Рассказы петербуржцев, которые прямо сейчас болеют COVID-19 Легко ли им получить помощь в одном из самых проблемных «коронавирусных» городов?

Рассказы петербуржцев, которые прямо сейчас болеют COVID-19

На прошлой неделе крупный паблик выложил фото с сотнями отдыхающих на пляже в парке 300-летия Петербурга. «Мы с мужем врачи, как раз работаем сейчас с коронавирусом. Это очень тяжело, и больных с каждым днем все больше. Вот смотришь на такие фото, и зло берет. И лечить их не хочется!» — отреагировала в комментариях одна из пользовательниц.

Официально Петербург вышел на плато и возвращается к нормальной жизни. Людей в масках на улицах и даже во многих магазинах — меньшинство. Чуть менее официально — почти все перепрофилированные для лечения больных COVID-19 медицинские учреждения («ковидарии») заполнены.

Мы собрали истории петербуржцев, которые прямо сейчас болеют COVID-19 — дома или в больницах. Они рассказали о странных рецептах, отказах в ПЦР и поездках из Купчино в Сестрорецк ради компьютерной томографии.

Текст

Юлия Галкина

Люди, которые болеют дома


Ирина, 33 года

Красногвардейский район

Ирина считает, что заразилась в Елизаветинской больнице. Это один из самых крупных стационаров Петербурга. В апреле умер анестезиолог-реаниматолог «Елизаветинки» Сергей Белошицкий (COVID-19), в мае — заведующая пульмонологическим отделением Лилия Уон (причину пока не назвали). Елизаветинскую, в отличие от некоторых других больниц, не перепрофилировали в ковидарий. Во второй половине мая Ирина неделю пролежала в гинекологическом отделении. Операцию ей так и не сделали.

Выписавшись, Ирина неделю проработала из дома (она бухгалтер). В воскресенье, 31 мая, ей стало плохо: поднялись давление и температура, сильно разболелась голова. Вскоре поняла, что не чувствует запахи и вкусы. «Я купила освежитель воздуха для машины — нюхаю, а запаха нет. Думаю, обманули. Тогда понюхала лук. Нет запаха. Съела его как яблоко. Потом — имбирь. Думаю, нихера себе, у меня суперспособность открылась!»

1 июня Ирина вызвала врача из поликлиники № 17. Пришла ее тезка, Ирина, выписала лекарства от бронхита. Мазки на коронавирус не взяла.

«На следующий день я психанула», — рассказывает Ирина в видеоролике, который записала 15 июня. Она позвонила в поликлинику, припугнула прокуратурой. «Аллилуйя! Они пришли и взяли у меня мазки». Результат Ирина узнала только 14 июня. «Позвонил врач и сказал: „Да, диагноз подтвердился, вы действительно болеете коронавирусом“».

Ночью 7 июня Ирина начала задыхаться. Вызвала скорую, та приехала через час, отвезла на компьютерную томографию легких (КТ). Поставили КТ-1 — это легкая степень. В госпитализации отказали.

Я купила освежитель воздуха для машины — нюхаю, а запаха нет. Думаю, обманули. Тогда понюхала лук. Нет запаха. Съела его как яблоко. Потом — имбирь. Думаю, нихера себе, у меня суперспособность открылась!

На седьмой день болезни — когда коронавирус еще не подтвердили — к Ирине домой пришел медбрат. Принес «Арбидол» и «Гриппферон». «Я их пропила, эффекта не почувствовала». Еще до визита Ирина сама себе назначила антибиотик «Цефтриаксон». Заказывала через интернет-аптеку, колет его 14-й день, говорит, что чувствует себя «гораздо лучше»*.

19 июня Ирину снова возили на КТ. На этот раз скорую пришлось ждать 2,5 часа. Фельдшер выяснила, что «по Питеру нет мест». Отвезли в Сестрорецк, примерно за 30 километров от Красногвардейского района. В местной больнице была очередь из пяти машин. КТ показала 50-процентное поражение легких.

