19 октября, вторник
Санкт-Петербург
Войти

«Все, что я видел и слышал в родильной палате, — это концентрированная боль» Отцы из Нижнего Новгорода делятся своим опытом партнерских родов

«Все, что я видел и слышал в родильной палате, — это концентрированная боль»

О том, что такое партнерские роды, многие знают только из кино: обычно напуганный, но счастливый будущий отец в смешном чепчике держит свою супругу за руку, пока та рожает с идеальным макияжем. Понятно, что в жизни все не так, но в России с этим вообще существует некий перекос: роды исторически кажутся чисто женским делом, в котором максимальная роль мужчины — писать признания в любви под окном роддома. The Village Нижний Новгород пообщался с тремя мужчинами, которые присутствовали на родах, о том, что нужно, чтобы поучаствовать в партнерских родах, как вести себя во время схваток и можно ли вообще к этому всему быть готовым.

Текст

лидия кравченко

Иллюстрации

марина корева

Никита Вельтищев

25 лет, сценарист компьютерных игр 


Роды в целом — довольно жесткий процесс, и я решил, что не хочу, чтобы моя жена была в этот момент одна. Понятно, что там будут акушерки, санитарки, еще кто-то, но все равно: вдруг ей захочется поговорить, попить, просто поддержка — мне хотелось быть рядом. Кроме того, у меня есть три сестры и брат, и в принципе я всегда спокойно относился к чуду рождения — без лишнего трепета, но при этом и без некоего ужаса, как бывает у многих моих знакомых.

Один из главных плюсов партнерских родов — это отдельная палата. По крайней мере, так было у нас: в первом роддоме на Варварке, причем абсолютно бесплатно. Остальные лежат в общей родительной палате — это выглядит как зал, в котором стоит шесть коек, то есть родильных столов, на которых лежат женщины, и у каждой разный этап родов. То есть у одной схватки, у другой потуги, третья вообще лежит и ничего делает, только смотрит, как остальные кричат. Рядом с каждой роженицей сидят две санитарки и одна акушерка, которые заняты написанием каких-то бесконечных бумажек — раз в десять минут они посмотрят и такие: ага, ребенка еще нет, окей — и дальше что-то пишут. Все это может продолжаться часами. В отдельной палате все иначе: похоже на условную операционную, но при этом ее можно проветривать и как-то радует наличие двери, которая ограждает тебя от шести кричащих женщин. Все это можно получить, просто сказав, что роды будут проходить вместе с мужем, — собираешь нужные справки, и готово.

Мы не стали договариваться с врачом, хотя нам и предлагали где-то за 30 тысяч, но у нас не было предписаний для кесарева, поэтому мы просто наняли опытную акушерку. Я был на работе, когда у Адели (жена Никиты. — Прим. авт.), которая на тот момент уже была в роддоме, отошли воды. По настоянию нашей акушерки я поужинал, выпил чашку кофе, купил себе две шоколадки (чтобы голова лучше работала) и поехал к жене. Там меня заставили переодеться: выдали прекрасный костюм, то есть мешок, который натягивается на все тело, застегивается, и внутри ты абсолютно в огне, и конечно, шапочку на волосы. Я вошел в палату в тот момент, когда у жены стали усиливаться схватки, — это стало самым эмоционально тяжелым моментом. Потому что схватки могут идти долго, и ты стоишь рядом с любимой женщиной, которой очень херово, и должен не просто сопереживать, а помогать эмоционально и физически: держать за руку, дышать вместе с ней, поддерживать, говорить добрые слова. При этом тебе самому страшно, но ты пытаешься себя успокаивать, что ей же не ногу режут — она рожает твою дочку. И это все ощущается как такая бесконечная карусель: встал, подержал за руку, подышал вместе с ней, что-то сказал, поцеловал, погладил по голове — схватка кончилась, сел. И ты сидишь и думаешь: сколько уже прошло времени? А прошло всего три минуты.


