3 июля, воскресенье
Москва
Войти

Что такое пограничное расстройство личности и как с ним живут

Что такое пограничное расстройство личности и как с ним живут

Резкие смены настроения, импульсивность, злоупотребление алкоголем и наркотиками, переедание, селфхарм, чувство опустошенности, ощущение нереальности происходящего и необъяснимая злость — все это симптомы пограничного расстройства личности (ПРЛ). По статистике, ПРЛ есть у каждого 50-го человека в мире. Авторка The Village Вероника Нейфах выяснила, как распознать ПРЛ, что делать, если оно у вас есть, и рассказала о своем расстройстве, из-за которого она наносила себе повреждения и страдала.

Мне нужна помощь. Чтобы сформулировать три главных слова для любого человека с расстройством, мне понадобилось десять лет. А сейчас я выхожу со станции «Шаболовская» и иду в сторону «Соловьевки»  — Научно-практического психоневрологического центра имени З. П. Соловьева. Мне страшнее остаться наедине с ощущениями внутри, чем оказаться в психиатрической больнице.

Иду мимо кирпичной стены, за которой кабинеты, палаты, коридоры, люди в пижамах или халатах и маленький фонтанчик между корпусов. Я потею и дрожу, я хочу уйти. Прохожу через пост охраны, захожу в нужное мне здание и сажусь на лавочку. Я тереблю в руках пропуск. Не моргаю, пялюсь в одну точку на белой двери — табличку «Кабинет № 6».

За 11 лет до этого момента я начинаю регулярно испытывать неконтролируемую ярость, бью кулаками в стену и разбрасываю вещи по комнате. За десять лет до дня, когда я запрусь в ванной, в гневе разобью пустую стеклянную бутылочку и впервые порежу себя. Не чтобы умереть, а чтобы заглушить физической болью внутреннюю. Вскоре я буду использовать бритву, у меня появится специальная аптечка с бинтом, ватой, зеленкой и перекисью водорода.

С момента, когда осколок оказался в правой ладони, а я — на ледяном плиточном полу, до сегодняшнего дня пройдут бесчисленные попытки понять, что со мной не так, слезы, очень много боли и страха, в основе которого вечное непонимание себя, мира и других людей. В течение этих лет периодами мне будет легче, но затем в пять раз хуже — и так до бесконечности. Однажды я поймаю себя на ужасающем, слишком ярком ощущении нереальности — я еду в трамвае, и весь мир вокруг становится ненастоящим, голоса — далекими, пространство — как болото, а я будто на дне колодца, а не в своем теле. Я выйду из транспорта и побегу домой, словно от этого ощущения можно сбежать физически, а потом наконец запишусь на прием к психиатру. И вот моя история приведет меня сюда — я пялюсь на табличку «Кабинет № 6», а потом говорю с врачом, и он произносит: «Я думаю, у вас пограничное расстройство личности».

Прошел год. Я пишу этот текст и с интересом рассматриваю себя из прошлого. Испуганная, бледная девушка сидит в сером пустом коридоре. Я смотрю на себя сквозь время и чувствую гордость, что, несмотря на все опасения, решилась попросить помощи. Сейчас я свободна от страхов, я знаю, что со мной и как с этим жить, но всматриваюсь в тот коридор в прошлом и думаю: «Сколько еще человек сидели вот так, напротив кабинета № 6, в абсолютном ужасе перед будущим? Сколько тех, кто живет, убеждая себя, что страдания — это норма? И почему, рассказывая о психических расстройствах, мы всегда понижаем тон, словно это что-то неприличное?»

Что такое пограничное расстройство личности (ПРЛ, borderline personality disorder — BPD)?

Пограничное расстройство личности — психиатрическое расстройство, при котором человек испытывает сложно контролируемые яркие и контрастные аффекты (аффект — кратковременный взрывной эмоциональный процесс). У таких людей обычно нет стабильности ни в отношениях, ни в понимании себя: увлечения, вкусы, взгляды и жизненные ориентиры человека с ПРЛ меняются часто, что не дает сформулировать хотя бы примерный ответ на вопрос «Какой (-ая) я?».

Алиса Зингман

психолог, психотерапевт

  Расстройство включает в себя много симптомов: депрессивные состояния, нарушения пищевого поведения, зависимости, самоповреждения, суицидальные мысли, нестабильные, яркие отношения с периодами идеализации и обесценивания партнера, стойкое чувство пустоты и ощущение нереальности происходящего. Люди с таким расстройством испытывают вечный страх отвержения.

