25 мая, среда
Москва
Войти

«Мы попытались научиться медитировать» Редакторы The Village пробуют расслабиться и сконцентрироваться на своих ощущениях

«Мы попытались научиться медитировать»

The Village уже писал о том, что регулярная практика медитации помогает справиться со стрессом и повысить концентрацию. Способов научиться ей довольно много — от роликов на YouTube и специальных приложений до лекций буддийских монахов и недельных ретритов. Как правило, они лишены пугающего обычного горожанина налета эзотерики и приспособлены под его не слишком размеренный образ жизни. Осознанность (она же mindfulness) стала популярным трендом, и редакция The Village решила приобщиться к нему, попробовав разные способы научиться медитировать.

Инал Франк

редактор раздела «Стиль»


Проблемы с концентрацией

Мне 23 года, у меня гиперактивность. Трудно сосредоточиться на работе: в голову сразу лезут мысли, например, о том, как много других задач в моем ежедневнике. Любое оповещение на телефоне спокойно может отвлечь меня от работы на полчаса, случайное слово в тексте — напомнить о другом деле, а реплика в другом конце офиса — заставит задуматься о вечном.

Коллеги и друзья не раз советовали заняться медитацией. Но, честно, даже после впечатляющих историй об их личном опыте «исцеления» я не спешил. Думал, что отказ от соцсетей, планирование, занятия спортом и здоровый сон вернут мне продуктивность. Не помогло. В конце августа у меня начались проблемы с работой: будто бы не хватало часов в сутках. Тут я и решил ради эксперимента посетить двухдневный семинар (с практической частью) буддийского наставника Гьетрула Джигме Ринпоче, который как раз приезжал в Москву.

Лекция

Она проходила в банкетном зале при отеле в районе метро «Теплый Стан». Зал оказался заполнен максимум на половину. Публика разношерстная. На два ряда выше меня молодая девушка листает инстаграм, за мной — мужчина средних лет с выразительным лицом смотрит на пустую сцену, справа — несколько семейных пар. Моих ровесников почти нет, зато много детей. Некоторые гости решили прийти босиком и продемонстрировать всем свои грязные почерневшие стопы. Квентину Тарантино, знатному любителю ног, это бы понравилось. Я же панически боюсь чужих (да и своих) стоп — мне просто становится дурно, и я отвожу взгляд.

После пары часов ожидания к сцене вышла девушка и сказала, что мастер уже идет (автора материала приглашали в 17.00 для того, чтобы познакомить с Ринпоче и рассказать о программе - прим.ред.) Попросила, чтобы мы не показывали Ринпоче ступни, так как это «знак неуважения». Затем появляется он — с идеальной осанкой, сияющим лицом и благородными седыми волосами. Все подскакивают и провожают его взглядом, знатоки складывают руки в жесте «намасте».

Ринпоче забирается на сцену, садится на подушку и бьет в гонг. Через переводчика мастер читает лекцию о том, что медитация — это целое искусство, в котором нет предела совершенству. Речь размеренная, голос приятный, но меня хватило только на 15 минут. Общие фразы, вроде: «У вас прекрасное сердце и неполадки в уме», «Медитация — неотъемлемая часть жизни», «Буддисты — не верующие, а, скорее, ищущие» — довольно быстро утомили. Заснуть не позволили только бегающие вокруг дети, о которых «ищущие» родители уже забыли, и усиливающийся запах чьих-то ног с левой стороны.

Медитация

Когда у меня начинает болеть спина и затекают ноги, 40-минутная речь мастера завершается, и он предлагает перейти к самой медитации. Мастер объясняет, что правильные вдохи и выдохи очищают нас изнутри: с воздухом выходит все лишнее и негативное. Со слов Ринпоче было не слишком понятно, что делать, приходилось посматривать на соседей. После четырех неловких подходов у меня начало получаться, я уловил ритм: надо было указательным пальцем зажимать одну ноздрю на выдохе. Мне показалось, что я обрел душевное спокойствие: пару минут я не думал ни о чем, кроме медитации. Но чужие выдохи были слишком громкими. Некоторые гости абсолютно не сдерживали себя и дышали так, как будто сморкались. У женщины справа на телефоне заиграла мелодия, мимо проходили опоздавшие, бегали дети.

