«Как я лечила булимию в клинике неврозов» И не вылечила

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

Пищевые расстройства, в которые входят анорексия, булимия и компульсивное переедание, называют еще расстройствами пищевого поведения (РПП). Согласно статистике, за РПП числится самый высокий уровень смертности по сравнению со всеми остальными психологическими расстройствами, а 25 % девушек в возрасте от 16 до 22 лет используют переедание и очищение желудка и кишечника как способ контроля веса. При этом к лечению и госпитализации прибегает лишь один человек из десяти.

The Village поговорил с Аней Мирошниченко, автором фотопроекта «Открой в себе богиню», который она создала, проходя лечение от булимии в клинике неврозов в Москве. Своими снимками Аня рассказывает о жизни в постоянной борьбе с собственным телом и об историях девушек, которые столкнулись с тем же.

О том, как начались проблемы с перееданием

Я всегда ела что хотела, у меня не было загона по поводу фигуры. Но однажды, лет десять назад, я встала на весы, а мама, проходя рядом, обронила: «Ой, прямо как я год назад». И тут я задумалась — неужели я такая же толстая, как мама? Я всегда считала себя коренастой, но не толстой.

Тогда я начала худеть. Все, как обычно: фитнес-зал, тренировки, правильное питание. При этом у меня бывали срывы в еде, особенно в сладком — я вообще сладкоежка. При срыве ты начинаешь есть без остановки: быстро, бесконтрольно запихивать в себя еду. Как правило, это вредная еда или вкусняшки. Остановиться невозможно, потому что не наступает насыщения, хотя желудок уже не способен вмещать еду. Потом из-за чувства вины и страха, что все это обязательно отложится на боках, идешь в туалет и провоцируешь рвоту. Когда место в желудке освободилось, идешь и вновь ешь.

Так продолжалось много лет. Года три назад (мне было 32) произошел серьезный срыв. На тот момент я не позволяла себе сладкое лет десять, ела только фрукты. И поскольку я сладкоежка, то всегда ходила злая. Постоянно думала о еде, во время завтрака представляла, что я буду есть на перекус. Съела с чаем ложку меда — и понеслось: я точила батоны, печенье, вафли, съедала по кастрюле макарон, гречки. Когда желудок уже физически не мог принимать пищу, бежала в туалет очищаться, и потом опять. Я поняла, что можно есть вкусности бесконечно.

Если раньше такие срывы происходили раз в месяц, то потом они стали раз в неделю, а потом — каждый день. Тогда начался зажор, который продолжался месяца два-три. Я занавешивала зеркала, старалась на себя не смотреть. В последний раз у меня высыпали капилляры на лице. Я покрылась красными пятнами, и у меня пошла кровь из носа. Я поняла, что больше так продолжаться не может. Еда замещала эмоции: грустно — идешь есть, скучно — идешь есть, радостно — идешь есть.

Как выглядит нервная булимия

Вообще, обычно булимички наедаются в одиночестве. А я работаю на телевидении, часто езжу снимать. И график «неделя через неделю». Выходная неделя — это повод нажраться: никто же этого не видит.

Когда я поняла, что наступает зажор, я начала заматывать себе руки эластичным бинтом. Потому что, когда ты постоянно очищаешься, костяшки пальцев царапаются за зубы и появляются шрамы. А в бинте ты же не полезешь в рот. Потом я придумала другую фишку: как только я чувствую приближение срыва, я иду себя фотографировать. Отчасти здесь есть элемент мазохизма: когда себя снимаешь, смотришь потом и думаешь: «Ты такая отекшая, там обвисло, тут обвисло, ты жирная-прежирная», — и опять идешь на кухню жрать. Но сколько можно себя фотографировать? Потом я открыла для себя, что можно очищаться зубной щеткой — быстрее и без травмирования рук. Правда, одна знакомая засунула себе зубную щетку так, что та застряла в пищеводе. Ей делали операцию, разрезали пищевод.


