24 октября, воскресенье
Москва
Войти

«Думская-2»: Как улица Рубинштейна перестала быть модной

«Думская-2»: Как улица Рубинштейна перестала быть модной

Первый ресторанный гид по улице Рубинштейна The Village выпустил еще в 2010 году, тогда в нем было всего три заведения. С тех пор редакция с интересом следила за тем, как количество баров и ресторанов росло почти в геометрической прогрессии. В 2016-м мы назвали Рубинштейна главной ресторанной улицей России, а наш подробный путеводитель по ней выдержал два переиздания.

В 2021 году на Рубинштейна по-прежнему кипит жизнь, заведений и людей стало, кажется, еще больше. Несмотря на это, приходится констатировать: некогда главная гастрономическая достопримечательность города переживает глубокий кризис. Жители страдают от засилья ресторанов и баров, толп нетрезвых туристов и террас, мешающих проходу, рестораторы отбиваются от жалоб и проверок, пытаются бороться с хаотичной парковкой, нелегальными заведениями, которые привлекают маргиналов, продавцами шариков с закисью азота. Власти годами обещают решить проблему, но принципиально ничего не меняется.

Главный результат этого противостояния всех со всеми один — Рубинштейна на глазах перестает быть модной локацией, где хочется проводить много времени, и даже местом силы для гастрономической индустрии. Теперь барно-ресторанную историю творят на Некрасова и Жуковского, на Петроградской стороне и Васильевском острове, а среднестатистический петербургский модник вспомнит о Рубинштейна если не в последнюю, то точно не в первую очередь.

The Village побывал на улице в пятничный вечер, чтобы запечатлеть, что происходит там прямо сейчас. А еще поговорил с рестораторами, активистами и экспертами, пытаясь разобраться, что и когда пошло не так.

Улица закрытий и кальянов

В 2016-м году, пытаясь объяснить причину популярности Рубинштейна, эксперты и рестораторы среди прочего упоминали удачное расположение в центре туристической тропы, близость к Невскому проспекту и Московскому вокзалу. Но ключевым секретом успеха признавали случайность. Благодаря ей на улице возникали заведения новых форматов, которым было суждено стать точкой притяжения для публики и образцом для подражания коллег.

Здесь еще в 1994 году заработал первый в городе аутентичный ирландский паб Mollie’s, благодаря которому улица начала оживать, позднее — проекты важных рестораторов, в том числе Эдуарда Мурадяна и Арама Мнацаканова. Но переломным моментом стало открытие на улице заведения Terminal — первого барного проекта нового формата с коктейлями и неспешными разговорами за длинной стойкой. Здесь появилось гастробистро «Фартук» — кажется, первое заведение, открытое хипстерами для хипстеров и ставшее прообразом многих будущих демократичных кафе; приличное караоке (Poison); израильский стрит-фуд-бар («Бекицер») и излюбленные петербургские форматы — рюмочная, замаскированная под кафе (Mitte), и кафе, прикидывающееся рюмочной («Чебуреки и рюмочная у Ларисы»).

Пожалуй, последним ярким примером появления чего-то нового на Рубинштейна был устричный бар La Perla, который открылся в 2018-м и ввел моду на демократичные морепродукты. С тех пор значимых новых форматов на Рубинштейна не было. Одна из причин — рост арендных ставок, которые не слишком способствуют экспериментам. Другая — протесты и жалобы жителей, ставящие под угрозу нормальное существование любого предприятия. Так или иначе Рубинштейна последних двух лет — источник громких новостей о закрытиях: с помпой и похоронным перформансом закрывался «Винный шкаф» Евгения Хитькова, с грустью — бар «Цветочки» у памятника Довлатову (теперь заведение успешно работает на Некрасова).

