27 июня, понедельник
Москва
Войти

Художник Сергей Бояринцев — о своей выставке «Следы жизни» в галерее FUTURO

Художник Сергей Бояринцев — о своей выставке «Следы жизни» в галерее FUTURO

Галерея FUTURO вернулась после каникул с новым проектом Сергея Бояринцева «Следы жизни» — выставка посвящена внешнему и внутреннему, публичному и личному. В серии работ зафиксировано становление молодого художника, его метода, стратегии и индивидуального почерка. Начавшись с эпизодических, случайных экспериментов, инспирированных найденными вещами, с каждым новым произведением проект все четче очерчивал круг интересов художника, фокусируясь на внимании к окружающей повседневности и возможностям изобразительного искусства проявлять ее парадоксы и аллюзии.

The Village Нижний Новгород попросил художника рассказать о своем проекте в галерее FUTURO, личном пути в искусстве, академическом образовании, работе в мозаичной артели и о том, как проводить выставки в своей квартире.

Как все начиналось

Я люблю искусство с детства. Вернее сказать, искусство всегда было органичной частью жизни, нормой: с шести лет я ходил в музыкальную школу и кружок при художественном музее имени братьев Васнецовых в Кирове. И, конечно, родители брали меня на концерты академической музыки, на выставки, в театры, дома мы смотрели классику кино. Но я никогда не думал, что стану профессиональным художником: не было близких знакомых художников, не было примера. Когда обучение в школе подошло к концу и надо было решать, что делать дальше, я поступил в художественное училище, чтобы чем-то заниматься, пока не найду настоящего решения. Живопись была приятным досугом, не более. Но после первого курса я побывал в МГАХИ имени Сурикова, увидел работы студентов из фонда и захотел научиться писать так же. Я понимал, что попасть в институт будет нелегко, поступал еще во время обучения в училище. Со второй попытки мне это удалось, в институте я научился понимать язык живописи, говорить на нем и стал частью традиции, европейской живописи московской школы.

О мозаике, живописи и обучении в институте

На втором курсе я начал работать в мозаичной артели, где работаю до сих пор: мы делаем мозаики для храмов в традиции византийского и русского церковного искусства. В институте я стремился к картине как вещи в себе, высшей форме выражения мысли, сравнимой с романом в литературе или симфонией в музыке, а на работе учился мыслить контекстуально, потому что весь храм подчинен литургической мысли, а стенопись подчинена еще и архитектуре. Мозаика более материальна, чем масляная живопись, и менее иллюзорна, а примеры имитации одной техники свойствами другой — удивляют именно своей парадоксальностью.

Академическое образование мне нравится своей системностью и включенностью в традицию, эти свойства дают широкий диапазон, но несколько отрывают от реальности. В институте я овладел языком, стал художником, а теперь хочу узнать, как устроена индустрия, рынок, поэтому участвую в седьмом сезоне «Открытых студий» Винзавода. Это хороший проект, полезный, такая точка, в которой сходятся все участники процесса: художники, галеристы, кураторы, коллекционеры, зрители, журналисты.

 Мне кажется, что человеку нужно немного, и хороших вещей тоже немного, о подлинно прекрасном я обязательно услышу, а на остальное жаль тратить время и силы

Институт — теплица, место, предназначенное для решения задач языка, которые так глубоко и неторопливо прорабатывать уже не придется никогда. Потом наступает прострация: нет задач и сроков, есть жизнь, в которой столько профессиональных художников, сколько выпускают профильные вузы, просто не нужно. Кроме того, уметь говорить языком живописи, и даже думать на этом языке — не значит иметь, что сказать. Я решил, что лучшее в такой ситуации — побыть в тишине, прислушаться, и я удалился на год с лишним в мастерскую, которой стала моя квартира, и думал о жизни, о себе. Эти первые мысли и составляют основу выставки.

С окончанием института у меня пропала потребность учиться, немного раньше пропал интерес к тому, что делают коллеги — наверное, я не могу одновременно говорить и слушать, сейчас я говорю и на это уходят все мои силы. Вообще, мне кажется, что человеку нужно немного, и хороших вещей тоже немного, о подлинно прекрасном я обязательно услышу, а на остальное жаль тратить время и силы.

О выставке в FUTURO

Когда есть работы, с ними нужно что-то делать, и я стал искать способы их показать. Прежде всего, я увидел, что есть сквозные мысли, которые проявляются в нескольких работах. Вообще, есть два способа работать: обдумывать большую мысль с разных сторон и найти в отдельных мыслях общее, собрать и посмотреть, что получится. Второй способ мне ближе.

Выставка — это другой способ мыслить, при котором готовые работы сами становятся материалом, отдельные мысли собираются в высказывание. Когда я сформулировал основную идею выставки — отношения между человеком, временем и местом — предложил Дарье Ткачевой быть куратором проекта. Мы почти сразу решили сделать выставку в моей квартире-мастерской, это была естественная среда для первого и личного высказывания. Работы мы разместили так: от мыслей об общественном, публичном к мыслям о личном, интимном — из прихожей, в которой легко может оказаться случайный человек, через всю квартиру вглубь, в спальню, где бывают только хозяева и близкие им люди.

Выставка работала две недели каждый день, думаю, ее посетило около 150 человек. Мы постарались сохранить ощущение жилого помещения, домашнего уюта: еле слышно звучало радио, мебель и другие предметы интерьера были на своих местах, после осмотра выставки мы предлагали гостям чай. Словом, мы вживили, насколько это возможно, мысли о быте в сам этот быт.

 Вообще, есть два способа работать: обдумывать большую мысль с разных сторон и найти в отдельных мыслях общее, собрать и посмотреть, что получится. Второй способ мне ближе

Но я искал возможность показать тот же набор работ в другом месте, с которым у меня нет личной связи. И я был очень рад, когда мне позвонили и предложили сделать выставку в галерее FUTURO. Поначалу мне казалось, что дело за малым: поместить готовый проект в приятное пространство, которое, к тому же, несет те же следы, о которых я говорю. Но оказалось не так: старые стены сами говорят так много, что любая работа может пропасть на таком роскошном фоне. Мои камерные работы необходимо было отделить паузой от пространства и одновременно связать с ним — как обрамляют картину или помещают текст книги в обложку, чтобы помочь зрителю или читателю войти в мир произведения.

Такой рамой, посредником между архитектурой и объектами стали светлые щиты-перегородки. Они сомасштабны парадной двухсветной зале и являются как бы еще одним планом, в котором органично существует камерная часть работ. Кроме того, это намек на историю помещения: оно, как и многие такие же, меняло свое назначение, форму и содержание. Другую часть работ, посвященных общественному, мы решили поместить прямо на стены, до некоторой степени внедрить, прямо сопоставить объект размышлений и их результат. Светлый цвет архитектурных конструкций в большой зале устанавливает связь с небольшим белым залом, в котором отдельно находятся две работы, одна на полу, другая под потолком. Эта часть выставки располагает к размышлениям о наиболее отвлеченных и общих вещах: низменное и возвышенное, вечное и преходящее, большое и малое. Тем, что получилось, я вполне доволен, и мне уже трудно представить проект в другом месте.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Новое и лучшее

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

Мошенники рассылают письма от имени The Village

Рассказываем, что об этом известно

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Подпишитесь на рассылку