Плюс-сайз и семидесятилетние: Новые модели Екатеринбурга «Мы просто меняем правила игры»

Плюс-сайз и семидесятилетние: Новые модели Екатеринбурга

Новые модельные агентства по всему миру отказываются от устоявшихся стандартов. Стремительно набирает обороты движение nodels (non-models — не модели). Неестественная худоба и параметры тела, с которыми не имеет ничего общего большинство людей, постепенно уходят в прошлое. В России привычное представление о красоте меняют агентства Cat-b, Lumpen и Oldushka, которые показывают на подиумах и в журналах моделей самых разных возрастов, с самыми разными фигурами и внешностью.

В Екатеринбурге осенью появилось первое агентство подобного формата — его организовала профессиональная модель Юлия Шаркина, в которой многие находят внешнее сходство с британской киноактрисой с Тильдой Суинтон. Агентство My Generation полностью состоит из не-моделей — в нем можно встретить полных и пожилых людей, а также парней и девушек с множеством проколов и татуировками на лице. The Village пообщался с участниками агентства о том, почему люди с улицы сегодня повышают продажи не хуже профессиональных моделей.


Юлия Шаркина

создатель агентства My Generation

My Generation — это агентство интересных людей Екатеринбурга. Идея My Generation в том, чтобы вернуть культуру в моду, а моду сделать частью искусства. Интересными я считаю людей, которые готовы творить. Обычно у них интересная внешность, есть личная история и жизненная позиция — когда я на них смотрю, что-то у меня внутри откликается.

Мои модели — это совсем не модели, я бы назвала их артистами. Во всем мире сейчас идет активный период толерантности — люди устали не принимать себя и сидеть в депрессии из-за однобоких представлений о красоте. Чем большее разнообразие лиц мы показываем на подиумах и в журналах, тем легче людям воспринимать себя настоящих. Мне хочется показывать что-то новое — изменять привычные представления о мире.

У меня получилось собрать коллекцию творческих людей и фриков Екатеринбурга. Все они пришли ко мне с разными целями, каждый наш процесс многогранен и многолик. Я люблю красоту с изъянами и небольшим уродством — для меня это означает самобытность и максимальную гармоничность. Этих людей хочется разглядывать. Мне приятно с ними работать и превращать их недостатки в достоинства. К примеру, в морщинках возрастных дам я вижу столько историй — боже мой.

Мы уже делали съемки и шоу, воркшопы и показы — сейчас занимаемся в основном образовательными проектами. Работаем в коллаборации с каллиграфистом Ромой Бантиком и дизайнером одежды Юрой Помеловым, В следующем году планируем сделать проект вместе с театром «Место».


Яна Ярхо

дизайнер одежды, 30 лет


Пончик

Я никогда не думала, что буду как-то касаться сферы фэшн-индустрии — с малых лет я полненькая. До школы я не думала, что со мной что-то не так и воспринимала себя обычным человеком. Но в школе всем давали прозвища, и мне досталось обидное — «Пончик». Когда мальчик впервые меня так обозвал, я даже не поняла, что это было адресовано мне. С того момента я зажалась.

Я загонялась до того момента, пока в старшей школе меня не позвали на сцену участвовать в мероприятиях. Позже я попала в сборную КВН и стала выступать на городской сцене. Побороть комплексы мне помогла самоирония — я научилась над собой смеяться. Я поняла, что пончиком меня считают не все — со мной общалось много людей, для которых моя фигура не была проблемой. Вероятно, такое мое прозвище было отражением проблем и комплексов того мальчика, что его придумал.

Сейчас я веду блог в инстаграме с тремя тысячами подписчиков — рассказываю про себя и свою марку одежды. Показываю девушкам, что с любой фигурой можно одеваться одеваться и выглядеть красиво. Доношу: «Ты не одна закрылась дома вместе со своими комплексами и не хочешь выходить на улицу только потому, что однажды на тебя не от большого ума показали пальцем». Я получаю много отзывов от девушек, которые учатся принимать себя в любых формах.