Когда я понимала, что наступает зажор, я начала заматывать себе руки эластичным бинтом. Потому что, когда ты постоянно очищаешься, костяшки пальцев царапаются за зубы и появляются шрамы


Работа — это сдерживающий фактор. Во-первых, нужно время, чтобы нажраться, а ты везде на виду. Во-вторых, надо быстренько сбегать в туалет, а он — общественный. В-третьих, когда ты очищаешься, ты вся красная, опухшая, отекшая, глаза на мокром месте, а все-таки надо работать. Еще кариес постоянно, желудочный сок в рот попадает, зубы разрушаются — свои прелести.

Я пробовала уезжать. Только возвращалась все равно к своим баранам. Когда мы ездили в экспедицию в Вязьму, я поселилась рядом с хлебозаводом. Там был маленький магазинчик, где всегда свежий, мягкий хлеб. Понятно, чем все это заканчивалось.

Я подписана на одну девочку в Instagram, она делает, как сама это называет, «блев-пати». Она идет в «Ашан», покупает «Наполеон» в пластиковых контейнерах, какао пол-литра, творожки и две плитки шоколада или батончики. Идет в «Ашане» в туалет, запирается и все это съедает. Правда, я не знаю, сидит она на таблетках или нет, но обычно все сидят на таблетках. Потому что такой худобы и такого обезвоживания просто так не достигнешь. Есть одно очень страшное лекарство, мочегонное, оно действует таким образом: ты выпиваешь таблетку, сначала чувствуешь резкую боль в почках, а потом через 15–20 минут у тебя вся вода выходит. Оно продается без рецепта и очень дешевое.

Как окружающие воспринимают болезнь

К сожалению, люди не понимают моей болезни, они говорят: «Не блюй. Ну, объелась — посиди, переварится, и все». Или как девочкам с анорексией: «Иди поешь». Но это так не работает.

Я сама раньше не думала, что это проблема. Просто увидела во «ВКонтакте» что-то про булимию и загуглила. Начиталась в интернете, что булимией страдают те, кто не может принять себя, свое тело, слабохарактерные. Я думала: «Ань, что ты переживаешь, ты не ела нормально столько лет». Мама сначала тоже отшучивалась: «Прекрасно, ешь! Значит, у тебя организм этого требует». А потом, когда я с ней поделилась переживаниями, она забеспокоилась. Доходило до того, что она прятала зубные щетки, запирала туалет и смотрела, что я делаю после еды.

Муж не замечал моих особенностей, пока я ему не рассказала. Единственное, удивлялся, мол, ни фига себе ты ешь. Когда мы заказывали пиццу, он съедал три куска, а остальное — я, еще и корки за ним подъедала. Конечно, он говорил всегда, что я не толстая, нормальная, но все это не работает.

Друзья знали, но это все не выглядело как что-то серьезное. Ну, подумаешь, поела, пошла очистилась. Булимик, также как и анорексик, всегда найдет выходы, чтобы его не видели, чтобы никто не знал, чтобы в тайне нажраться и предаться своим утехам.

Про лечение

Мне стало страшно, когда я поняла, что самостоятельно не могу справиться.

Я прошла курс у психолога — десять сеансов, потом у меня было еще три психолога. Все мне сказали: «Иди к психиатру. И когда я получу заключение врача, что ты психически здорова, тогда будем работать с твоим комплексом».

Через знакомых узнала, что есть в Москве клиника неврозов. Там врачи поставили мне диагноз «нервная булимия» и положили лечиться. Клиника была похожа на дом престарелых или советский санаторий. Ты просыпаешься, когда хочешь, бежишь в душ или не бежишь в душ. Потом в 9–10 часов завтрак и таблетки. Дальше процедуры: ЛФК, йога, легкий электрошок, душ шарко или циркулярный душ. По пятницам — дискотеки. Курить нельзя, но если зайти за угол, то можно. Потом у тебя свободное время. Потом где-то в 13–14 часов обед, потом можешь поспать. Весь день ты читаешь, гуляешь, спишь, куришь, ешь и пьешь таблетки.

