Но в мой адрес от отца звучали фразы вроде: «Тебе от меня нужны только деньги».

Вообще, его денег я никогда не видела — не помню, чтобы мне когда-то давали на карманные расходы. Доходило до абсурда: я хорошо помню случай, когда мне в школе для выполнения домашней работы понадобился толковый словарь. Отец отправил меня в магазин найти самый дешевый — когда я рассказала ему про словарь за 45 рублей, то получила на покупку ровно эту сумму. Словарь был настолько плохим, что в учебе мне никак не помог. В таких мелочах и проявлялось его отношение.

Отношения совсем прекратились, когда умер мой дедушка — тот был связующим звеном и помогал семье жить в мире. После его смерти мы совсем перестали общаться. Однажды родственники отца демонстративно привезли все наши детские подарки и бросили возле нашего порога. Я четко усвоила, что продолжать общение они не хотят. Возобновить его не было попыток ни с моей стороны, ни со стороны отца. Я знаю, что с моим младшим братом он до сих пор общается. Недавно я слышала, что когда отец увидел мои фотографии из командировок в другие страны, то показывал друзьям, мол, «как классно я вырастил дочь — она отлично окончила вуз и поехала за границу по работе». Меня это раздражает, ведь я знаю, что отец для этого ничего не сделал.

Раньше я злилась на отца. Теперь ненависть, нелюбовь и злость, которые я испытывала к нему, переросли в безразличие. Иногда думаю: «Что будет, если мне скажут, что он умер?». Вероятно, мне будет все равно — окей, умер так умер. Мне обидно только за маму: она добрая и трудолюбивая, а из-за стереотипов и общественных предрассудков ей пришлось долгое время жить вместе с ним. Периодически и мама, и другие родственники намекают на то, что хорошо бы мне тоже начать с ним общаться, «ведь это же папа», но какой в этом смысл?

Меня раздражает, что в обществе принято судить о человеке по его отношениям с родителями. Я часто слышу: «Смотри на его отношения с родителями», «Смотри, как она общается с мамой». Я не общаюсь с папой и это мой выбор. Я прекрасно знаю, что мне так лучше — если бы могла, я бы прекратила общение еще раньше, например, когда только родилась.

Посмотрев на своего отца, я прекрасно понимаю, с какими людьми не стоит встречаться и создавать семью. Есть такая теория: если у девушки классный отец, она может искать парня, похожего на него, а если стремный, то людей непохожих. Мой папа — высокий блондин с голубыми глазами, а мой молодой человек ниже его ростом, темноволосый и по характеру совершенно на него не похож.

Выносить сор из семьи не принято — про родителей не говорят плохо, но все люди разные. Вспомним тех же сестер Хачатурян: вряд ли кто-то в здравом уме скажет, что они должны были общаться с отцом, любить и уважать его только потому, что он отец. Мне кажется неверным убеждение, что любой родитель — святой. Если вам повезло — это очень классно, но это не значит, что у каждого есть два прекрасных родителя. У меня есть один прекрасный родитель, который заменяет мне всех на свете, и есть очень нехороший, с которым я не общаюсь. Есть люди, которым вообще не следовало бы заводить семьи, но живуч стереотип, что каждый должен обзавестись семьей и стать полезной ячейкой общества.

Елена

(имя изменено по просьбе героя)

«Да кто тебя такую замуж возьмет?»

В детстве меня учили всегда быть хорошей. Я хорошо помню момент: мне пять лет, я пытаюсь заправить кровать, но у меня ничего не получается. Я начинаю плакать и говорю маме: «Я так хочу быть хорошей, а у меня не получается», а в ответ слышу холодное «Бывает». Мне кажется, в той ситуации маме стоило повести себя как-то иначе — сказать, что я и так хорошая, и это не зависит от того, как я заправляю кровать.