Плюс-сайз

Два года назад я начала возить из Турции детскую и подростковую одежду на продажу — спустя год мне захотелось создавать одежду самой. Я люблю выделяться из толпы и уже давно шила блузки и платья на заказ у знакомой девочки. Многие знакомые говорили мне, что им нравится мой стиль — в том числе и девушки от 42 размера. Мои друзья шьют вещи на худеньких девочек, а я предложила им расширить линейку и шить плюс-сайз.

Крупные девушки тоже хотят одеваться красиво. Некоторые магазины в масс-маркете — Kiabi, H&M — продают одежду больших размеров, но не всегда она хорошо садится и смотрится красиво. Мода — это круто, за ней нужно следить, но если модные вещи тебе не подходят, это не значит, что ты должна носить их вопреки всему. Иногда я вижу девушек с 58 размером одежды в обтягивающих леопардовых лосинах — мне хочется подойти и посоветовать им что-то альтернативное.

Первые вещи мы отшили год назад — я носила их на себе, смотрела, как они ведут себя в носке. Мы стали фотографировать их на мне — этот опыт был для меня новым, но быть моделью мне понравилось. Многие стали спрашивать, почему я не занимаюсь этим более плотно.

My Generation

Про новый проект Юли Шаркиной я узнала еще в сентябре от своей знакомой — я тогда была в Москве и не смогла попасть на кастинг. Месяц назад увидела сообщение о повторном кастинге и решила попробовать. Мой первый показ был неделю назад в «Меге» — я не стеснялась, когда люди на меня смотрели. Атмосфера мероприятия была классной — мы привлекли к себе много внимания.

Фэшн-индустрия долгое время создавала рамки. Когда девушки открывают глянец, они смотрят и думают: «Хочу быть такой же». Никто не задумывается, что на 80 процентов такие картинки состоят из фотошопа. Да, нужно ухаживать за собой, правильно питаться, заниматься спортом и красиво одеваться — но любовь к себе должна быть прежде всего.

Сейчас эти рамки расширяются — на подиуме появляются обычные люди со своими особенностями — допустим, с пигментацией кожи. В марте я была на Неделе моды в Москве, где познакомилась с девушками еще больших объемов, чем я, но живущих ярко и без комплексов.

Юля хочет донести до мира, что каждый человек — это личность, которая своей индивидуальностью может быть интересна миру. Многие люди боятся быть собой из-за реакции общественности. Но если тебе хочется подстричься под мальчика, сделать татуировку или проколоть нос — нужно не бояться, необходимо делать. Чем больше мы будем свободно об этом говорить, тем больше люди будут к этому привыкать.

Все участники проекта My Generation разные, но их объединяет желание дать миру что-то новое. Для меня красота проявляется в возможности не надевать на себя маску и быть собой.

Вера Каушанова

пенсионер, 71 год


Возраст

Мне 71 год. Сейчас люди начинают стареть еще до пенсии — перестают следить за собой в 50 лет и сидят вяжут. Нелюбовь к себе и неумение развлекаться идут еще из времен Советского Союза, поэтому сейчас пожилые люди в лучшем случае ходят в театр.

Полгода назад дочь посоветовала мне поучаствовать в проекте «Комуза» для людей пенсионного возраста. Главная идея проекта в том, что возраст — это не приговор, а возможности. Он пытается объяснить, что и в 60 можно не только щелкать семечки на лавочках, но и жить активно. Мне приятно видеть, как женщины расцветают и начинают любить себя уже в возрасте.

Первой встречей с участниками стал спортивный марафон «Стань человеком» на Уктусе. Я всю жизнь была девушкой спортивной, выступала на лыжах за институт, поэтому с марафоном справилась легко. После марафона в «Комузе» нам предложили бесплатную кинезиотерапию дважды в неделю — лечение суставов по системе Бубновского. Дальше начались курсы по визажу и по стилю одежды. Я так увлеклась, что даже забросила сад — там повяла вся растительность.