Ирина по-прежнему болеет. В ответ на мои вопросы во «ВКонтакте» она присылает войсы — ее рассказ прерывают залпы кашля. «Медбрат сказал, что кашель будет долгое время сохраняться». С Ирининой собакой гуляют волонтеры или соседи. Еду и лекарства она заказывает по интернету — пакеты оставляют в парадной на подоконнике. У нее стабильно держится температура 37,3–37,5.

*Мы не знаем, насколько данный антибиотик эффективен при коронавирусе.

Светлана Михейцева, 24 года

Выборгский район

И Светлана, и ее муж с марта соблюдали режим самоизоляции. Работали удаленно. Выходили только в магазин, обязательно надевали маски и перчатки. И все-таки заразились. «Где? Видимо, в супермаркете или в парадной. Хотя даже лифтом не пользовались», — говорит Светлана.

Она почувствовала недомогание 26 мая: температура 37,3, заложило нос. По ощущениям — просто ОРВИ. Именно его и диагностировал врач, пришедший в тот же день. В тесте на COVID-19 он отказал — «нет симптомов». Выписал «Ингавирин». «К лекарству много вопросов. Мы им все же лечились, от него не стало ни лучше, ни хуже. Также пили витамины».

И Светлана, и ее муж с марта соблюдали режим самоизоляции. Работали удаленно. Выходили только в магазин, обязательно надевали маски и перчатки. И все-таки заразились.

Вскоре у Светланы пропало обоняние. Ломало все тело, девушка поняла, что на обычную простуду это не похоже. 1 июня она заказала платный анализ на коронавирус, в тот же день получила результат — положительный. 2 июня сделала второй платный тест — снова плюс. Светлана позвонила в Роспотребнадзор и поликлинику, рассказала о своей короне.

Вспомнили о петербурженке только 5 июня, а 6-го числа взяли мазок у ее мужа. Результаты этого теста супруги так и не смогли узнать.

Сама Светлана думает, что муж тоже переболел COVID-19: «Видимо, заразился от меня». 17 июня у него закончилось постановление об обязательной изоляции (как у контактирующего с инфицированной). Он вышел на работу.

Светлана по-прежнему на больничном, но продолжает работать (она руководитель отдела продаж). Впрочем, ей уже лучше. «Три недели мук прошли, и сейчас самочувствие восстанавливается, запахи возвращаются. Болезнь отступает».

Что происходит


По официальной версии, Петербург побеждает коронавирус. На 23 июня за сутки в городе выявили всего 220 новых случаев заражения. По интересному совпадению, из больниц выписали 221 человека.

17 июня руководитель межведомственной группы по противодействию коронавирусу в Петербурге и глава НМИЦ им. Алмазова Евгений Шляхто заявил, что город вышел на плато — заболеваемость снижается. В Петербурге постепенно снимают ограничения. Открыли непродовольственные магазины, парикмахерские и храмы; с 22 июня возобновил работу каршеринг. 20 июня в Мариинском театре прошел первый после трехмесячного перерыва концерт. Завтра, 24 июня, состоится военный парад. 26 июня — матч на «Газпром-арене». 1 июля — голосование по поправкам в Конституцию (электронного волеизъявления в нашем городе не будет).

При этом 19 июня губернатор Петербурга Александр Беглов заявил, что система здравоохранения перегружена и город исчерпал возможности для перепрофилирования медучреждений в ковидарии. Тогда же комитет по здравоохранению назвал цифры: всего — 11,9 тысячи инфекционных коек, на 18 июня были заняты 10,2 тысячи. Свободно для больных — около 600 мест, из них 500 — во временном госпитале в «Ленэкспо». Последний часто оказывается в местных новостях: то потолок в ординаторской обрушится, то душевые затопит, то медсестру оштрафуют — за расстегнутый во время визита губернатора противочумный костюм.