Когда я поступила, то написала, что у меня аллергия на лидокаин, а мне всадили укол «Мильгамма» (содержит лидокаин. — Прим. ред.). Мне стало плохо. Прибежал врач, стали выяснять, что у меня. Я пытаюсь сказать, что, вообще-то, я предупреждала, что у меня аллергия на лидокаин. И в ответ услышала: «Чаю крепкого попей». Единственное, ноги мне подняли, чтобы к голове кровь прилила.

Потом мне стали давать какие-то таблетки, а у них такая побочка, что руки как плети висят. Даже стакан сложно держать. И такими таблетками пичкают там всех. Это антидепрессанты, которые по идее должны тебя вводить в состояние «жизнь прекрасна», а тебе все просто пофиг. Я не могла читать, не могла набирать сообщение в телефоне. В итоге просто сидела или ходила туда-сюда. Еще были таблетки, которые убивают аппетит, то есть тебе совершенно все равно становится — землю жевать или шоколад. Потом я перестала их пить, кстати, когда ты пьешь таблетки при сотруднике, рот не показываешь.

В клинике я тоже срывалась. Там можно с разрешения у медсестры или врача пойти магазин. Я уходила, покупала себе пять плиток шоколада, две сразу съедала, приходила в клинику и съедала еще три. У меня высыпал дикий диатез, но меня это не останавливало. Я даже спрашивала местного психолога, можно ли закодироваться от шоколада. Он сказал, что можно, но тогда я начну срываться на чем-нибудь другом: станет недоступен шоколад — буду есть макароны.

Про проект

Проект получился случайно. Когда куратор фотошколы, которая подписана на меня в Instagram, увидела, что я в клинике, она посоветовала начать снимать. Я притащила фотоаппарат. Нас в палате было пятеро. Вообще, там как-то не очень было принято говорить про свои диагнозы: кто-то скажет вскользь, но в подробности вдаваться — нет.


Римма, полненькая, ей диагноз поставили «шизофрения», что ли. Она вся в татухах, например, набила на себе член своего мужа. У нее танатофобия, она боится смерти


Кате 19 лет, недавно она окончила какой-то военный колледж. Она сирота, у нее только бабушка есть. Катя немного «девочка с улицы», у нее была какая-то ранняя беременность лет в 15, но она потеряла ребенка. Видимо, вследствие стресса у нее теперь организм не принимает еду. Когда она съест что-то, через какое-то время бежит в туалет, но не для того, чтобы засунуть себе два пальца в рот, а потому что у нее рвотные позывы. У нее по несколько раз брали кровь из вены, мы даже стали грешить на врачей, что нормально кровь взять не могут, а у нее кровь, оказывается, очень густая и быстро сворачивается, и это очень опасно — прямой путь к тромбозу.

Другая девочка, Римма, полненькая, ей поставили диагноз «шизофрения», что ли. Она вся в татухах, например, набила на себе член своего мужа. Все думают: «Ну и дура», — но когда я стала с ней общаться, то поняла, что она абсолютно нормальная девчонка, неглупая. Про эту татуировку она говорит: «Да, я люблю своего бывшего мужа; это самый красивый орган, который я видела в своей жизни. Хочу, чтобы он был со мной». Детство у нее тоже, видимо, было не очень, говорит: «Меня воспитали улица и водка». У нее танатофобия, она боится смерти. Но не просто смерти, все мы когда-нибудь уйдем в другой мир — она боится, что после нее останется пустота. Хотя детей она категорически не хочет, потому что, говорит, не может им ничего дать.

Еще была Вика, ей 45 лет, она инструктор в бассейне. Интересная, симпатичная, стройная, казалось бы, какие могут быть у нее проблемы? У нее было тревожное состояние, что она не могла спать. Она боялась, что во сне задохнется, — спала только днем несколько часов и ночью часа два, все время ходила с кислородным баллоном. У нас всегда были открыты окна, и мы не могли пользоваться дезодорантами или духами: ей постоянно не хватало воздуха.