Осенью у нас был первый благотворительный показ с собаками из приюта в одежде SiammSiamm Лады Томиловой. Нас заметили и пригласили рекламировать носки St. Friday Socks. Я зарегистрировалась в Facebook и рассказываю там обо всех мероприятиях — пишу посты, выкладываю фотографии и ставлю хэштеги. Сначала делиться своей личной жизнью мне было неловко, но теперь я привыкла — понимаю, что себя нужно рекламировать.

My Generation

В агентство My Generation меня позвала Юля Шаркина. Я сначала удивилась, сказала, мол, у вас столько красивых и ярких девушек, зачем вам я, бабка с морщинами? Юля ответила, что именно морщины ей во мне больше всего и нравятся. Пришлось поверить, хотя из-за кожи я и сейчас немного комплексую.

Я никогда не была фотогеничной — перед камерой всегда стеснялась и зажималась. Сейчас подруга говорит мне: «Ты прямо красавица». За последние полгода я научилась ходить от бедра и правильно себя подавать — теперь даже нравлюсь себе на фотографиях. Красота ведь идет изнутри.

Виктория Дамер

парикмахер, 19 лет


Изменения

Я переехала в Екатеринбург, чтобы учиться на парикмахера и работать в салоне. Раньше я была очень далека от этого — мне нравилось только заплетать людей. Я хотела быть врачом — пыталась поступить в медицинский университет в разных городах, но меня не захотели брать из-за внешности. Прямо сказали, что если хочу у них учиться, нужно снять сережки, пирсинг и привести волосы в нормальное состояние.

Я решила не менять свои предпочтения во внешности ради вуза. У меня было еще два варианта — выучиться на библиотекаря или на парикмахера. Так как я позиционировала себя как творческую личность, решила, что парикмахерское искусство мне ближе.

Я сталкивалась с непринятием моей внешности очень часто еще со школы. С пятого класса в моих ушах было по пять проколов, на что директор сделала мне замечание. Еще ей не нравилось, как я одевалась, но из школы меня выгонять не стали — несмотря на проблемы с внешним видом, я была хорошей ученицей.

Год назад я побрилась налысо, хотя какое-то время назад мои волосы были до поясницы — это вызвало у окружающих фурор. Было очень кайфово собрать волосы в хвост и ножницами их отрезать, а затем и вовсе побриться. Я почувствовала себя совершенно другим человеком — поняла, что могу нравиться себе и другим людям. Правда, многим пришлось говорить, что меня привязали волосами к батарее, и обрезать длину было единственным выходом.

Раньше я задумывалась о том, чтобы изменить что-то в себе под давлением окружающих. Но сейчас категорически уверена в своей правоте. Моя внешность не имеет никакого значения — человека принимают не за нее, а за то, что он собой представляет. Я не люблю стереотипы и пытаюсь от них отказываться — ломать их внутри себя и других.

На самом деле, я ненавижу свою внешность до сих пор, но в последнее время стараюсь ее принимать. Мне не нравится, что у меня выдается вперед нижняя челюсть, что у меня большой нос. Бесит разрез глаз. У меня были кривые зубы, два года я ходила с брекетами. Я — единственный человек, который будет со мной всю жизнь. Сейчас я пытаюсь с этим человеком помириться.

В принятии себя мне во многом помог мой сосед-фотограф, которому понравилась моя спина — она вся в костях. Впервые видеть ее на фотографии было необычно, но благодаря ему спина стала мне нравиться — я начала понимать, что что-то в ней есть. Недавно он просто поставил свет и сказал мне двигаться так, как мне хочется — получалось что-то вроде странного танца. Зажатость во время съемки я испытываю до сих пор, но пытаюсь это побороть. Во многом справляться с ней и понимать свое тело мне помогают съемки ню — я стала думать, что тоже могу быть красивой.

My Generation

Агентство My Generation — это мой способ интегрироваться в мир и раскрыться. Понять, что я могу дать что-то людям. Здесь вокруг меня много интересных людей, которые меня понимают и принимают, с которыми можно спокойно поговорить. Съемки помогают мне смотреть на себя другими глазами. Я до сих пор нахожу в себе на фотографиях много изъянов — но я понимаю, что с экрана на меня смотрит обычный человек.