Усугубили положение фотограф и оператор, которые решили поснимать людей с закрытыми глазами. Щелчки фотоаппарата еще никогда мне не казались такими громкими. Кадр, второй, третий, четвертый. Казалось, вот-вот мое терпение лопнет. Оператор решил внести динамики в своей репортаж — отправился на прогулку между рядами и остановился прямо напротив меня. Я посмотрел на него недовольным взглядом, но его это не смутило — он приблизился еще на полшага ко мне и продолжал стоять.

Я просто опустил голову и выдохнул, не зажимая пальцем ноздрю. Пять минут назад Ринпоче рассказывал, что медитация — это творческий и довольно интимный момент. И после этого оператор уткнулся со своей дурацкой камерой практически мне в лицо. Я согнул колени, положил на них голову и просто закрылся от всех вокруг. Зачем мне нужна медитация, если от нее я только нервничаю и чувствую себя идиотом? Я понял, что либо сейчас встану и пойду к выходу, причинив беспокойство медитирующим, либо буду дальше мотать свои нервы. Я выбрал первое, вскочил и побежал к выходу.


Зачем мне нужна медитация, если от нее я только нервничаю и чувствую себя идиотом?


Вторая попытка

Я должен был попробовать еще раз, нельзя было сдаваться. На следующий день снова приехал на «Теплый Стан». Поднявшись на четвертый этаж, долго стоял у двери. Наконец пробрался на носочках, разулся, сел на ковер, закрыл глаза и попытался отвлечься от вчерашнего краха. Через 15 минут я подскочил, надел кроссовки и также смущенно вышел, прикрыв дверь. Еще раз процитирую Ринпоче: «Медитация — это интимный процесс». Все люди разные, и не все могут расслабиться, когда вокруг столько незнакомцев. Новичкам проще заниматься в маленьких группах. Наставник должен подсказывать, а в большом зале многие сидели неправильно, и никто их не поправлял. Долгие вступительные речи не нужны, а фотографы тем более — это вообще неэтично. Мне не помогла медитация. По крайней мере, в таком формате. Возможно, в будущем я снова попробую приобщиться к ней, но уже другими путями.

Ольга Карасева

редактор раздела «Бизнес»


Приложения для медитации

Я пробую два самых популярных мобильных приложения для медитации — Calm и Headspace. Проблем со сном у меня нет, я отрубаюсь, как только тело оказывается в окологоризонтальном положении. На недостаток концентрации и тревожность тоже не жалуюсь, но медитация, по идее, также помогает справляться со стрессом и усталостью, а кто из нас от них не страдает!

Первое приложение — Calm — включилось с довольно громким и навязчивым звуком водопада и красивым пейзажем из фотобанка на заставке. Я должна выбрать цель: хочу ли я поработать над самооценкой, увеличить свой уровень счастья, стать менее тревожной или более благодарной. Я выбрала самый простой и подходящий — научиться медитировать, хотя над вариантом «Уменьшить стресс» я тоже на секунду задумалась. И сразу же меня ждал если не стресс, то неприятный укол: Calm спрашивает, собираюсь ли я за него платить. Вообще, уведомление о необходимости оплаты возникает довольно часто, появляется ощущение, что ты находишься не в приложении для медитации, а на сайте налоговой инспекции. Как правильно дышать и на чем концентрироваться, мне объяснял приятный голос Тамары Левитт, а вот громкий звук водопада на фоне можно было бы и убрать. Интересно, выключается ли он, если все же выбираешь цель «Уменьшить стресс»?

Второе приложение — Headspace — выглядит повеселее: вместо гор из фотобанка здесь иллюстрации с оранжевым человечком. Оно тоже предложило выбрать цель и сразу же установить, с каким повседневным ритуалом вроде утреннего душа или ужина я свяжу свою новую привычку медитировать. Помимо основной обучающей программы, можно было добавить и другие — например, если взгрустнулось или захотелось стать более креативным, — но большинство из них уже за деньги. Каждый день приложение (ну хоть кто-то!) справлялось о том, как у меня дела, были ли у меня причины для расстройств, и предлагало ответить на несколько вопросов об этом. Мне понравилось, что Headspace периодически напоминал мне о том, что медитация — это не обязанность, а приятное развлечение и тут нет никаких целей. Единственное, мне показалось, что приложение озвучивает слишком уж бодрый голос, таким лучше толкать со сцены какие-нибудь мотивационные речи.