На прошлой неделе в федеральных СМИ — «Медузе» и «Проекте» — появились статьи о том, как Петербург стал одним из самых проблемных «коронавирусных» регионов. 15 июня стало известно, что уже в апреле наш город был лидером по летальности от COVID-19. В мае в Петербурге умерли 6427 человек — больше, чем в какой-либо месяц, начиная как минимум с 2011 года.

Вчера, 22 июня, город стал лидером по суточной смертности от коронавируса, обогнав Москву: 29 случаев из 95 по России (сегодня уже 35 против 26 в Москве). Речь идет о смертях, которые власти подтвердили официально (после пересчета цифра может измениться). Для сравнения: население Москвы — 12,7 миллиона человек, Петербурга — 5,4 миллиона.

В апреле петербурженка Ирина Маслова организовала на Малой Садовой улице стену памяти медиков. Ко Дню медработника 21 июня здесь было 53 имени. Портреты умерших от коронавируса медиков из Петербурга и Ленобласти занимают четыре секции ограждения.

По официальной версии, на 23 июня в Петербурге выявлено 22632 человека с COVID-19 (болеющих и переболевших в сумме). Предположительно, таких людей в десять раз больше. Это следует из предварительных данных исследования, которое проводят Европейский университет и клиника «Скандинавия».

Люди, которых лечат в больницах


Ирина, 27 лет; Никита, 23 года; Иван, год и два месяца

Фрунзенский район

Никита почувствовал симптомы коронавируса 2 июня, его жена Ирина — 3 июня, а их маленький сын Иван — 6 июня. Они не знают, где именно заразились. Никита работал весь период самоизоляции. Супруги ходили в магазин. Водили Ваню в детскую поликлинику на массаж. «Знали бы где заболеем — не пошли бы туда», — говорит Ирина.

За первые четыре дня болезни они дважды вызывали врача, последний раз — в субботу, 6 июня. По словам Ирины, врач приходила без защитной одежды и даже без перчаток. В тесте на COVID-19 и КТ отказала, «ссылаясь на то, что нет оснований». Болеющим супругам назначили антибиотики и препарат от кашля.

В тот же день, когда плохо стало уже не только мужу с женой, но и маленькому сыну, Ирина вызвала сначала педиатра, а потом и детскую неотложку. Педиатр сразу взяла у Вани тест на коронавирус, а детская бригада оказала помощь и мужу, у которого был жар. Сделали укол с литической смесью, измерили сатурацию и фонендоскопом прослушали легкие. «Только благодаря врачу этой бригады, Евгении Вячеславовне, нас всех госпитализировали, иначе бы просто списывали все на ОРВИ», — считает Ирина.

«Врач ужаснулась, сама отзвонилась по больницам и вызвала скорую уже мужу». Никиту сначала отвезли на КТ в Сестрорецк (около 34 километров от Фрунзенского района), в заключении — двусторонняя пневмония с поражением 15 и 30 %. Отправили в репинскую «Зарю» (Курортный район Петербурга) — в начале мая этот пансионат переоборудовали в госпиталь. Маму с сыном госпитализировали в Детскую больницу № 5 имени Филатова в Купчино.

Я сама себе покупала антибиотики, препараты от кашля, таблетки от боли в горле и так далее. Мы потратили очень много средств на лекарства.

Ночью 9 июня Ирина пожаловалась на «Зарю» в Минздрав. Со слов мужа рассказала об отсутствии лечения и плохих условиях: «[…] влажная уборка палат проводится нерегулярно […]. Пол моется одной и той же тряпкой, вода не меняется».

Муж отметил, что после жалобы в пансионате-госпитале стали лучше кормить. Еда в детской больнице Ирине по-прежнему не нравится. Она показывает видео с обедом: пустой суп и картофельное пюре — для Вани; то же пюре плюс котлета, а также чуть более укомплектованный зеленью (с доминирующим над неопрятной флорой лавровым листом) суп — для нее.

Тесты на коронавирус у всех членов семьи — даже у годовалого Вани — оказались положительные.