У другой девочки, Милы, тоже была булимия, она мне насоветовала разных таблеток, потом сказала не пить их ни в коем случае — у них какая-то страшная побочка. Она очищалась с помощью зубной щетки, ручки и по нескольку раз. То есть если обычно после еды бежишь и один раз это делаешь, то тут она очищалась, потом шла пила литр воды, потом еще раз очищалась и еще раз, чтобы не осталось вообще ничего. Потом закрепляла результат каким-нибудь слабительным или мочегонным. Она актриса, это многое объясняет: очень завышенные требования к себе. У нее была булимия, была анорексия, но поступила она с шизофреническим расстройством, когда нужно постоянно что-то делать. Например, стоит на столе стакан, его нужно переставить сначала влево, потом вправо. Это очень мучительно, когда тебе мозг постоянно приказывает что-то делать, и ты не можешь это игнорировать. Ты все время ходишь-ходишь, не можешь стоять, пока не уснешь. Я тоже спрашивала: «А что, ты не можешь этого не делать?» То же самое, как меня спросить: «Че, ты не можешь не бегать в туалет?»

Другая девочка Рита — психотерапевт. У нее тоже была булимия, но на фоне общего тревожного расстройства. Рита из Израиля, ей, наверное, надо было где-то перекантоваться, она и пожила там чуть-чуть. Ей выписали дикое количество транквилизаторов. Это чем-то напоминало «Пролетая над гнездом кукушки», только здесь не делают лоботомию, а просто забивают на тебя. Когда она стала пить таблетки, она ходила, говорила какие-то странные вещи, а когда отошла, сказала, что ей ведьмы мерещились.

Сначала я просто не видела смысла говорить о булимии. А потом, когда так получилось, что я сняла проект, его надо было показывать. Я показала. То есть первый раз вышла публично с этим. Сейчас я думаю: «А что тут такого? Ну да, есть у меня такая проблема».

О жизни после клиники неврозов

Я не могу сказать, что лечение мне очень помогло. Когда я ушла оттуда спустя три недели, психиатр сказала, что можно наблюдаться там, приходить раз в неделю-две. Но я не стала. Еще она сказала, что нужен хороший психотерапевт. И годами с ним работать — тогда все это пройдет.

Конечно, хочется быть красивой, подтянутой, без целлюлита. Но если раньше для меня главным были цифры на весах, сантиметры, то сейчас я хочу быть здоровой. Срывы до сих пор случаются — в основном из-за плохого настроения или из-за скуки. Недавно я поправилась на шесть килограммов, и меня это удручает. Но я сейчас стараюсь позволить себе есть все. Я хочу не думать постоянно о еде, относиться к ней иначе. Это не утешение, не развлечение, она только дает энергию.

Я до сих пор стараюсь работать над принятием себя. Сейчас все деньги уходят на фотографию, на учебу, поэтому не хожу к психологу. У районных психологов советы из разряда «полюби себя», «перестань нервничать», «почитай библию». Один говорит: «Кольцо из носа вытащи». Я решила, что забью себе график полностью, но это тоже не решение проблемы. Так я почувствую себя как загнанная лошадь, а загнанных лошадей пристреливают.

Реальные имена героев изменены по просьбе автора фотопроекта.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я — ипохондрик
Я — ипохондрик Человек, много лет страдающий ипохондрией, рассказал The Village о страхе перед смертельными заболеваниями и борьбе с ним
Я — ипохондрик

Я — ипохондрик
Человек, много лет страдающий ипохондрией, рассказал The Village о страхе перед смертельными заболеваниями и борьбе с ним

Как я справляюсь с биполярным расстройством
Как я справляюсь с биполярным расстройством Больной этим психическим расстройством анонимно рассказал The Village, как он научился жить с перепадами настроения, манией и депрессией
Как я справляюсь с биполярным расстройством

Как я справляюсь с биполярным расстройством
Больной этим психическим расстройством анонимно рассказал The Village, как он научился жить с перепадами настроения, манией и депрессией

«Я живу с „женским обрезанием“»
«Я живу с „женским обрезанием“» Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве
«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»
Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»
«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах» История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте
«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»
История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