Возможно, я безнадежна и никогда не достигну осознанности и безоценочности, так и продолжу мыслить и страдать


Альтернатива прокрастинации

Освобождение от мыслей и эмоций представлялось мне как абсолютно пустая и скучная комната из рождественского эпизода «Черного зеркала», куда бы мне не хотелось попасть. Но с самого начала я воспринимала это задание как игру: мобильное приложение не заставит меня молчать неделю или погрузиться в бездны самокопания. Я провела пять сессий с каждым из приложений — и мне все еще тяжело делать то, что там говорят. Например, я слышу фразу: «Почувствуйте давление вашего тела на поверхность, на которой вы сидите», — но вместо этого я думаю о том, что совершенно забыла школьный курс физики.

Возможно, я безнадежна и никогда не достигну осознанности и безоценочности, так и продолжу мыслить и страдать. Но пока я не буду удалять Headspace, так как мне нравится его забота и относительная бесплатность. К тому же, когда захочется немного попрокрастинировать, приложение может стать отличной альтернативой просмотру роликов о форме пожарного ведра.

Татьяна Симакова

главный редактор The Village


Звездный лектор

Семинар буддийского монаха Мингьюра Ринпоче проходил в соседнем здании с музеем каллиграфии. Ринпоче известен по всему миру тем, что подкрепляет учение о медитации и осознанности последними данными нейрофизиологии. Он выступает с лекциями в Google, а его книга «Будда, мозг и нейрофизиология счастья» стала мировым бестселлером. До семинара в Москве он встречался с Борисом Гребенщиковым и давал интервью газете «Коммерсантъ».

Впрочем, к идее сходить на семинар я отнеслась скептически: были опасения, что придется провести два дня в компании солнечных человечков и анонимных наркоманов (первая ступень программы называется «Радость жизни»). Однако оказалось, что демографический состав слушателей был примерно как в московском метро. У входа в павильон выстроилась очередь — в киоск за стаканчиком кофе. Люди обсуждали, как правильно произносить имя гуру и работает ли внутри кондиционер: дело было в августе, и день выдался жарким. Единственное, что удивляло, — абсолютно пустая зона для курения.

Полный зал

В зале полукругом вокруг сцены стояли обычные офисные стулья. Из украшений только два букета подсолнухов на сцене — интересно, настоящие или нет? Пока я изучала цветы, рядом со мной устроилась девушка с татуировкой Sunshine на загривке. Я едва не расхохоталась, но в этот момент обнаружила, что бутылка с водой в рюкзаке была закрыта неплотно и все вещи внутри промокли. В такие моменты мне сложно воздержаться от злости и проклятий — последние надежды на целебную силу медитации исчезли. К тому же кондиционер, который все же был, тянул слабо.

Из тысячи мест были заняты 800. В зависимости от места в зале билеты стоили 6 или 8 тысяч рублей. Как и на многих буддийских семинарах, спонсорские места стоили дороже — 12 тысяч, такая цена позволяет бесплатно пройти семинар тем, кто не может заплатить за себя сам. После приветственного слова от организаторов из центра «Тергар» на сцене наконец-то появляется Ринпоче: бритый налысо, босой, в бордово-оранжевой одежде буддийского монаха. Он почему-то напоминает мне Александра Ситникова из «4 позиций Бруно», то есть выглядит предельно нормальным человеком. И неожиданно это успокаивало.

Медитация на подсолнух

Ринпоче говорит с залом по-английски через переводчика и для описания практики использует не слово mindfulness — внимательность, а awareness — осознанность. Описываемые им способы медитации одинаково отличаются и от религиозных практик, и от популярной на Западе секулярной медитации. Если коротко, то практика mindfulness — объектно ориентирована («не думай о борще, концентрируйся на дыхании»), awareness — более доступна, потому что ориентирована на узнавание того, что мы видим, слышим и осязаем. Короткая лекция сводится к набору буддийских истин о том, что любая проблема — это уже ее решение, а базовая природа каждого из нас — добро и благо. Наконец, Ринпоче переходит к тому, что сущность осознанности — это чистота от страданий. К этому моменту я уже начинаю страдать от духоты и неудобного стула.

«Познакомиться с осознанностью легко, — продолжает Ринпоче. — Осознанность — это знание того, что мы видим, слышим и ощущаем. Медитация — это узнавание осознанности и поддержание этого осознавания». В общем, медитировать можно на звук, образ, вкус, ощущение или на какую-то мысль (но это самое сложное). Нужно просто осознать их и сконцентрироваться на этом осознавании. Для новичков лучше медитировать сидя на стуле, поддерживая позвоночник в вертикальном положении. Это называется формальной медитацией.