Ирина говорит, что в больнице ее не лечили. «Я сама себе покупала антибиотики, препараты от кашля, таблетки от боли в горле и так далее. Мы потратили очень много средств на лекарства».

Сейчас все трое в норме. У супругов из симптомов остался только небольшой кашель. Но домой их пока не отпускают: нужны два отрицательных теста на коронавирус.

Тетя Тоня, 60 лет*

Василеостровский район

Скорую тетя Тоня вызвала 15 июня. Но поначалу та не приехала. Тогда она позвонила на работу — предупредить, что заболела: возможно, пневмония, не исключен коронавирус. Это большое предприятие, в период так называемых нерабочих дней оно продолжало функционировать, поскольку вошло в список стратегически важных. Тетя Тоня работает там табельщицей. «Начальник по телефону вспомнил, что мужчина с ковидом из их отдела лежит в Покровской больнице», — пересказывает знакомая тети Тони Виктория Рыжкова.

Тогда тетя Тоня снова набрала скорую, сказала, что контактировала с ковидным пациентом. Бригада приехала, но сразу забирать не стала. Тетю Тоню предупредили, что ждать нужно два дня, пока в Покровской больнице освободится койка.

Покровская — один из самых скандальных ковидариев Петербурга. В начале апреля врачи этой больницы записали видеоролик, в котором рассказали, что им не хватает средств защиты и препаратов. «Ничего не было готово, ничего не было зонировано, несмотря на все обращения к главному врачу», — говорил анестезиолог-реаниматолог Сергей Саяпин (он заразился коронавирусом, в мае его признали пострадавшим от эпидемии, но из Покровской уволили по статье о «предоставлении поддельного документа при устройстве на работу»).

Тетю Тоню предупредили, что ждать нужно два дня, пока в Покровской больнице освободится койка.

Медики самостоятельно собрали деньги на строительство «чистой зоны» и договорились с рабочими, но главный врач Покровской Марина Бахолдина запретила работы. К середине апреля ковидарий переполнился. Пациенты с пневмонией лежали в коридорах. В конце апреля местные жители наблюдали очереди из машин скорой помощи. 21 июня главврач Бахолдина получила от президента Путина звание Героя труда. 22 июня Роспотребнадзор завершил масштабное расследование в Покровской. Еще до перепрофилирования в больнице заразились 87 медиков.

У тети Тони, которая с 17 июня лежит в Покровской больнице, держится температура 37–38. Она постоянно потеет. Врачи отказались дать жаропонижающее: «Пускай организм сам борется». Родители Виктории Рыжковой передали тете Тоне парацетамол и одежду — после использования вещи выкинут.

Тетя Тоня лежит в переоборудованном отделении кардиологии. По ее наблюдениям, на все отделение — один врач и одна медсестра. Но точно сказать сложно из-за анонимизирующих медперсонал защитных костюмов.

Здоровье у тети Тони всегда было слабое. Вика, прочитав исследования и посоветовавшись со знакомыми врачами, предупредила тетю Тоню, чтобы та отказывалась от лечения противомалярийными и препаратами для АРВТ (последние принимают ВИЧ-инфицированные люди). Они оказывают серьезное воздействие на сердце, печень, центральную нервную систему и эндокринные органы. «На ее вопросы врачи ответили: „Вы что, самая умная? Сейчас домой поедете“. Тетя Тоня перестала задавать вопросы — с тех пор мы не знаем, чем ее лечат».

Сейчас тете Тоне получше. «Но там нет протокола лечения. По словам врачей, были случаи, когда пациента полностью вылечивали, тесты на COVID-19 были отрицательные, его выписывали. А через несколько дней он умирал. Так что сейчас они смотрят на симптоматику и убирают ее».

*Имя и возраст героини изменены

Мы вышли на плато? А вторая волна будет?