Главная новость этого года — закрытие «Кафе „Рубинштейн“», которое курировал петербургский ресторатор Эдуард Мурадян и которое было образцом редкого в городе жанра артистического кафе, где за соседним столиком можно было почти в любое время дня встретить какого-нибудь модного писателя, музыканта или поэта. Главным сюжетом и в некотором роде символом современного состояния улицы стало даже не само закрытие («Кафе „Рубинштейн“» вот-вот перезапустится рядом с БДТ на Фонтанке), а поведение новых арендаторов помещения, которые, лишь немного изменив название и частично сохранив интерьер и вывески, открыли кальянную с диджейской стойкой и шумными вечеринками.


Эдуард Мурадян

Совладелец «Кафе „Рубинштейн“»

Для меня история отношений с улицей Рубинштейна началась в середине нулевых с клуба «Декаданс», который работал в Щербаковом переулке. Когда мы почти пять лет назад построили «Кафе „Рубинштейн“», улица была в начале расцвета, фактически наш проект и улица развивались параллельно. В 2021 году мы не сошлись по аренде и вынуждены были оставить помещение. Сейчас переезжаем на набережную Фонтанки.

Главная эмоция: жаль, что не удалось сохранить кафе. Это была красивая концепция, важная для улицы и города, это потеря для всего культурного Петербурга. Наш пример отображает то, что сейчас происходит в городе, когда хорошие места с богатой историей сменяют их подделки. На месте подлинного «Кафе „Рубинштейн“» появилось фейковое «Кафе „Рубинштейн“» с пластмассовой люстрой, кальянами и низкосортной музыкой. И вообще это не кафе. Новые владельцы используют наше название, не понимая, что они делают. Мы обращались к новым владельцам, просили заменить название, они обещали, но в результате оставили все как есть, лишь добавили к названию «Рубинштейн» слово «Rs20». Видимо, это такая примета времени.


Жители vs рестораторы

Первые активные протесты местных жителей против «засилья ресторанов» начались в 2018 году. В мае несколько активисток вышли на улицу с плакатами, на которых было написано: «Жадность до добра не доводит» и «Посмотрите на эти улицы — на Думскую и Рубинштейна — спешат напиться, в бокале вина „окультуриться“». Недовольство активистов вызвала, в частности, вечеринка Legal Street, которая была придумана для гостей юридического форума и ради которой улицу перекрывали даже для пешеходов.

На самом деле, свою борьбу местные начали на два года раньше: уже в 2016-м экономист Ольга Устян, живущая на Рубинштейна с самого рождения, создала группу во «ВКонтакте», которая постепенно объединила соседей и стала одним из первых в городе примеров соседского сообщества, борющегося за свои права.

Некоторые результаты эта борьба принесла. Хотя вечеринку Legal Street в 2019-м снова провели на Рубинштейна (жители ответили акцией с плакатами, которые вывесили на окнах и балконах), в итоге организаторы решили впредь проводить свои события на Заячьем острове.

А вот других заметных изменений жителям добиться не удалось. Реакция властей казалась хаотичной и точечной: в мае 2018 года, накануне чемпионата по футболу, на Рубинштейна неожиданно снесли все крытые террасы, а позднее расширили пешеходную зону, сделали одностороннее движение, ввели платную парковку и переложили плитку. Но на качестве жизни местных это почти не отразилось, а число ресторанов продолжало расти, захватывая уже и дворы, и вторые этажи зданий.

Последней крупной инициативой города было решение сделать улицу пешеходной по выходным. У Пяти углов прошлой осенью даже появились соответствующие знаки, но в результате ничего не произошло: за выполнением правила никто не следит.


Евгений Лакоткин

Совладелец Subzero

В нашей части у Пяти углов обстановка более-менее спокойная. В целом по улице драк, шума, шариков с веселящим газом и прекрасных людей, врубающих музыку на весь район, стало меньше. Но пока в полном объеме обещанных перемен не случилось. Например, в планах было освободить улицу от транспорта в выходные дни, но машины по-прежнему ездят здесь и по субботам, и по воскресеньям. Парковка стала платной — была такой первый месяц, но последние полгода все ставят машины как хотят. Правую сторону улицы планировали оставить только для инвалидов, но и там все продолжают парковаться.