Гуру достает из вазы подсолнух, и теперь видно, что цветок настоящий. Первая практика заключается в том, чтобы сконцентрироваться на его созерцании, замечая момент того, когда появляются другие мысли и ощущения в теле. Практика оказывается намного более простой, чем мне представлялось. До обеда мы медитируем на звук гонга. Во время полуторачасового перерыва я покупаю царский блин в «Теремке» и пытаюсь сосредоточиться на его вкусе, устроившись в розарии. Начинается проливной дождь, и я пью чай вперемешку с дождевой водой. Несмотря на кроссовки, промокшие насквозь, я с удивлением ощущаю радость от происходящего. Вторая часть дня проходит почти незаметно: мы пробуем разные техники концентрации. За весь день я ни разу не заговорила ни с кем из присутствующих.


Несмотря на кроссовки, промокшие насквозь, я с удивлением ощущаю радость от происходящего


Переключиться на ощущения

Неожиданно для себя я решила приехать и на второй день сессии, притом с удовольствием. Народу заметно поубавилось, в фойе, где продавали книги, играла лаундж-версия песни Глории Гейнор «I Will Survive» и сильно пахло бананами. Теории почти не было, а утреннюю сессию провела женщина — Ирина Кузнецова, ведущая практик-центра медитации «Тергар Москва». Следом Ринпоче отвечал на вопросы из зала, которые участники семинара присылали на специальный номер. Россияне не подкачали и спрашивали о насущном, например, можно ли медитировать пьяным. Ответ был такой: «Алкоголь отлично помогает медитации. Но слишком много алкоголя не помогает ничему: ни для тела, ни для ума, ни для жизни. Но если можете контролировать объем выпивки, то не отказывайтесь от медитации».

Второй день был сложнее первого. Я ощущала усталость и сонливость, и, кажется, не я одна. Ринпоче рекомендует начать практику с формальной медитации по 20 минут в день, мы же посвятили этому около двух часов. Навык медитации можно развивать, начиная с 20-минутных сессий 30 дней подряд. Но научившись ей однажды, разучиться невозможно. Это похоже на умение водить машину или ездить на велосипеде — навык совершенствуется с практикой.

Самое важное, чему я научилась, — это осознавать ощущения в теле и свои эмоции. Не нужно пытаться останавливать негативные чувства и сопротивляться им, нужно их осознавать и проживать. Если эмоции слишком сильные, можно попытаться переключиться на звук, объект или ощущения в теле. Ринпоче, который поначалу использовал медитацию, чтобы избавиться от панических атак, говорит, что это работает с депрессией, стрессом и горем, чувством одиночества, разочарованием, гневом, ревностью и гордыней, которые со временем могут стать опорами для медитации, потому что осознанность больше эмоции. Не могу сказать, что теперь я медитирую каждый день, но в сложные моменты стараюсь так поддерживать себя.


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как люди нервных профессий справляются со стрессом на работе
Как люди нервных профессий справляются со стрессом на работе Способы чемпионки по синхронному плаванию, скайдайвера, актрисы, инструктора по вождению и аэрографиста
Как люди нервных профессий справляются со стрессом на работе

Как люди нервных профессий справляются со стрессом на работе
Способы чемпионки по синхронному плаванию, скайдайвера, актрисы, инструктора по вождению и аэрографиста

Я — ипохондрик
Я — ипохондрик Человек, много лет страдающий ипохондрией, рассказал The Village о страхе перед смертельными заболеваниями и борьбе с ним
Я — ипохондрик

Я — ипохондрик
Человек, много лет страдающий ипохондрией, рассказал The Village о страхе перед смертельными заболеваниями и борьбе с ним

Как я справляюсь с биполярным расстройством
Как я справляюсь с биполярным расстройством Больной этим психическим расстройством анонимно рассказал The Village, как он научился жить с перепадами настроения, манией и депрессией
Как я справляюсь с биполярным расстройством

Как я справляюсь с биполярным расстройством
Больной этим психическим расстройством анонимно рассказал The Village, как он научился жить с перепадами настроения, манией и депрессией

Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят
Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят Всё, что нужно знать об осознанности и секулярной медитации
Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят

Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят
Всё, что нужно знать об осознанности и секулярной медитации

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Подпишитесь на рассылку