Вот пример из моей практики в американской тюрьме: один из заключенных бил стул и кричал, если его перебивали или не реагировали на его слова. Он ощущал себя словно «маленький ребенок, которого затыкают родители». Ему казалось, что раз его не замечают, значит, он плохой. Это вызывало панику, и единственное, как он умел справляться с этим, — гнев и агрессия.

Мой профессор по клинической психологии в Великобритании описывал людей с этим расстройством так: «Они словно без кожи. В отличие от других людей, у них нет защитного покрова от внешней среды».

Анна Афанасьева

психолог, психотерапевт

 Я бы описала человека с ПРЛ как вечно сомневающегося — в себе, своих потребностях, своем отношении к миру и отношении мира к нему. Такие люди будто живут с бездонным колодцем внутри, который необходимо наполнить чувством нужности, признания и принятия от других. Проблема в том, что нет человека, который мог бы эту потребность удовлетворить.


Существует миллион вариаций того, как я ощущаю себя и мир вокруг. Я несколько раз в день могу испытывать отчаяние, а затем яркие позитивные эмоции, а после снова гнев, раздражение или страшное расстройство. Это же касается и общения с людьми. Самые нейтральные поступки или высказывания я могу принять и за крайнее дружелюбие, и за равнодушие или даже враждебность, в зависимости от самочувствия. По такому же принципу, только гораздо более интенсивно, ощущается и общение с партнером — ты то ощущаешь себя любимым, то отвергнутым, но, как правило, эти чувства не пересекаются с посылом другого человека. Словно ты смотришь на мир через сотню кривых зеркал, которые меняются без твоего согласия. Будто ты заперт в комнате смеха вроде тех, которые устанавливали в парках развлечений в 2000-е.

Болезненные и слишком яркие эмоции в ответ на обычные вещи не могут не провоцировать конфликтов, поэтому со временем теряешь доверие к себе — постоянно ловишь себя на мысли «А правильно ли я все понял?». К искаженному восприятию добавляется сильнейшая эмпатия — получается тонко улавливать колебания настроения людей вокруг, но верно интерпретировать их удается не всегда.

Я с самого детства была слишком чувствительна и ранима, постоянно нуждалась в подтверждении любви. В знаменитом анекдоте есть фраза «Я один раз сказал, что люблю тебя. Если что-то поменяется — я сообщу». Для меня такой подход равен смерти. Мой мозг будто забывает, что меня любят, если я не получаю постоянное этому подтверждение. Мне важно прояснять, как ко мне относятся люди, иначе я испытываю нескончаемую тревогу. Непроясненные конфликты (когда что-то случилось, но вы не проговорили всю ситуацию от и до) вызывают моральную боль, чувство покинутости и беспомощности. Из-за этого я совершала странные поступки, которые сейчас вспоминаю с ужасом.

Однажды во время ссоры мой молодой человек захотел уйти из дома — «подышать». Меня охватила безумная паника. Чувствовала, что умру, как только он выйдет за порог. Я уговаривала его остаться. Все превратилось в потасовку и закончилось тем, что я в слезах бежала за ним босиком по снегу, пока он пытался уйти. Крайне унизительно. Я ничего не могла с собой сделать — мной управляли страх и боль. К сожалению, эта история не единичный случай. Несколько раз я специально отталкивала людей, как только мы сближались, даже если очень хотела этого. Просто от страха, что общение причинит мне боль и я опять подвергну и себя, и человека страданиям.

Со временем к проблемам со взаимоотношениями и излишней чувствительности добавились вредные привычки. Я не помню, как именно начала злоупотреблять алкоголем. Помню только, что в тот период жизни мне было все равно, что со мной происходит. Равнодушие к себе сопровождалось эмоциональными качелями — то мне очень весело, то очень плохо, то слишком пусто, будто внутри я мертва. Тот период — один из самых темных в моей жизни. Не знаю, что меня спасло, но помню, что в один день подошла к зеркалу и испытала омерзение. Мне хотелось плюнуть в свое отражение. В один день я прекратила все контакты с людьми, которые разделяли мой образ жизни, обратилась к психологу, которая работала с зависимостями, и даже плейлист поменяла, чтобы ничего не напоминало о возможности сорваться. Желание прекратить уничтожать себя совпало с переездом в другой город. Постепенно та жизнь растворилась и сейчас вспоминается, будто она была не со мной.

