«Я вышла замуж за заключенного и стала правозащитницей» Екатеринбургская правозащитница — о пытках в колонии и отношениях с осужденными

«Я вышла замуж за заключенного и стала правозащитницей»

В декабре 2019 года Свердловскую область признали лидером по числу жалоб на пытки и избиения в колониях. По статистике Следственного комитета, с 2015 по 2018 года в регионе было зарегистрировано 720 обращений заключенных, из которых только пять завершились уголовными делами.

В январе 2015 года в екатеринбургской исправительной колонии № 2 четыре заключенных избили до смерти другого осужденного — Антона Штерна. Преступники, получившие от 5 до 15 лет колонии, вымогали у мужчины деньги. В это же время избиением и вымогательствам подвергся Вячеслав Фадеев, который незадолго до этого женился в колонии на подруге детства Яне Гельмель. Женщина без высшего образования и юридических знаний решила сама защищать мужа — и стала правозащитницей.

The Village Екатеринбург узнал у Яны Гельмель, как она решилась выйти замуж за осужденного, почему развелась с ним до его выхода, через что пришлось пройти паре в российских колониях и что нужно менять в системе.

О детстве и юношестве

Я выросла без отца. Мать, во второй раз выйдя замуж, решила отдать меня и еще двух своих детей в интернат. Тогда мне было 15 лет, я дралась со сверстниками и тусовалась в разных нехороших компаниях со всеми выходящими последствиями.

Потом мать вернулась в детский дом за младшими, а я сбежала к бабушке в Хабаровск. Там я работала продавщицей в ларьках и официанткой в придорожном кафе. Через семь лет бабушка умерла, и мать приехала ее хоронить; у нас состоялся разговор. После него я вернулась на родину в Тюменскую область и увидела, что моя семья живет в бараке с туалетом на улице. Я не осталась там, но переехала поближе, в Тюмень, стала немного общаться с семьей.

О браке с заключенным

Моя жизнь круто изменилась, когда я узнала, что сын моей крестной сидит в колонии со Славой Фадеевым — моим старым знакомым из детства, с которым мы немного общались и друг другу симпатизировали. Выяснилось, что он попал за решетку в 2005 году за разбой, вымогательство, хранение и перевозку оружия, умышленное причинение вреда здоровью — в общем, надолго, на 14 лет. Мы стали переписываться, все как-то быстро закрутилось. В конце концов, я вышла за него замуж в 2015 году.

Я никогда бы не подумала, что выйду за заключенного. Но мне показалось, что у нас со Славой много общего. Я его неплохо знала, появились чувства, он был из такой же неблагополучной семьи: почему бы не пожениться?


Я его неплохо знала, появились чувства, он был из такой же неблагополучной семьи: почему бы не пожениться?


На самом деле, в колониях заключается много браков. Когда я ходила на свидания, то видела там много заочниц и «ждуль» — тех, кто познакомился с заключенными на расстоянии, через знакомых или по переписке, и ждет их выхода на свободу. Многие из таких женщин потом выходят замуж за заключенных. Я знала одну девушку, которая сначала вышла за одного зэка, потом развелась и вышла за второго. Она говорила: «Ты ничего не понимаешь! Чем больше куполов, тем умнее».

У нас были заочные отношения, но мы все равно хорошо друг друга знали, с какой-то периодичностью виделись. Тем не менее, такие отношения напрягали, особенно пугало, что у него огромный срок. 

О защите мужа

Через некоторое время Славу перевели из Тюмени в екатеринбургскую ИК-2 — колонию с дурной славой. Он стал прощаться, думал, что не выживет там. Я ничего не понимала, потому что еще не разбиралась во всей этой системе. Когда я перестала получать от Славы письма, то наняла адвоката, чтобы разобраться в происходящем. Адвокат встретился со Славой и увидел его в кровоподтеках, замазанных тональным кремом.

Славу избивали активисты, работающие на администрацию колонии, они чуть его не убили. Когда я об этом узнала, а адвокаты, которым было заплачено много денег, ничего не смогли сделать, то я решила защищать мужа сама, хотя тогда совсем ничего не умела. Правозащитники Роман Качанов и Лариса Захарова, с которыми я уже тогда познакомилась, дали мне Конституцию, а также инструкцию, как писать ходатайства, и несколько ссылок с полезной информацией.