Акушерка очень смешно пыталась показать мне ребенка в процессе родов, мол, посмотри, там головка показалась, но я стоял сбоку, держал жену за руку и говорю: «Нет, спасибо, я лучше потом»


Нам очень повезло, схватки были относительно быстрые: в семь я приехал в роддом, к полуночи Адель уже родила. Вначале я хотел быть только на схватках, но после четырех часов рядом понял, что уже как-то странно в последний момент ретироваться. Акушерка очень смешно пыталась показать мне ребенка в процессе родов, мол, посмотри, там головка показалась, но я стоял сбоку, держал жену за руку и говорю: «Нет, спасибо, я лучше потом». У меня не было какого-то отторжения, потому что это твоя женщина рожает твоего ребенка, и в итоге невозможно за этим всем не наблюдать. Вообще интересно, что сам процесс рождения проходит за две минуты, даже меньше: вот акушерка поднимает женщине ноги, ставит специальные упоры, раз, два — и младенец уже родился. Нет момента, как в американских фильмах, когда тебе говорят: «У вас девочка», — протягивают ее вам, и ты такой перерезаешь пуповину, как ленточку. Нет, ты просто смотришь, как акушерка вытирает ребенка, кладет его на мать, потом закутывает. Самое крутое, что есть в совместных родах, — это когда ребенка впервые дают отцу, и с самого первого момента у нас появляется связь. Мне выдали мою дочь, она посмотрела на меня, показала язык и уснула.

Я считаю, что если человек готов — физически, эмоционально, морально, это обязательно надо делать. Мне кажется противоестественным, что твоя жена с твоим ребенком в животе уходит от тебя на несколько дней, а то и дольше, рожает где-то там, а потом просто тебе его показывает. Передавать пакетики с какими-то печеньками и махать ей ручкой в окно — это не то; нужно быть вместе, в первую очередь потому, что так лучше и удобнее для жены. Меня спрашивают другие мужчины, как все прошло, я отвечаю, что все отлично и очень круто держать своего ребенка на руках буквально сразу после рождения. Когда они понимают, что я был на родах, у многих округляются глаза. А мне кажется, что та эмоциональная связь, которая появляется между тобой, женой и вашим ребенком, остается на всю жизнь. Для этого не надо делать что-то супергеройское и сверхъестественное, нужно просто иметь некий запас эмоциональной и волевой прочности, который, уверен, есть у каждого.

Антон Лаврентьев

39 лет, диджитал-продюсер


Решение мы приняли как-то совместно и спонтанно. Я ничего специально не читал и не смотрел, ни на какие курсы не ходил. У меня был один упоротый знакомый, который был просто в восторге от партнерских родов, но его «партнерка» рожала ребенка то ли на дереве, то ли в реке, то ли в пещере — в естественных условиях, по его мнению, и, может быть, поэтому ему так все понравилось, но на мое решение ничего не повлияло.

Как оказалось, готов к совместным родам я не был. Это все длилось очень долго: сначала сидел в приемном покое три часа, чего-то ждал и пожалел, что не взял киндл, потом меня провели в палату, а это была просто небольшая комната без двери в родильном отделении, и все, что происходило с другими женщинами, было слышно и видно. В этой палате я и провел пять часов, и все, что я видел и слышал, — это концентрированная боль.

Первые часа два, пока схватки не были еще интенсивными, я просто сидел на стуле и ******* (офигевал. — Прим. авт.) от воплей рожениц из соседней палаты, потом как-то пообвыкся, умудрился поспать минут десять. Больше всего меня поразил контраст между женской болью и спокойствием медицинского персонала, ну, то есть женщины орали, а акушерки спокойно пили чай и профессионально обсуждали свои дела. Понятно, что для них это поток, но мне до сих пор непонятно, почему человек в XXI веке должен невыносимо страдать. Наверняка же есть какие-то обезболивающие. Причем это какая-то почти официальная очень пафосная позиция про родовые муки. На самом деле это ***** (ужас. — Прим. авт.).


Это, безусловно, важный опыт, но вряд ли я хотел бы его повторить


В определенный момент я потерял счет времени, как-то поддерживал жену в период схваток, но при таких страданиях это, конечно, ни хера не помогает. Сами роды прошли вроде как быстро, я не особо что понял. Мне дали орущего ребенка, потом отобрали и сказали: «Свободен», — я вышел и выкурил три сигареты подряд.