Антон Рагузин

психиатр

 У людей с ПРЛ выражена импульсивность как минимум в двух областях, которые могут им навредить. Беспорядочный секс, зависимости от алкоголя или запрещенных веществ, безрассудное вождение и переедание. Бывает и суицидальное поведение, частые и резкие перепады настроения, неуместный сильный гнев и трудности с его контролированием, параноидальные мысли. Люди с ПРЛ слишком сильно испытывают и негативные, и приятные эмоции.


Причинение себе увечий было для меня способом избавится от чувства нереальности или от выжигающей нутро ярости. Сейчас, пока я пишу эту статью, я чувствую себя хорошо и не могу подобрать слов, чтобы верно описать, почему именно самоповреждения становятся решением проблем. Внутри тебя либо все бурлит и закипает, либо, наоборот, высыхает от пустоты, вакуума. Ощущать, что все вокруг ненастоящее, словно ты за толстым стеклом или под водой, страшно. Часто в такие моменты испытываешь отчаяние. Тогда физическая боль помогает проснуться, вытянуть себя из этого состояния.

Такое поведение, кстати, наблюдается и у приматов. Например, обезьяны в знаменитом эксперименте Харлоу тоже наносили себе увечья, не угрожающие жизни, — они вырывали шерсть, царапали руки и ноги, кусали себя. При получении физической травмы у человека или животного вырабатываются эндорфины — вещества, способные уменьшать эмоциональную боль, поэтому со временем самоповреждение может стать привычкой.

Почему появляется ПРЛ?

ПРЛ есть у 2 % людей в мире и каждого пятого в психиатрических стационарах. Около 10 % людей с ПРЛ заканчивают жизнь самоубийством и около 70 % наносят себе телесные повреждения без желания покончить с собой. Науке до конца неизвестны причины пограничного расстройства личности. Существуют исследования, демонстрирующие, что из-за генетических особенностей у людей с ПРЛ снижена выработка серотонина, что может быть причиной развития болезни. Также известно, что стрессы и эпизоды сексуального, физического и эмоционального насилия в раннем детстве могут запускать развитие расстройства.

До середины ХХ века психоаналитики разделяли пациентов на две группы. Невротиками считались люди, которые полностью понимают реальность и осознают свои проблемы, но плохо справляются со стрессом — они в целом психически здоровы. Психотики же — это люди, потерявшие контакт с реальностью и испытывающие яркие психопатологические симптомы, например бред или галлюцинации. Американский психоаналитик Адольф Штерн считал, что люди с симптомами того, что сейчас мы называем ПРЛ, не подходят ни под категорию невротических, ни по категорию психотических пациентов — они находятся на грани между здоровьем и явной болезнью. В 1983 году он ввел термин «пограничное расстройство личности».

Как диагностируют и лечат ПРЛ?

Пограничное расстройство личности включает в себя множество разных симптомов, которые, пересекаясь, могут быть слишком похожими на другие болезни. Поэтому раньше специалисты часто не понимали, в каких случаях его диагностировать. Не существует и двух одинаковых пациентов с ПРЛ — у кого-то ярче выражена импульсивность и страх отвержения, у кого-то — дереализация и самоповреждения, одни склонны к депрессивности, другие — к мании, третьи — к зависимостям, а четвертые — к нарушениям пищевого поведения. В некоторых случаях проявляется все сразу. Поэтому нередко диагноз ставили, когда врач не мог определить, какое именно у человека расстройство.

Анна Афанасьева

 Возможно, из-за того, что раньше ПРЛ штамповали тем, кто не подходил ни под одно расстройство, сейчас некоторые специалисты предпочитают этого диагноза избегать. Я обычно отправляю своих клиентов к психиатрам, которые понимают всю специфику болезни и специализируются на ней.

Антон Рагузин

 Симптомы ПРЛ схожи с теми, которые встречаются при других расстройствах — например, биполярное или тревожное расстройство. Поэтому диагностика может быть затруднена, особенно если пациент не до конца откровенен при беседе с психиатром.

Также ПРЛ может скрывать симптомы других, одновременно имеющихся заболеваний: зависимости, расстройства пищевого поведения, депрессии. Вы можете думать, что перед вами симптомы пограничного расстройства, а на деле — отдельное заболевание.

Чтобы снизить выраженность симптомов, купировать суицидальное поведение и восстановить витальные функции (сон, питание и работоспособность), часто используют стабилизаторы настроения, противотревожные и антидепрессивные препараты. Не всем пациентам требуются медикаменты, но во всех случаях лечение ПРЛ заключается в постоянной и регулярной работе с психотерапевтом.