Я считаю, что модельные стандарты сегодня не нужны — стандартных людей сложно найти. Дети смотрят на моделей в журналах и хотят быть такими же, но возможности тела даже не всегда это позволяют. Стереотипы о внешности пагубно сказываются на их взрослении — дети вырастают с комплексом неполноценности. Между тем, красота — это не стандартная картинка. Если человек чем-то увлечен и полностью отдает себя процессу творчества — это красиво. Белые лилии, добрые искренние люди — это тоже красиво.

Андрей Андрейченко

23 года, татуировщик


Татуировки

В детстве я смотрел на музыкантов зарубежных групп и подумал, что хочу выглядеть так же. Первой моей татуировкой в 17 лет стали небольшие усики — в тот момент я понял, что это совсем не больно, и решил продолжить. До их появления я комплексовал из-за внешности и хотел что-то изменить — позже пересмотрел взгляды на свою внешность. Сейчас полупустыми остались ноги, поэтому в ближайшее время я планирую заниматься ими. Правда, с возрастом делать татуировки мне почему-то становится только больнее. Мне нравятся черные, качественные, плотно закрашенные татуировки.

В 2015 году я стал сам делать татуировки, а позже уехал в Питер и стал работать в модельном агентстве. Мне предложили взять на себя ответственность за поиск моделей — акцент я делал именно на татуированных. Какое-то время мы с новой командой делали съемки, но потом я поругался с директором и ушел оттуда — пытался делать что-то свое, но устроился на работу. В прошлом году я вернулся в Екатеринбург — теперь работаю бариста и фотографирую на пленку.

Люди часто с негативом воспринимают татуировки на лице — недавно на центральной улице Екатеринбурга до меня пытались докопаться воры в законе. Им не понравилось, что я якобы не могу пояснить за них, но пояснять за них и не нужно — они не зоновские. Нормальные люди и не станут спрашивать — лезут ко мне только всякие малолетки, начитавшиеся пабликов про АУЕ.

My Generation

Осенью я увидел в рекламе магазина «Шувакиш» объявление о кастинге в агентство My Generation и решил по фану прийти посмотреть — откажут так откажут. Но меня взяли.

Любой человек может стать моделью — для этого нужно научиться позировать и хотеть выделяться, показывать себя. Мы просто меняем правила игры — делаем их такими, какими захотим. Я бы не стал называть себя моделью — пока у меня не слишком хорошие фотографии. Я постоянно практикуюсь в позировании и пытаюсь расти.

Раньше перед камерой я чувствовал страх, теперь его меньше. Я привык работать со своими друзьями и знакомыми фотографами, поэтому с Юлей сначала стеснялся — позже все же научился расслабляться. Я бы хотел более серьезно заняться съемками и моделингом.

В мире моды меня привлекает Гоша Рубчинский — у него необычные показы. Год назад в Ельцин Центре они не просто ходили по подиуму, а что-то делали во время показа и занимались своими делами. Это круто, необычно для России.

К Гоше я тоже хотел попасть, отправлял заявку, но мне сказали, что я слишком смазливый. Они берут только дворовых гопников: их модели — лысые чуваки, а у меня тогда были хорошие длинные волосы. Я расстроился, но бриться не стал — лысым быть мне совсем не пойдет.

Евгения Турушкина

25 лет, хореограф


Танец

Свою внешность я принимала не всегда. То, что сейчас многим во мне нравится, например, скулы, я раньше любила — мне казалось, что у меня какое-то нелепо вытянутое лицо. Дружить с телом я начала 3 года назад через танец. Я выучилась на хореографа, переехала из Челябинска в Екатеринбург и стала работать в театре «Провинциальные танцы». Там же мы познакомились с Юлей Шаркиной, которая работала дизайнером и шила нам костюмы для выступлений.

С этого сезона я больше не артист — теперь работаю с детьми, часто езжу на мастер-классы и принимаю участие в различных профессиональных проектах.