Это, безусловно, важный опыт, но вряд ли я хотел бы его повторить. До этого я не то чтобы как-то не так относился к женщинам — очень хорошо относился, конечно, но после того как все это увидел, я что-то для себя такое понял, что не могу сформулировать до сих пор. Когда встречаюсь глазами даже с незнакомой женщиной (любого возраста), вижу, что она знает, что именно я тогда понял.

Артем Малышев

28 лет, предприниматель


У меня всегда была внутренняя уверенность, что во время родов мы будем вместе и по-другому быть не может. Роды прошли на острове Бали, где мы живем уже какое-то время, и с этим не было никаких сложностей: никого ни о чем уведомлять не нужно было, необходимо только после родов в течение месяца явиться в Джакарту с фотографиями и неким свидетелем, который готов подтвердить факт родов. Самое сложное в этой процедуре — сделать ровные фотографии ребенка, чтобы у него были открыты глаза и закрыт рот, а все остальное просто. В посольстве работают очень доброжелательные люди, свидетеля найти тоже несложно, потому что русские люди друг друга стабильно выручают, полтора часа — и у тебя на руках настоящий загранпаспорт для твоего ребенка и свидетельство о рождении.

Изначально планировали подстраховаться наличием профессиональной акушерки, но в итоге все пошло так гармонично и камерно, что мы были втроем — с нами была только наша доула. Нам не хотелось нарушать процесс привлечением стороннего малознакомого человека, потому что самое главное — это спокойствие мамы, ее возможность расслабиться. Если люди, пространство или какие-то предметы эту обстановку нарушают, это неправильно. С приходом детей на Землю приходит часть чистой божественной энергии, и только в нашей власти помочь им прорасти, вырасти здоровыми, сильными и умными или загубить их таланты своими страхами. Поэтому мы должны постараться сделать так, чтобы их приход в наш мир был правильным.

Я находился рядом от и до, с перерывами на сон, но в том же пространстве, чтобы была возможность проснуться в любую минуту и помочь. Я помогал расслабиться, читал молитвы, пел мантры, включал успокаивающую музыку — в общем, старался сделать пространство максимально способствующим гармонизации и покою. Успокаивал мою маму, которая была в другой комнате, приносил воду, делал массаж и в конце принимал ребенка. Признаюсь, что не был готов к этому моменту, и считаю, что объективно быть готовым к нему невозможно физически; те, кто говорит обратное, наверняка лукавят. Момент рождения — это магический процесс, схожий с какой-то мощной духовной практикой; это настоящее прикосновение к чему-то высшему, после которого ты еще несколько суток находишься в эйфории, любви и на позитиве.


Мне было важно достойно прожить момент, чувствовать ситуацию, понимать, что все под контролем и что я готов взять ответственность на себя, а не сидеть в полуобмороке и страхе


Не думаю, что есть какие-либо способы подготовиться к этому. На пути ожидания к самим родам происходит многое, связанное с внутренней работой над своими шаблонами, страхами и так далее. Вся прелесть в том, что это что-то большое и мощное, что тебя реально трансформирует, а не просто экзамен, к которому ты готовился: пришел — и сдал.

Эта трансформация — самое важное в таком опыте. Мне было важно достойно прожить момент, чувствовать ситуацию, понимать, что все под контролем и что я готов взять ответственность на себя, а не сидеть в полуобмороке и страхе. Это похоже на армию или бизнес, когда ты делаешь свой проект, отвечаешь за других людей, формулируешь им задачи, создаешь рабочие места и мотивирующую обстановку.

Это потрясающий жизненный опыт для любого человека, поэтому рекомендую мужчинам от него не отказываться. Не участвовать в этом — как никогда в жизни не ходить на серьезную работу, где тебя могут реально чему-то научить. Шутки шутками, но теперь я начал понимать людей, которые делают себе татуировку с датой рождения ребенка, потому что этот момент — самый сильный во всей моей жизни.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Нужно ли отцу ребёнка присутствовать при родах?
Нужно ли отцу ребёнка присутствовать при родах? Редакция The Village с помощью экспертов продолжает отвечать на актуальные вопросы, которые волнуют современных родителей
Нужно ли отцу ребёнка присутствовать при родах?