Когда я просила папу помочь мне с геометрией и долго соображала, он начинал на меня орать: «Я же тебя не такой воспитывал, чего так долго думаешь?». «Вот у коллеги по работе дочери за ним ухаживают, все готовят, убирают, рубашки гладят, а ты почему у меня такая?», «Девочка должна хорошо прибираться, мыть посуду и готовить, а тебя кто такую замуж возьмет?», «Ты невнимательная, нечуткая» — эти и другие токсичные фразы я слышала от папы постоянно.

Однажды я напилась с друзьями и призналась им, что не люблю своих родителей — от этого мне было очень больно. Я поняла, что не хочу общаться с ними год назад. Поездки в Рязань — город, где они живут — наносили мне огромный психологический упадок. Когда я поступила в Москву и ездила к родителям каждые выходные, папа в это время играл в Heroes of Might and Magic, а мама рассказывала, что растет у них на даче. Эти пустые разговоры не имели никакого отношения к тому, что происходило в моей жизни, и что на самом деле чувствовал каждый из нас.

Когда я пыталась говорить о своих проблемах, то в ответ слышала: «Тебе просто нужно собраться, в наше время тоже было тяжело». После возвращения домой еще на неделю я впадала в отчаяние и не могла вернуться к привычной жизни. Звонки мамы и папы заставляли меня чувствовать себя виноватой и время от времени вызывали у меня панические атаки, потому что каждый раз я слышала одно и то же: «Лен, ты совсем нас забыла, не приезжаешь». Но долгое время я все равно продолжала общаться с родителями на автомате: «Я дочь, а все дочери должны поддерживать общение со своей семьей».

Когда мама начала осознавать проблемы в коммуникации между нами, она пошла к астрологу — видимо, от отчаяния. Та сказала ей, что в скором времени у меня появится ребенок. Мама даже записала это на видео и отправила его мне, но я не стала его смотреть. Мне было обидно: хотя рациональная часть мозга понимала, что все это бред, другая, эмоциональная, говорила: «А вдруг у меня реально будет ребенок?».

Так сформировался один из моих самых сильных страхов на ближайшие несколько лет, хотя тогда я только начинала встречаться с парнем, и сексуальных отношений у нас еще не было. На полгода я перестала есть и живот постоянно сводило судорогой — от этого мне казалось, что внутри есть что-то живое. Самым пугающим в этой ситуации была реакция мамы, потому что она звонила мне и говорила: «Лен, я не готова». Я понимала, что в случае беременности мама вряд ли меня поддержит, и чувствовала себя одинокой.

Год назад я начала посещать психотерапию и решила абстрагироваться от людей, которые подрывают мою уверенность в себе и делают мою жизнь менее комфортной. Я обнаружила, что раньше родители не разрешали мне чувствовать себя счастливой. Даже во времена школы мне запрещали радоваться — вместо этого всегда отправляли делать уроки. Я слышала: «В смысле, ты хорошо себя чувствуешь? Как это тебе хорошо? Тебе учиться надо, у тебя домашняя работа не сделана». Это научило меня скрывать от них то, что я чувствую на самом деле: даже если я чувствовала себя счастливой, я приходила домой и делала вид, что все очень плохо. Такие диалоги способствовали тому, что я старалась свести коммуникацию с родителями к минимуму.

Когда у меня был очередной нервный срыв, я сказала маме: «Мам, не разговаривай со мной больше никогда». Мне было трудно осознать, что я хочу прекратить общение с родителями, потому что меня воспитывали очень эмпатичной. Я хорошо понимаю, что они чувствуют, ставлю в приоритет их эмоции, а не свои. Сейчас стараюсь избавиться от чувства вины за то, что больше не вижусь с родителями.