Прошлое лето сильно подпортило имидж улицы. Этому в том числе способствовали жильцы, которые занимались антипропагандой ресторанов. Уже несколько лет на улице не появляется знаковых проектов — ушло культовое «Кафе Рубинштейн», еще раньше с Рубинштейна выжили наших друзей из «Винного шкафа». Вместо этого открываются места с неоном, металлом и молодежной музыкой. Улица всегда была модной, а сейчас перестает такой быть.


Маргинализация улицы: веселящий газ, лошади и нелегалы

Начиная с 2018 года, с улицы начали массово исчезать заметные ресторанные проекты. Всего за несколько месяцев закрылись сразу несколько заведений-долгожителей, среди них бар «Цветочки», кафе «Жиробас», ресторан Makaroni и бар «Винный шкаф». В большинстве случаев причиной было повышение арендной ставки, но отдельные проекты закрывали по решению суда. Тогда же рестораторы впервые начали жаловаться на то, как меняется «дух» прежде прогрессивной улицы, атмосфера которой все больше стала напоминать знаменитую Думскую. На Рубинштейна стали продавать шарики с закисью озота, появились наездники, предлагающие прогулки на лошадях, и полулегальные бары с дешевым алкоголем.

Впрочем, не все рестораторы разделяют это мнение. Например, совладелец Fiddler’s Green и «Анонимного общества усердных дегустаторов» Юрий Ялин считает, что главной причиной изменений стало закрытие границ из-за коронавируса.


Юрий Ялин

Совладелец The Hat Group

Улица Рубинштейна всегда была не то чтобы маргинальной, но смешанной. Здесь повышенная ротация заведений, кто-то приходит и кто-то уходит. И сейчас, мне кажется, продолжается тот же рабочий процесс. Просто из-за карантина во всем городе затишье — туристов нет, экспатов нет, и аура немногопомеркла. Питер всегда был окном в Европу, туристы были украшением улицы, добавляли ей свой флер, был обмен информацией и энергией, а сейчас этого не стало. Ничего не имею против российских туристов, но эта категория предполагает более консервативный сегмент потребления.

В ресторанном направлении развиваются улицы Белинского, Некрасова, Жуковского, открываются фуд-маркеты, проекты на Васильевском острове становятся популярными, каждый хочет свой кусок пирога и конкуренция растет. Но Рубинштейна как была ресторанным символом города, так и остается. На своем примере скажу: казалось бы, пандемия, спад, а нам в баре подняли арендную ставку, несмотря на долгосрочный договор. Спрос по-прежнему опережает предложение.


Проблема нелегальных и полулегальных заведений действительно резко обострилась в пандемию: не способные пережить локдаун или договориться о снижении арендных ставок заведения начали закрываться, а на их место стали приходить полулегальные бары, часть которых подолжала тайно работать даже в период максимально жесткого локдауна и не слишком боялась штрафов в случае жалоб или проверок.

Юрист и предприниматель Александр Коновалов, которого СМИ называют «куратором нелегальной торговли в Петербурге» в интервью The Village рассказывал, как пытался договориться с соседями, предлагал менять окна и даже выплачивать ежемесячные компенсации, но успеха это не принесло. При этом, по его мнению, из-за высоких арендных ставок бизнесу, который не построен на продаже алкоголя, выжить на улице сложно, а коронавирусные ограничения приводят к тому, что еще большее число баров уходит в тень.


Александр Коновалов

Предприниматель

Улица маргинализируется, это факт. Одна из причин — последовательные действия властей, которые разрушают малый бизнес во всем городе и не дают работать. Как закономерный итог — каждый новый игрок начинает работать на улице вне закона. Нет разницы, продает он алкоголь или шарики с закисью азота. У меня на Рубинштейна — 17 подопечных заведений, но теперь я своих друзей и знакомых отговариваю туда идти, там как минимум стало небезопасно. Рубинштейна всегда была локацией, где главные события происходили по ночам, но сейчас здесь становится так же жарко, как на Думской улице. Не исключаю варианта, что скоро центр ресторанной жизни переместится в другую локацию. Думаю, сейчас после окончания футбольного чемпионата Евро-2020 власти введут очередные ограничения, и еще некоторое количество мест на улице из «белых» станут «черными». Знаете, если сорняк-борщевик выжигать, он все равно вырастает, но если выжигать его планомерно раз за разом, даже он погибает.