Я сменила трех психотерапевтов, прежде чем осмелилась на поход к психиатру. Услышанный диагноз вызвал смешанные чувства: с одной стороны, наконец стало спокойнее от точного знания того, что со мной происходит, а с другой — осознать себя как пациента сложно. Психиатр предлагал рассматривать ПРЛ не как болезнь, а как особенность, которую теперь надо учитывать и перестать игнорировать страдания, которые вызывает болезнь.

Пациенты с ПРЛ могут войти в долговременную ремиссию, то есть перестать ярко испытывать симптомы на протяжении долгого времени. Исследования показывают разные результаты, но все они оптимистичны — при правильном лечении и ранней диагностике около 70 % пациентов с ПРЛ могут почувствовать себя значительно лучше через шесть лет и более 80 % — через десять лет. Ремиссия при ПРЛ означает снижение симптомов, но не полное избавление от них. Примерно у 30 % пациентов после ремиссии самочувствие может ухудшиться вновь. Человек с ПРЛ может работать и успешно функционировать в обществе, а повышенная чувствительность иногда становится даже плюсом, ведь положительные эмоции при ПРЛ ощущаются так же ярко, как негативные. Такие сильные переживания могут помогать и в творчестве.

Проблема стигматизации

Исследования показывают, что некоторые психологи отказываются работать с пограничным расстройством из-за негативных стереотипов. Пациенты с ПРЛ воспринимаются как сложные и манипулирующие, а сама болезнь — недостаточно серьезной или, наоборот, неизлечимой. Исследователи из Огайо продемонстрировали, что младший медицинский персонал чувствует себя дискомфортно и тревожно, ощущает, что пациенты с ПРЛ словно манипулируют ими, поэтому относятся к таким людям с меньшей эмпатией и сочувствием. Такие реакции связаны с недостаточно глубоким пониманием болезни и поведения пациентов.

Алиса Зингман

  Многие люди с ПРЛ отказываются проходить обследования из-за страха осуждения. Некоторые специалисты в России действительно накладывают на таких людей клеймо трудных клиентов на вечной терапии. Я знаю многих психотерапевтов и клинических психологов, которые не верят, что людям с ПРЛ можно помочь. Для них такие клиенты — стресс, а поэтому они работают с ними поверхностно.


Помимо стигматизации среди медицинских сотрудников, люди с психическими расстройствами часто сталкиваются с негативными стереотипами в обществе: якобы они представляют опасность или ленивы и могут вылечиться от болезни, если перестанут «валять дурака».

В моем случае обесценивание и негативное восприятие болезни привело к тому, что я обратилась за медицинской помощью, только когда стало совсем плохо. В моей семье, как и во многих семьях постсоветского пространства, психологические отклонения воспринимались с пренебрежением. Мне говорили, что депрессии не существует, а большинство «проблем с головой» — от безделья или из-за подросткового возраста.

Впервые родители увидели шрамы на руках спустя полтора года, как я стала резать себя. Мы ужинали, и я, не подумав, закатала рукава. Мама с ужасом спросила: «Что это?!», а я, страшно испугалась, что меня будут ругать, и говорила, что меня поцарапала кошка. Кошки у нас, к слову, не было. Я плакала и говорила первое, что в голову пришло. Они не знали, как реагировать, и говорили, что это все «дурость» и я просто привлекаю внимание. Я соглашалась, лишь бы этот разговор скорее закончился. Мне было стыдно, я чувствовала себя ненормальной и униженной, а в голове появилось семечко мысли, что я и правда все придумываю. Со временем эта мысль прорастала в подсознании и мешала мне попросить помощи.

Я не считаю, что близкие люди игнорировали мое состояние со зла или от равнодушия — они просто не знали, что со мной и не понимали, как помочь. Они действительно верили, что фраза «ты же понимаешь, что так внимания к себе не привлечешь» может помочь. Думаю, близкие искренне верили, что я абсолютно здорова, просто у меня сложный переходный возраст. Увидеть проблему страшно. Ведь тогда с ней придется что-то сделать. А что? В то время об этом было совсем мало информации.

Отношение близких заставляло меня замыкаться в себе. Я воспринимала себя как другого, отличного от своих родных человека. Чтобы избегать ссор, им надо показывать только ту часть себя, которая не вызывает вопросов — относительно здоровую часть. Это было несложно, потому что обстоятельства сложились так, что из дома я уехала в 15 лет и с тех пор не жила с родителями.