Алиса

(имя изменено по просьбе героя)

«Я же тебя даже не била»

Прекратить общение с матерью я решила год назад. К тому времени мы уже много лет жили отдельно: после школы я уехала в Екатеринбург, а она осталась в Тобольске. Изредка мы созванивались, но часто мама про меня забывала — давала какие-либо обещания и не исполняла, да и вообще думала только о себе. Год назад я постаралась объяснить ей, что больше не хочу с ней разговаривать, в ответ на что услышала: «Ну зачем ты рвешь себе сердце?». Хотя мне после этого стало только легче: я стала спокойнее.

Я не отвечаю на телефонные звонки, которые время от времени поступают от мамы. Если честно, мне даже неважно, получу ли я от нее какое-то наследство. Просто забыть хочется человека. Сейчас мне приходится думать о матери, только когда я езжу в гости к бабушке — да и то потому, что ехать к ней нужно через Тобольск. Что интересно, у меня даже нет ключей от маминого дома, а ее квартира превратилась в хостел — все комнаты, кроме своей, она сдает. 

В молодости мама не задумывалась о детях, поэтому родила меня уже на закате детородного возраста, в 35 лет. Еще позднее на свет появилась моя сестра. Когда мне было десять лет, умер папа, с которым мы жили очень дружно — будучи пьяным, он разбился на машине. Маму мы с сестрой практически не видели — она работала журналисткой и любила много времени проводить на работе, поэтому мы воспитывали себя сами. Днем с нами сидели ее подружки, своего рода бизнес-вумен, которые в какой-то момент почему-то стали бесплатно жить в нашей квартире.

Мы росли заброшенными. Я вечно ходила в грязной одежде, с сальными волосами: никто не заложил мне в голову понимание того, как ухаживать за собой в бытовом плане. В школе бывшая классная руководительница как-то подошла ко мне и сказала, что все дети холеные, а я выгляжу, как сорняк. Когда дети начинают ходить в школу, родители с ними всегда делают уроки. Мама подошла ко мне с предложением помощи однажды — спросила, помочь ли мне решить пример по математике и сложить яблоки с клубникой? Я отказалась, и она решила, что я самостоятельный ребенок, и помогать мне с домашним заданием больше не нужно. Показательно, что мама даже не рассказывала мне про месячные, поэтому когда они у меня начались, для меня это стало ударом.

Мне не объясняли, как правильно общаться с мальчиками, поэтому первый мой опыт был нездоровым — партнер оказался абьюзером. Сближаться людьми из-за этого я не боюсь, скорее, наоборот — порой отталкиваю парней своей напускной смелостью. Говорят, девочки, которые выросли без теплых отношений с матерью, обычно ведут себя и выглядят по-пацански — со мной все произошло именно так. Я привыкла жить самостоятельно и опираться на себя, когда нужно починить кран, забить гвоздь и повесить полку.

Когда мне было 13, в отношениях с мамой время от времени были более-менее удачные периоды, когда мы могли общаться и разговаривать — обычно к этому приводили мелкие неурядицы. Но мама никогда не подходила ко мне с проявлениями нежности: не обнимала, не говорила, что любит, поэтому я росла в отсутствии родительской заботы. Тепла не досталось, зато могла гулять до 11-ти.

Я не хочу заводить детей, потому что вряд ли когда-нибудь смогу уделять много внимания другому человеку, и не хочу быть похожей на мать. Из детей не получится ничего хорошего, если я буду проводить с ними мало времени. У меня и сейчас нет ни детей, ни мужа, но времени не хватает даже на себя — я много работаю.

Мама мне говорила: «Я же тебя даже не била, почему ты со мной не общаешься?». Так же, вероятно, скажут и другие: «Она же тебя даже не била». Я не ищу понимания, не ищу сочувствия и понимаю, что для многих людей моя история будет звучать глупо — в ответ на нее они возразят: «И что, мама все равно святая». 