Две крепости

В апреле 2020 года, в разгар жесткого локдауна, на Рубинштейна можно было наблюдать удивительную картину: улица опустела. На время были закрыты все заведения общепита, а вместо шумных компаний редкие прохожие видели темные витрины и светящиеся неоном вывески. Так, впрочем, продолжалось недолго. Уже в мае рестораны и бары начали продавать еду и напитки навынос, а позднее — обустраивать террасы, согласование которых власти упростили. Люди снова устремились на улицу, но теперь устраивались где придется: на тротуарах, в оконных проемах и во дворах. В результате отношения местных жителей и рестораторов ухудшились еще больше.

Наиболее радикальные решения проблем улицы предлагает организация «Граждане улицы Рубинштейна». Например, одна из их инициатив — изменение правил выдачи алкогольных лицензий. Проект предполагает, что минимальное расстояние от детских, образовательных и медицинских организаций до магазинов, баров и ресторанов на территории Владимирского округа будет увеличено с 25 до 100 метров. А это фактически означает закрытие почти всего общепита на Рубинштейна.

Этим планам противостоит Союз рестораторов — официальная организация, которая появилась прошлым летом. Тогда несколько крупных ресторанных проектов решили объединиться, чтобы, во-первых, лоббировать интересы бизнеса и вести переговоры с властями, а во-вторых — по возможности решать насущные проблемы и договариваться с жителями. Союз разработал собственную дорожную карту, с которой ознакомил чиновников, в том числе губернатора Петербурга Александра Беглова.


Максим Жуков

Представитель Crazy Wine, члена правления «Союза развития культуры питания и сохранения исторического наследия улицы Рубинштейна»:

Прошлым летом, когда общепиту разрешили работать на террасах, негативный настрой жителей Рубинштейна достиг некоего критического градуса. И мы, инициативная группа рестораторов, поняли, что так дальше продолжаться не может, нужна некая система самоуправления. Мы учредили Союз, в который на сегодняшний день вошло 22 организации. Наша цель проста — мы хотим победить хаос развития Рубинштейна, превратить улицу в цивилизованное пространство, в котором есть своя внутренняя система управления и контроль за соблюдением закона.

Мы видим две главные проблемы улицы. Первая — в том, что не все наши граждане, находясь в общественных местах, тем более употребляя алкоголь, ведут себя адекватно и с уважением по отношению к людям, которые здесь живут. Вторая проблема — это нелегальный бизнес, которого становится все больше. Решая первую проблему, мы добились того, чтобы на улице была организована платная парковка, активизировали работу по установке камер видеонаблюдения, заключили договор на патрулирование в летнее время.

Вторая проблема сложнее. У нас есть пример Думской улицы: там годами идут рейды, проверки, то есть нельзя сказать, что город не занимается работой по наведению порядка. Но, к сожалению, до конца проблема все равно не решена.

Что касается жителей, здесь все не так однозначно. По нашим наблюдениям, большинство из них настроены с пониманием к той части бизнеса, который ведет свою работу ответственно и цивилизованно. Мы постоянно принимаем предложения по какому-то финансово доступному для нашего союза благоустройству улицы. Скажем, команда Crazy Wine на собственные средства звукоизолировала въездные ворота во двор, поставила новые стеклопакеты в парадной, смонтировала во дворе видеокамеры. Многие видят эту работу и ценят ее.

На улице при этом есть инициативная группа, называется «Граждане улицы Рубинштейна». Они не раз публично заявляли своей целью полностью очистить улицу от всех предприятий общественного питания, просто от всех. Как вы понимаете, когда люди ставят перед собой такую цель, диалог с ними становится невозможным. При этом увы, они создают определенный информационный фон.