My Generation

Мне и раньше было интересно попробовать себя в качестве модели, но во всех агентствах требовали специальное образование. Говорили, мол, вы подходите, но сначала пройдите обучение — но времени на него у меня не было. Кроме того, мне не нравилось, что в большинстве агентств моделям всегда приходится принимать образы и надевать маски.

В агентстве My Generation работают с тем, что уже есть. Для меня это важно — я вольный и творческий человек, поэтому свобода и доверие — это первое, что меня привлекает. Здесь меня не вводят ни в какую конкретную систему — творческий процесс происходит на условиях взаимности, меня только направляют.

Мы привыкли мыслить стереотипно и загонять себя в рамки — думать, что все возможно только так и не иначе. Общественное понимание красоты — это дело вкуса. Люди часто прячут свою красоту под одеждой и косметикой. Но красив и гармоничен с природой абсолютно каждый. Красоте нельзя дать оценку — это было бы все равно, что сказать: «Ты так хорошо дышишь».

Мне интересен не просто моделинг. Моя цель — это не посмотреть на себя красивую, а наблюдать за собой разной. Есть несколько персонажей, которые участвуют в процессе — фотограф, модель, фотоаппарат. Есть линза, которая преломляет изображение, и что получится в результате — неизвестно. Мне интересен процесс, важно умение присутствовать в моменте.

С Юлей мы уже успели реализовать несколько совместных съемок — для фирмы одежды и для бренда украшений Prosto. Также я выступила моделью в съемке для журнала Happy. Во время первой съемки мне нужно было переодеваться много раз — каждый раз я переключалась, меняла выражение лица. В обтягивающей одежде мы чувствуем себя одним образом, в широкой наше внутреннее состояние совсем другое. Мне было интересно понаблюдать за тем, как в зависимости от одежды во мне рождались разные эмоции.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я уменьшила желудок и похудела на 37 килограммов»
«Я уменьшила желудок и похудела на 37 килограммов» Жительница Екатеринбурга — о бариатрической операции и ее последствиях
«Я уменьшила желудок и похудела на 37 килограммов»

«Я уменьшила желудок и похудела на 37 килограммов»
Жительница Екатеринбурга — о бариатрической операции и ее последствиях

Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах
Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах «Если бы я был месте Сталина, возможно, сделал бы так же»
Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах

Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах
«Если бы я был месте Сталина, возможно, сделал бы так же»

Красота сильнее рака: Как жительницы Екатеринбурга учат не бояться болезни
Красота сильнее рака: Как жительницы Екатеринбурга учат не бояться болезни Зачем фотопроект Елизаветы Мопс рассказывает истории уральских онкобольных
Красота сильнее рака: Как жительницы Екатеринбурга учат не бояться болезни

Красота сильнее рака: Как жительницы Екатеринбурга учат не бояться болезни
Зачем фотопроект Елизаветы Мопс рассказывает истории уральских онкобольных

«Я 17 лет живу с ВИЧ, но это ничего не значит»
«Я 17 лет живу с ВИЧ, но это ничего не значит» Полина Родимкина — о жизни с вирусом и здоровом ребенке
«Я 17 лет живу с ВИЧ, но это ничего не значит»

«Я 17 лет живу с ВИЧ, но это ничего не значит»
Полина Родимкина — о жизни с вирусом и здоровом ребенке

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов

Первая полоса

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов И почему такие товары стоят дешевле аналогичных
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
И почему такие товары стоят дешевле аналогичных

Пивозавры

Пивозавры«В большом городе каждый третий — пивозавр»

Пивозавры

Пивозавры «В большом городе каждый третий — пивозавр»

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект
Важная встреча: Как устроить свидание с собой И какой аромат для этого выбрать
Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
И какой аромат для этого выбрать

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские И что делать, если вас удерживают люди в штатском
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
И что делать, если вас удерживают люди в штатском

Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской
Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской Лучшее открытие лета
Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской

Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской
Лучшее открытие лета

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект
Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье И стараться не вредить природе
Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект

Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье
И стараться не вредить природе

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education 
и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education 
и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Подпишитесь на рассылку