Лев Авербах

генеральный директор частной скорой помощи CORIS

Тут все зависит от того, что понимать под плато. Мы и сейчас на некоем плато: пациентов не прибавляется в прогрессиях. Достаточно давно почти каждый день каким-то образом выявляют примерно одинаковое число носителей коронавирусной инфекции. Нельзя сказать, что все это больные, потому что нет информации, что с ними — с этим восемью тысячами человек. Они лежат в больницах, сидят дома или у них вообще нет симптомов?

Цифра зависит от количества сделанных ПЦР. Сделают больше — пациентов будет больше, и наоборот. При этом сейчас самому больному сложно добиться ПЦР и КТ (если речь не о тяжелом случае). И здесь двойственная ситуация. С одной стороны, в чем-то это правильно. Пациент не должен диктовать условия, диагностику назначает врач. С другой стороны — может быть, все же это плохо. Пройдя диагностику, люди бы точно знали, что с ними.

Будет ли вторая волна? Я думаю, что просто эта не прекратится. За счет некоего, может быть, искусственного ограничения людей в получении диагностических процедур выявляемость немного снижается. Но больницы не пустеют.

Есть такой показатель: чтобы можно было говорить о спаде эпидемии, в городе должно быть свободно 50 % коечного фонда. Последние цифры, которые нам называли — 10 %, потом 17 %.



Фотографии: обложка – Давид Френкель/Коммерсантъ, 1 – Виктор Юльев, 2 – Роман Пименов/ТАСС

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Тайные корона-вечеринки: Как русские тусят во время пандемии
Тайные корона-вечеринки: Как русские тусят во время пандемии «Буду вспоминать карантин, зная, что иногда я был счастлив»
Тайные корона-вечеринки: Как русские тусят во время пандемии

Тайные корона-вечеринки: Как русские тусят во время пандемии
«Буду вспоминать карантин, зная, что иногда я был счастлив»

Беглов рассказал о снятии ограничений в Петербурге. Вот как это будет
Беглов рассказал о снятии ограничений в Петербурге. Вот как это будет План довольно странный, но другого нет
Беглов рассказал о снятии ограничений в Петербурге. Вот как это будет

Беглов рассказал о снятии ограничений в Петербурге. Вот как это будет
План довольно странный, но другого нет

Что происходит в красной зоне больницы после отмены карантина
Что происходит в красной зоне больницы после отмены карантина «Сидят, шашлычки жуют. Боюсь, скоро они могут оказаться нашими пациентами»
Что происходит в красной зоне больницы после отмены карантина

Что происходит в красной зоне больницы после отмены карантина
«Сидят, шашлычки жуют. Боюсь, скоро они могут оказаться нашими пациентами»

Надо ли носить маски после снятия карантина?
Надо ли носить маски после снятия карантина? Отвечаем коротко и наглядно
Надо ли носить маски после снятия карантина?

Надо ли носить маски после снятия карантина?
Отвечаем коротко и наглядно

Тэги

Люди

Событие

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Что делать и куда пойти? Планируем очередную неделю

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Как не потерять деньги в фейковых магазинах

Первая полоса

Что делать и куда пойти? Планируем очередную неделю
Что делать и куда пойти? Планируем очередную неделю Концерты, спектакли, лекции и городские экскурсии
Что делать и куда пойти? Планируем очередную неделю

Что делать и куда пойти? Планируем очередную неделю
Концерты, спектакли, лекции и городские экскурсии

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи
Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи
Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга
Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга
Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе
Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе
Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Как не потерять деньги в фейковых магазинах
Как не потерять деньги в фейковых магазинах Как проверять сайт и инстаграм-аккаунт продавца
Как не потерять деньги в фейковых магазинах

Как не потерять деньги в фейковых магазинах
Как проверять сайт и инстаграм-аккаунт продавца

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Как найти свою цель и начать двигаться к ней Опыт известных людей прошлого
Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Опыт известных людей прошлого

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии Рассказываем про лучшие новинки недели
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Рассказываем про лучшие новинки недели

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска» Самом смелом в истории группы
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
Самом смелом в истории группы

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

Подпишитесь на рассылку