Ну и, самое главное, в действиях этой организации я вижу определенную недальновидность. Вот мы сейчас все коллективно — и жители, и ответственный бизнес — страдаем от нелегалов, которых не останавливают никакие правила. Что будет, если продолжать выдавливать с Рубинштейна ответственный бизнес? Его место займут незаконные заведения. А бороться с ними даже органам охраны правопорядка будет очень непросто.


Павел Штейнлухт

Сооснователь Bekitzer Family

«Климат» всех ресторанных улиц определяют их резиденты. На Рубинштейна за последние пару лет появилось несколько проектов не про еду, а про не очень приятный молодежный досуг с кальянами и громкой музыкой. К сожалению, такие места тоже имеют свою аудиторию, а мы живем в условиях рынка. Люди платят безумные деньги за аренду и делают проекты, которые им нравятся. Если бы они не нарушали правила общественного порядка, то предъявить им было бы нечего. Но факт того, что облик гастрономической улицы меняется не в самую симпатичную и совсем не гастрономичную сторону, отрицать сложно.

Я член правления «Союза развития культуры питания и сохранения исторического наследия» и считаю, сам факт его создания — уже успех. Одна из основных задач Союза — наведение порядка на улице, в том числе при помощи охраны. У нас есть патруль, за который рестораторы платят самостоятельно, он купирует ситуации нарушений или конфликтов. Но этого недостаточно. Дорожная карта развития улицы, составленная совместно с представителями Смольного, предусматривает создание опорного пункта полиции и работу полицейских, которые будут патрулировать улицу в режиме реального времени и главное — в выходные. Это позволило бы оперативно реагировать на внештатные ситуации.

Мы видим функцию Союза в реальном взаимодействии с другими органами исполнительной власти. Сейчас мы наблюдаем точечные реакции властей на нарушения и надеемся на изменение в сторону большей системности и более плотное взаимодействие. Дорожная карта включала также создание бренда улицы Рубинштейна. Но это станет возможным только после того, как на улице будет нормальный климат. Не хочется звать гостей в дом, где не убрано.


Григорий Матвеев

Председатель правления общественной организации «Граждане улицы Рубинштейна»

Я сам не какой-то дед, который ненавидит все прогрессивное и современное. Я люблю ходить в рестораны. Когда на улице начали открывать рестораны, я принял это с радостью и энтузиазмом. Примерно до 2014 года все было хорошо. Потом стало понятно: что-то пошло не так. Мест про еду стало меньше, баров больше. Улица стала питейной, про еду теперь — от силы пять заведений, остальные — про алкоголь, в том числе нелегальный. На улице резко вырос трафик людей, за ним пришел теневой бизнес. Сегодня на улице 86 заведений, из них 28 работают нелегально, в том числе без алкогольной лицензии. То есть 30 % заведений на Рубинштейна нелегальные. Представьте цифры: на улице 34 дома (а не 40, как принято считать), длина улицы — 730 метров, получается 11 мест на каждые 100 метров. Об этом знают все: и городские власти, и муниципальные депутаты.

С Союзом рестораторов мы раньше контактировали на круглых столах в муниципальном совете. Мнение у нас о Союзе нехорошее. Мы не видим никаких результатов работы Союза, только слова. Они говорят, что есть горячая линия и охрана на улице, но мы не видим, чтобы это что-то меняло. Они ратуют за создание опорного пункта полиции, но очевидно, что полицейские не будут ходить и делать гостям улицы замечания. Люди пришли отдыхать, и они отдыхают. Проблема в том, что такая рекреационная зона в плотной жилой застройке неуместна, как неуместен был бы стадион или автодром.

В июле прошлого года был круглый стол, в котором участвовали представители нормальных мест — «Фартук», «Ларисочная», Tent. Рестораторы хотели диалога. Но жителям сложно вступать в диалог с рестораторами. На улице идет постоянная ротация, ты договорился с одним человеком, потом он съезжает или у него меняется юрлицо, и все начинается по новой. Договоренности эфемерны и бессмысленны. Рестораторы преследуют свои бизнес-интересы, и компромисс между ними и жителями невозможен. Должны быть единые правила.