16 новых кофеен, о которых вы могли не знать

Как провести последнюю неделю июля в Москве

«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение

Кровавая луна над Москвой

Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников

Первая полоса

16 новых кофеен, о которых вы могли не знать
16 новых кофеен, о которых вы могли не знать И куда точно стоит зайти
16 новых кофеен, о которых вы могли не знать

16 новых кофеен, о которых вы могли не знать
И куда точно стоит зайти

Как провести последнюю неделю июля в Москве
Как провести последнюю неделю июля в Москве 30 главных событий: концерты, спектакли и кинопоказы
Как провести последнюю неделю июля в Москве

Как провести последнюю неделю июля в Москве
30 главных событий: концерты, спектакли и кинопоказы

«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение
«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение Эстетика «Остаться в живых» и квесты в духе «Последнего героя»
«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение

«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение
Эстетика «Остаться в живых» и квесты в духе «Последнего героя»

Кровавая луна над Москвой
Кровавая луна над Москвой Собрали сделанные в выходные фото с огромной красной луной на фоне многоэтажек
Кровавая луна над Москвой

Кровавая луна над Москвой
Собрали сделанные в выходные фото с огромной красной луной на фоне многоэтажек

Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников
Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников
Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников

Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников

Что покупать в новой коллекции Uniqlo x Ines De La Fressange
Что покупать в новой коллекции Uniqlo x Ines De La Fressange Идеальная база гардероба и ретро-узоры
Что покупать в новой коллекции Uniqlo x Ines De La Fressange

Что покупать в новой коллекции Uniqlo x Ines De La Fressange
Идеальная база гардероба и ретро-узоры

Как научиться отдыхать
Как научиться отдыхать И делать это не только в отпуске
Как научиться отдыхать

Как научиться отдыхать
И делать это не только в отпуске

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона
Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона Что слушать, читать и смотреть в выходные
Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона

Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона
Что слушать, читать и смотреть в выходные

Почему «Тед Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)
Почему «Тед Лассо» — один из лучших сериалов года (опять) Продолжение истории футбольного клуба «Ричмонд» и его неунывающего тренера
Почему «Тед Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)

Почему «Тед Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)
Продолжение истории футбольного клуба «Ричмонд» и его неунывающего тренера

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?
Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло? Спросили об этом у юриста
Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?
Спросили об этом у юриста

Реинкарнация «Симачева» в MO, пластинки и пицца в Found Record Store & Pizzeria в универмаге «Цветной», бранч FLØR в KU:
Реинкарнация «Симачева» в MO, пластинки и пицца в Found Record Store & Pizzeria в универмаге «Цветной», бранч FLØR в KU:
Реинкарнация «Симачева» в MO, пластинки и пицца в Found Record Store & Pizzeria в универмаге «Цветной», бранч FLØR в KU:

Реинкарнация «Симачева» в MO, пластинки и пицца в Found Record Store & Pizzeria в универмаге «Цветной», бранч FLØR в KU:

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него
«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него «Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»
«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него
«Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки
Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки Впрочем, к магазину блогера все еще есть вопросы
Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки
Впрочем, к магазину блогера все еще есть вопросы

От владельца ларька до карьерного потолка
Спецпроект
От владельца ларька до карьерного потолка Найди свое место в ритейле
От владельца ларька до карьерного потолка
Спецпроект

От владельца ларька до карьерного потолка
Найди свое место в ритейле

Пришел, увидел, полюбил
Промо
Пришел, увидел, полюбил Как выбрать планшет для работы и развлечений
Пришел, увидел, полюбил
Промо

Пришел, увидел, полюбил
Как выбрать планшет для работы и развлечений

Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду
Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду
Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду

Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду

Существуют ли параллельные миры?
Промо
Существуют ли параллельные миры? И пересекаются ли они с нашим?
Существуют ли параллельные миры?
Промо

Существуют ли параллельные миры?
И пересекаются ли они с нашим?

Где есть лисички в Москве
Где есть лисички в Москве Салаты, паста, хот-доги и даже картофель-фри с грибами
Где есть лисички в Москве

Где есть лисички в Москве
Салаты, паста, хот-доги и даже картофель-фри с грибами

Подпишитесь на рассылку