Елена Рыжкова

семейный психолог

Как правило, люди перестают общаться со своими родителями, когда с их стороны происходит эмоциональное или физическое насилие. Никто не будет ходить в место, где его постоянно тыкают ножом, поэтому прекрасно, если человек решает, что больше не собирается это терпеть. Для большинства людей такой разрыв — это возможность свободно вздохнуть, перестать испытывать боль и взаимную злость при контакте с родителями. Мы все ищем в этом мире любовь и многие дети продолжают общаться с родителями в тщетной надежде, что когда-нибудь все-таки получат от них ласку, нежность, поддержку. Когда человек понимает, что в этом месте он никогда не получит то, что ему нужно, уйти — это зрелое решение: «Окей, я здесь ничего не получу, я больше не хочу иметь с этим дело».

Тем не менее, бывает, что зрелые, взрослые дети прощают своих родителей, продолжают поддерживать с ними минимальный контакт. Такие дети, как правило, могут общаться с родителями снова, если сумеют выстроить с ними нормальные границы (хотя это именно родители обязаны научить детей создавать границы, бывает, что дети вырастают и учатся этому у других людей — когда работают на тренингах или встречают любовь и осознают, в каком ужасе они на самом деле росли). Бывают ситуации, когда люди много работают с психологом по поводу обиды и злости и отвращения в отношениях с родителями, сильно прокачиваются и доходят до состояния, когда способны не раниться при контакте с любыми родителями. 

* Все фотографии, использованные в материале, не имеют к героям отношения


фотографии: обложка, 4 — Tregg Mathis|/unsplash.com, 1, 7 — Alexey Sokolov/photos.icons8.com, 2, 11 — Alexey Sokolov, Ivan Braun/photos.icons8.com, 3 — Edward Cisneros/unsplash.com, 5,6 — Blake Barlow/unsplash.com, 8 — Sharon McCutcheon/unsplash.com, 9 — Allen Taylor/unsplash.com, 10 — Public Domain Pictures/pexels.com 

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«16+»: Дети-родители
«16+»: Дети-родители Поговорили с теми, кто стал родителями до 18, о том, как сдать выпускные экзамены с ребенком на руках и объясниться с мамой
«16+»: Дети-родители

«16+»: Дети-родители
Поговорили с теми, кто стал родителями до 18, о том, как сдать выпускные экзамены с ребенком на руках и объясниться с мамой

«Не стыдно»: Родители из Екатеринбурга — о том, как говорить с детьми о сексе
СПЕЦПРОЕКТ
«Не стыдно»: Родители из Екатеринбурга — о том, как говорить с детьми о сексе Татьяна Заводовская, Саша Гагарин, Антон Гиренко-Коцуба и Маша Муртазина — о родительском опыте, капусте и аистах
«Не стыдно»: Родители из Екатеринбурга — о том, как говорить с детьми о сексе
СПЕЦПРОЕКТ

«Не стыдно»: Родители из Екатеринбурга — о том, как говорить с детьми о сексе
Татьяна Заводовская, Саша Гагарин, Антон Гиренко-Коцуба и Маша Муртазина — о родительском опыте, капусте и аистах

«Болеешь, что ли?»: Как живут уральцы, которые отказались от алкоголя
«Болеешь, что ли?»: Как живут уральцы, которые отказались от алкоголя «Спиртное забирает несколько вещей, которых всегда мало: деньги, энергию, время и здоровье»
«Болеешь, что ли?»: Как живут уральцы, которые отказались от алкоголя

«Болеешь, что ли?»: Как живут уральцы, которые отказались от алкоголя
«Спиртное забирает несколько вещей, которых всегда мало: деньги, энергию, время и здоровье»

Многодетные семьи
Многодетные семьи О том, как не сойти с ума, когда дома всегда много людей и все чего-то хотят
Многодетные семьи

Многодетные семьи
О том, как не сойти с ума, когда дома всегда много людей и все чего-то хотят

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Кто такая Маша Платонова

Первая полоса

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве «Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
«Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Дачное место»: зачем ехать 
в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать 
в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать в Можайский район

Подпишитесь на рассылку