Нужно ли отцу ребёнка присутствовать при родах?
Редакция The Village с помощью экспертов продолжает отвечать на актуальные вопросы, которые волнуют современных родителей

«Я не была в декрете»
«Я не была в декрете» Истории мам, которые вышли на работу сразу после родов
«Я не была в декрете»

«Я не была в декрете»
Истории мам, которые вышли на работу сразу после родов

12 детских игр, которые не только развлекают
12 детских игр, которые не только развлекают «Робосчет», «Забавные животные», «Прогулки из шкатулки» и другие
12 детских игр, которые не только развлекают

12 детских игр, которые не только развлекают
«Робосчет», «Забавные животные», «Прогулки из шкатулки» и другие

10 лайфхаков для путешествий с детьми
10 лайфхаков для путешествий с детьми От настроя на поездку до сборов в дорогу
10 лайфхаков для путешествий с детьми

10 лайфхаков для путешествий с детьми
От настроя на поездку до сборов в дорогу

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Петербург переходит на режим QR-кодов. Как это будет работать?

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

Как искать работу после долгого перерыва

Без ведра с водой и отжима тряпки руками

Первая полоса

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната
Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната
Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Петербург переходит на режим QR-кодов. Как это будет работать?

«Кольщик, наколи мне QR-код»

Петербург переходит на режим QR-кодов. Как это будет работать?
«Кольщик, наколи мне QR-код»

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

Как искать работу после долгого перерыва
Как искать работу после долгого перерыва И выходить на нее, если вы отвыкли от пятидневки и постоянных нагрузок
Как искать работу после долгого перерыва

Как искать работу после долгого перерыва
И выходить на нее, если вы отвыкли от пятидневки и постоянных нагрузок

Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Промо
Без ведра с водой и отжима тряпки руками Почему стоит задуматься о покупке электрошвабры
Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Промо

Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Почему стоит задуматься о покупке электрошвабры

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

26 главных событий этой недели
26 главных событий этой недели Cream Soda, Dabro, видео-арт в «Севкабель Порту» и ретроспектива Алексея Германа — старшего
26 главных событий этой недели

26 главных событий этой недели
Cream Soda, Dabro, видео-арт в «Севкабель Порту» и ретроспектива Алексея Германа — старшего

Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи
Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи
Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи

Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи

Как превратить хобби в успешный бизнес
Промо
Как превратить хобби в успешный бизнес И выгодно продавать тай-дай, фенечки и открытки
Как превратить хобби в успешный бизнес
Промо

Как превратить хобби в успешный бизнес
И выгодно продавать тай-дай, фенечки и открытки

Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Промо
Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Промо

Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

И в пир, и в диджитал-мир
Спецпроект
И в пир, и в диджитал-мир Что рабочие привычки говорят о вас как о творческой личности
И в пир, и в диджитал-мир
Спецпроект

И в пир, и в диджитал-мир
Что рабочие привычки говорят о вас как о творческой личности

Как устроена работа частного детектива

Как устроена работа частного детектива«За 500 рублей можно легко узнать у таксиста, о чем его пассажир говорил по телефону»

Как устроена работа частного детектива

Как устроена работа частного детектива «За 500 рублей можно легко узнать у таксиста, о чем его пассажир говорил по телефону»

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Без усилий»: Как начать действовать
«Без усилий»: Как начать действовать И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав
«Без усилий»: Как начать действовать

«Без усилий»: Как начать действовать
И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе

Вещи со смыслом
Промо
Вещи со смыслом Почему нам больше не интересны просто кроссовки
Вещи со смыслом
Промо

Вещи со смыслом
Почему нам больше не интересны просто кроссовки

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении
Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении
Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России
Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России Эльбрус, Алтай, Чечня, Золотое кольцо и зона отчуждения
Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России
Эльбрус, Алтай, Чечня, Золотое кольцо и зона отчуждения

Безопасно ли участвовать в переписи населения?

И зачем она вообще нужна

Безопасно ли участвовать в переписи населения?
И зачем она вообще нужна

Подпишитесь на рассылку