Будущее

Сейчас предсказать будущее Рубинштейна с уверенностью не может никто. С одной стороны реальное превращение улицы в подобие Думской едва ли возможно: в отличии от барного кластера за Гостиным Двором, где совсем нет жилых домов, на Рубинштейна живут люди, а значит городским властям в любом случае придется поддерживать здесь хотя бы видимость порядка. С другой стороны, в будущее Рубинштейна как центральногой городской достопримечательности уже мало кто верит. В частных разговорах отдельные рестораторы признаются, что всерьез подумывают сдаться и поискать для своих проектов место поспокойнее.

Решением проблемы мог бы быть путь, который избрали московские власти на Патриарших прудах. Там ресторанам запретили работать в ночное время. Но как показывает опыт неудачной попытки сделать улицу Рубинштейна пешеходной, а также локдауна, во время которого некоторые бары продолжали работать даже после рейдов ОМОНа, в Петербурге может не сработать и это.


Екатерина Суменкова

Ресторанный журналист

Есть в этой истории с улицей Рубинштейна много поучительного и даже немного философского. Местные жители хотели избавиться от ресторанов совсем, а в итоге все вылилось в бо́льшую беду: на место закошмаренного ответственного бизнеса в таких популярных местах неминуемо приходит теневой бизнес, который абсолютно неуправляем и множит вокруг себя такие же сущности. Да, он на задворках присутствовал там и до этого, но дело в, скажем так, природном балансе: заселение улицы в любом случае не остановить, но пока этот баланс есть, ситуация может оставаться под контролем.

Очень показательная в этом плане история с «Рубинштейном», который после продажи из интеллигентного кафе с воскресными неспешными бранчами превратился фактически в кальянную с диджеями и громкой музыкой — причем под той же вывеской, которую новые арендаторы не стали снимать. (Уже после записи интервью вывеску сняли представители муниципалитета — прим. ред.) На улице Рубинштейна все еще есть хорошие рестораны, в которые приезжают специально, — например, Duo Asia, занявший, на мой взгляд, самую выигрышную стратегическую точку на втором этаже, Smoke BBQ, Subzero, Flor, «Бекицер» и так далее, живет своей жизнью «Огонек табак». Но, увы, язык уже не повернется назвать это главной ресторанной артерией или местом для приятного променада.

То, что произошло здесь, — хороший кейс и повод задуматься другим барно-ресторанным улицам: ответственные арендаторы идут на диалог, вовремя закрываются, следят за порядком, в час-пик ставят фейсконтроль и не пускают на улицу машины, торгующие с шариками. Возможно, именно благодаря переосмыслению коммуникационной стратегии есть шанс не допустить возникновения Думской-3.


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Дикая Думская: Что происходит на главной барной улице России
Дикая Думская: Что происходит на главной барной улице России Бессмертный злачный квартал Петербурга: караоке, стриптиз-клубы, гей-бары, хинкали и веселящий газ
Дикая Думская: Что происходит на главной барной улице России

Дикая Думская: Что происходит на главной барной улице России
Бессмертный злачный квартал Петербурга: караоке, стриптиз-клубы, гей-бары, хинкали и веселящий газ

Жители улицы Рубинштейна
Жители улицы Рубинштейна Обитатели самой популярной улицы Петербурга — о соседстве с ресторанами и своей повседневности
Жители улицы Рубинштейна

Жители улицы Рубинштейна
Обитатели самой популярной улицы Петербурга — о соседстве с ресторанами и своей повседневности

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной
Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной И не стала
Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной
И не стала

«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»
«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта» Интервью с «куратором нелегальной торговли в Петербурге»
«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»

«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»
Интервью с «куратором нелегальной торговли в Петербурге»

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Новое и лучшее

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Первая полоса

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

Что такое светотерапия
Что такое светотерапия Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять
Что такое светотерапия

Что такое светотерапия
Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять

«Я прошел цифровой детокс»
«Я прошел цифровой детокс» Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука
«Я прошел цифровой детокс»

«Я прошел цифровой детокс»
Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечтыСамарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечты Самарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму) 20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет» Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве

Подпишитесь на рассылку