Рядом со мной не было людей, которые могли помочь: все боялись. ИК-2 можно назвать одной из самых пыточных колоний России


Фактически за ночь я изучила Конституцию и все основные документы и пришла к Славе — он был очень худой и истощенный. С этого момента я каждый день ходила в эту колонию, как за хлебом, мониторила ситуацию, делала выдержки. Со мной начали общаться родственники заключенных ИК-2, рассказывать о том, кто и кого бьет, кто и кому заплатил: у меня даже сохранились схемы, которые я рисовала. Я узнала обо всех активистах, которые били заключенных и потом проходили по делу об убийстве Антона Штерна.

Я оббивала пороги Татьяны Мерзляковой (уполномоченная по правам человека в Свердловской области — Прим. ред), она мне говорила: «Какая ты молодец! Ты так верно ждешь своего мужа, тебе памятник надо поставить. Все будет хорошо, я тебе помогу». Я ей поверила, но она ничего не сделала. Рядом со мной не было людей, которые могли помочь: все боялись. ИК-2 можно назвать одной из самых пыточных колоний России.

О расставании

Мне было очень тяжело, ночами не спала. Окружающие, наверное, думали, что я наркоманка, а я просто боялась уснуть и что-то пропустить. Я была готова ко многому, но тот беспредел, который происходил в ИК-2, превзошел все ожидания. Я рассказывала о ситуации людям, которые никак не связаны с этими вещами, а они не верили: даже в фильмах ужасов такого не покажут. Когда я начала заниматься правозащитой, мне было около 30 лет. Я поняла, что до этого времени вообще не жила.

Я погрузилась в правозащитную деятельность, и Слава начал ревновать меня к работе: ему не нравилось, что я стала помогать и другим осужденным, а не только ему. В этот же момент я поняла, что не хочу такой жизни и отношений через решетку. Я приходила к Славе на свидания и засыпала за столом. Он говорил с укоризной: «Ты ночами опять с кем-то общалась!». А я отвечала: «Я работаю на трех работах, защищаю тебя, изучаю половину твоего отряда, мне даже поесть некогда. Я только жить начала! Зря ты меня не поддерживаешь».

В конце концов, он поставил мне условие: «Либо я, либо твоя деятельность». Слава на меня кричал, а я всего лишь просила дать мне развиваться в моей деятельности и поддерживать. Мне стало очень обидно, и я решила завершить наши отношения. Это расставание далось мне тяжело, у меня возникли проблемы с сердцем, я лежала в больнице. Мы развелись в 2017 году. Я знаю, что в марте 2019 года Слава вышел из колонии, но мы не встречались и не общались — я не считаю это нужным.

О сегодняшней жизни

С моим нынешним мужчиной – Алексеем Соколовым — мы вместе работали: это нас и сблизило. Он давно занимается правозащитной деятельностью; еще в 2008 году снял фильм «Фабрика пыток или педагогический опыт» о том, как в колониях издеваются над осужденными. Потом ему сфабриковали дело, обвинив в грабеже и разбое: в ИК-2 он отсидел три года и вышел по УДО. Далее Алексей продолжил заниматься правозащитой, а через несколько лет мы с ним встретились.

Сейчас мы состоим в общественной организации «Правовая основа». У нас с Алексеем есть проблемы с жильем, поэтому мы живем у нашего бухгалтера. Как только просыпаемся — сразу погружаемся в компьютер и бумаги, у нас нет выходных. Леша сейчас получает высшее образование, а я больше занята нашими делами. Стараемся оказывать платные услуги, ведь на что-то надо жить.

Недавно я получила юридическое образование, в этом году пойду на высшее. Мне нужен этот статус, хотя в нашем регионе можно обходиться и без него — прохожу по доверенности со средним профессиональным. Вместе с адвокатом Романом Качановым я дошла до Конституционного суда, который разъяснил, что человеку, который оказывает юридическую помощь, высшего образование не обязательно.

О проблемах системы

Когда я начала изучать нашу законодательную и правоохранительную систему, то поняла, что у нас нет никаких прав. Наше государство настолько правовое, что положенное по закону нам приходится доказывать в суде. Если вернуться к высшему образованию, то ГУФСИН очень долго меня не пропускал к осужденным, мотивируя это отсутствием диплома. Хотя нигде об этом не было сказано. Они постоянно выставляют нам какие-то препятствия, хотя мы просто хотим помогать людям.