Привычка обесценивать свое состояние, воспринимать его как что-то неугодное все равно оставалась. Если бы в подростковом возрасте рядом оказался кто-то знающий, как помочь, возможно, я бы раньше обратилась за профессиональной помощью. Сегодня я никогда не скрываю расстройство. Пара знакомых, когда услышали о диагнозе, сказали: «Ну и что, у меня тоже перемены настроения». У нас вообще не принято относиться с уважением к опыту других людей. Мы всегда помним про голодных детей в Африке, будто если кто-то страдает сильнее, то это автоматически делает тебя недостойным эмпатии.

В остальном мне повезло. Меня не гнобили и не запугивали, не называли сумасшедшей и не оскорбляли из-за диагноза. Вокруг оказалось много понимающих людей. Моя близкая подруга как-то прислала буклеты для пациентов и родственников с ПРЛ. Пара приятелей, узнав о диагнозе, заказали себе книги о расстройстве и читали, чтобы лучше понимать, что со мной. Несколько родственников, с которыми я поделилась опытом похода к врачу, сказали, что гордятся мной. Любимый человек иногда забавно и ни с того ни с сего пишет: «Я тут» — чтобы я не чувствовала себя покинутой. Все эти мелочи даже вызывали у меня слезы благодарности.

Сегодня я продолжаю работать над тем, чтобы максимально снизить симптомы болезни. Моя задача — заботиться о своем здоровье: продолжать назначенное психиатром лечение и работу с психотерапевтом, не терпеть психическую боль, а давать себе отдых в кризисных состояниях и вовремя сообщать об ухудшениях.

Что делать, если у меня или у близкого человека есть симптомы ПРЛ?

Шаг 1. Психиатр или клинический психолог

Обратитесь к врачу-психиатру или клиническому психологу. Если диагноз подтверждается, то врач-психиатр может порекомендовать прием лекарств. Следует помнить, что само ПРЛ не лечится медикаментами, но такая терапия может быть подобрана для коррекции симптомов.

Шаг 2. Психотерапия

При пограничном расстройстве личности психотерапия обязательна. Следует выбрать специалиста, работающего в одном из четырех направлений: схема-терапия, диалектико-поведенческая терапия, терапия, фокусированная на переносе, или терапия, основанная на ментализации. Именно эти виды терапии доказали свою эффективность для лечения ПРЛ, выбрать подходящий именно вам поможет психиатр или психолог.


«При выраженном самоповреждающем и суицидальном поведении более прицельно помогает диалектико-поведенческая терапия (ДБТ), а при наличии выраженной самокритики, чувства пустоты, одиночества, страха покинутости, трудностей в построении отношений лучше выбрать схема-терапию — она предлагает больше возможностей для проработки травматического детского опыта», — считает психиатр, психотерапевт и клинический психолог Александра Ялтонская.

Шаг 3. Обратитесь в «Ресурсный центр»

Цель «Ресурсного центра» — помощь пациентам с ПРЛ и их родственникам. Это портал, на котором можно найти много образовательных материалов о расстройстве и его лечении, а также контакты медицинских учреждений и специалистов, занимающихся лечением ПРЛ.

Шаг 4. Найдите поддержку у близких

Людям в вашем ближайшем окружении важно знать, что с вами происходит. Если чувствуете безопасность, поговорите с родными о своем состоянии и помогите им разобраться в том, что такое ПРЛ. Семьям пациентов с ПРЛ также могут помочь сессии с психотерапевтом или посещение групповой терапии.

Анна Афанасьева

 Близким важно не принимать на свой счет то, что говорит часть человека с расстройством, а говорить она иногда может ужасные вещи — и про себя, и про других. Та часть личности, которая захвачена во время кризиса, испытывает ужасную боль и страх, но к вам это не имеет отношения. Это бывает сложно, ведь люди с ПРЛ чувствительны, а поэтому обладают крайне развитой эмпатией. Они знают и чувствуют уязвимые места других людей. Поэтому могут как оказать сильнейшую поддержку другим, так и фатально добить. В кризисных состояниях нужно давать поддержку, сказать: «Я не испугаюсь и никуда не убегу, я с тобой».


Жить, не испытывая симптомов расстройства, реально. Я не воспринимаю себя как больную и не вижу в ПРЛ ничего ограничивающего. Кому-то нельзя сахар, кто-то склонен к депрессии, у кого-то проблемы с желудком — все мы так или иначе имеем особенности здоровья, которые диктуют нам, что следует и чего не следует делать. Спустя год с момента получения диагноза я чувствую себя свободнее, чем когда бы то ни было в жизни.

Иллюстрации: Елизавета Стрельцова

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Идея была моя, но сделал это не я»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды Мы с ними поговорили
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
Мы с ними поговорили

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

Подпишитесь на рассылку