Каждый второй человек в России может попасть в тюрьму. Если заглянуть в СИЗО, то можно встретить много людей, сидящих за экстремизм или наркотики. Они ловят маленьких людей, которые берут закладки, а больших — нет. Еще у нас сейчас появилось много «педофилов». Я слышала историю, как жена избавилась от мужа: он ей изменил, а она, пытаясь отомстить, пошла в Следственный комитет и подала на него заявление о том, что он вышел из ванной и не закрыл халат — все, педофил.

Нужно реформировать весь состав ГУФСИН. Прокуратура тоже реагирует одними отписками. У нас была ситуация в ИК-16, когда над женщинами издевались, сутками заставляя стоять в ШИЗО. По поводу этой ситуации Алексей и Роман Качанов пришли к Шеку (Александр Шек — первый заместитель начальника ГУФСИН по Свердловской области — Прим. ред) и рассказали об этой проблеме. Мы опросили девочек, составили аналитическую справку о том, что там происходит, и передали Шеку. Через некоторое время мы узнали, что девочек спустили в спортзал и начали угрожать. Возможно, у меня пока еще ума не хватает говорить, что надо что-то менять, но то, что что-то идет не так, — факт.


Наше государство настолько правовое, что положенное по закону приходится доказывать в суде


Однажды я говорила с начальником одной из колоний о конфиденциальной переписке. В соответствии с законом, осужденный имеет право общаться с адвокатами без посредников. Я прямо у него спросила, проходят ли письма цензуру. Мне честно ответили, что проходят. Тогда я спросила, на каком основании. Мне в ответ: «А что это они там будут переписываться?». Я начинаю говорить о существовании закона, а мне говорят: «Ничего не знаю». Мне кажется, этим все сказано. Мы платим свои налоги людям, которые должны нам помогать, а они не то что не помогают, они бьют и иногда убивают.

Самой страшной историей, связанной с работой, стала самая первая из ИК-2. Я не понимала, как люди могут так издеваться над людьми. А потом привыкла. Сейчас я занимаюсь с тремя подопечными. У одного, например, в местах лишения свободы на четыре сантиметра ссохлась рука. Он сидит с 2012 года, и ему не оказывали медицинской помощи. Я написала во все инстанции, потому что видела, как человек, у которого двое детей, просто умирает. После этого мне пришел ответ, где говорилось, что его якобы осмотрели врачи. Когда я с ним встретилась, он все опроверг. Сейчас я подала жалобу в Следственный комитет.

О будущем

Наше общество готово к качественным преобразованиям. Я общаюсь со многими людьми, наша молодежь интересуется и разбирается в том, что происходит. Благодаря интернету информация о беспределе доступна всем. Многое искажается, но по-прежнему процветает сарафанное радио.

Я боюсь за себя и за свою семью, за Алексея. Конечно, страшно не проснуться, страшно пойти в колонию, где тебе могут подкинуть наркотики. Гарантий нет ни у кого, мы же помним историю с Иваном Голуновым. Однако у меня есть наивная вера в то, что справедливость когда-нибудь восторжествует. Мы делаем хорошее дело, помогаем несчастным людям, у нас большие планы — правда на нашей стороне


Страшно не проснуться. Страшно пойти в колонию, где тебе могут подкинуть наркотики


Рядом со мной есть люди, которые поддерживают, но они меня не понимают — видимо, не воспринимают повзрослевшей и поумневшей. Я недавно виделась с воспитательницей из детдома и рассказывала о том, чем занимаюсь. Она говорила, что у нее не укладывается это в голове. Люди из детства помнят меня по красной помаде и высоким каблукам. Некоторые близкие люди меня предали, другие смеялись, когда я вышла за осужденного. Я стала совершенно по-другому смотреть на мир, который теперь мне хочется изменить. Со мной рядом стало меньше людей из прошлого, зато я теперь осознанно смотрю в будущее.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я встретила настоящего мужчину»: Зачем заочницы заводят отношения с заключенными
«Я встретила настоящего мужчину»: Зачем заочницы заводят отношения с заключенными Что заставляет влюбляться в мужчин за решеткой
«Я встретила настоящего мужчину»: Зачем заочницы заводят отношения с заключенными

«Я встретила настоящего мужчину»: Зачем заочницы заводят отношения с заключенными
Что заставляет влюбляться в мужчин за решеткой

«Я занимаюсь магией с 13 лет»
«Я занимаюсь магией с 13 лет» Магистр вуду Антон Симаков – о колдовстве, перфомансах и церкви
«Я занимаюсь магией с 13 лет»

«Я занимаюсь магией с 13 лет»
Магистр вуду Антон Симаков – о колдовстве, перфомансах и церкви

Как диджей из Екатеринбурга ушел от цивилизации и стал парщиком в бане
Как диджей из Екатеринбурга ушел от цивилизации и стал парщиком в бане Александр Петрук — о тусовках, жизни на острове и правильном отпаривании
Как диджей из Екатеринбурга ушел от цивилизации и стал парщиком в бане

Как диджей из Екатеринбурга ушел от цивилизации и стал парщиком в бане
Александр Петрук — о тусовках, жизни на острове и правильном отпаривании

«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold»
«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold» Катя Комлева — о злосчастной ночи и жизни после 47 операций
«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold»

«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold»
Катя Комлева — о злосчастной ночи и жизни после 47 операций

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

Первая полоса

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице Или приглашают в военкомат через «Госуслуги»
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице
Или приглашают в военкомат через «Госуслуги»

Границу с Грузией запретили пересекать пешком, на велосипедах и самокатах

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли
Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли
Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Как найти жилье в Ереване
Как найти жилье в Ереване А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?
Как найти жилье в Ереване

Как найти жилье в Ереване
А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло

В США пообещали политическое убежище уклонистам от мобилизации

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Латвия объявила режим ЧС на границе с Россией из-за мобилизации

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

Срочно в Турцию
Срочно в Турцию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Турцию

Срочно в Турцию
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Кыргызстан
Срочно в Кыргызстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Кыргызстан

Срочно в Кыргызстан
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Сербию
Срочно в Сербию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Сербию

Срочно в Сербию
Экстренный гид по эмиграции

Коммунальщики и полиция ломают двери в подъездах, чтобы вручить повестки. Об этом написал депутат, но позже удалил пост

Turkish Airlines отменила все рейсы в Сочи, Ростов, Екатеринбург и Минск до 31 декабря 2022 года

Силовики пытали и насиловали гантелей поэта Артема Камардина в центре Москвы — «Новая газета. Европа»

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

На фоне мобилизации продуктовым магазинам опять рекомендовали не штрафовать поставщиков. Так уже делали после 24 февраля

Госбанки Турции отказались от использования системы «Мир»

«Пограничники знали фамилии и места каждого»: Пятерых петербуржцев не выпустили в Беларусь

Apple заблокировала приложения почты Mail.ru и «ВКонтакте» в AppStore

Срочно в Казахстан
Срочно в Казахстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Казахстан

Срочно в Казахстан
Экстренный гид по эмиграции

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Что происходило в российских военкоматах за день

The Bell: В аэропортах перестали пропускать мужчин, которые состоят в списках военкомата

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

В военкоматах Москвы и Петербурга мобилизованных зачисляют в тероборону

В казахстанском кинотеатре переночевали более 200 россиян

«Новая газета»: Более 260 тысяч мужчин покинули Россию после объявления мобилизации

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 2 октября

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Улицу в Москве назвали в честь Жириновского

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Студент журфака МГУ устроил Z-акцию. Как на это отреагировали его однокурсники и вуз

Россияне продолжают поджигать военкоматы

Срочно в Армению
Срочно в Армению Экстренные советы по эмиграции
Срочно в Армению

Срочно в Армению
Экстренные советы по эмиграции

Срочно в Грузию
Срочно в Грузию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Грузию

Срочно в Грузию
Экстренный гид по эмиграции

Когда закроют границу? Вот все версии

Кинотеатр в Казахстане предложил ночлег россиянам

Минобрнауки: Аспиранты тоже имеют право на отсрочку от мобилизации

Более 790 задержанных: Итоги субботних протестов против мобилизации

Четвертый день мобилизации в России. Собрали несколько историй

«Видите этот гондон?», — блогерка Рина Рамзаева ответила пропагандистам, объясняющим, почему не надо бояться мобилизации

Из AppStore пропало приложение с картами «2ГИС»

Финляндия готовится запретить российским туристам въезжать в страну по любым шенгенским визам. Собрали главное

В Петербурге пришли с обысками к фигурантам дела «Весны», журналистке SOTA и фем-активистке

Студентам-медикам в Петербурге неожиданно заменили плановые предметы на «экстренную хирургию и неотложную помощь»