4 декабря, суббота
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти
Спецпроект
Спецпроекты19 ноября 2021

От Северного Ледовитого океана до пустыни: Как российские специалисты живут и работают в Арктике и на Ближнем Востоке

От Северного Ледовитого океана до пустыни:
На вопрос «А где твой офис?» мы чаще всего отвечаем что-то про удаленность от центра города или метро. Но иногда ближайшие ориентиры — безлюдные острова с лежбищами моржей в ледяном Баренцевом море или приток реки Тигр в жарком Ираке.

В совместном проекте с компанией «Газпром нефть» мы узнали, как россияне живут и работают на труднодоступных промыслах на арктическом шельфе и Ближнем Востоке — за тысячи километров от дома, в окружении экзотической природы и сурового климата. Мы поговорили с сотрудниками морской ледостойкой платформы «Приразломная» и иракского месторождения Бадра о сменах в 70-градусную жару, минных полях, гигантских волнах, марсианских пейзажах и белых медведях.
placeholder+image
Иван
Мохнаткин
начальник морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная», 35 лет
Я учился в Архангельском государственном техническом университете, стажировался в российско-американской и французской нефтяных компаниях, затем работал на крупном проекте на шельфе Охотского моря у берегов Сахалина. Начинал карьеру с должности помощника оператора по добыче нефти и газа. В 2013-м получил предложение о работе в «Газпром нефти», и мы перебрались из Архангельска в Санкт-Петербург. Семья радовалась, что вахты остались позади, но вскоре я начал отвечать за контроль оборудования платформы «Приразломная». В командировках ближе познакомился с проектом и вскоре получил предложение занять должность начальника технологического комплекса. Посовещавшись, мы с семьей решили, что вахтовый образ жизни — месяц через месяц — все же не лишен своих плюсов. Так в 2015 году я попал на уникальный технологический объект в российской Арктике. Сначала отвечал за добычу, подготовку и отгрузку нефти, потом стал главным инженером и в итоге — начальником платформы «Приразломная».
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
Для допуска на платформу мы проходим
тренинг с имитацией жесткой посадки
вертолета на воду и переворачиванием борта.
Для допуска на платформу мы проходим тренинг с имитацией жесткой посадки вертолета на воду и переворачиванием борта.
Спасательный тренинг
Чтобы попасть на платформу, нужно пару раз выбраться из тонущего вертолета. Шучу. Хотя не совсем. Раз в пять лет мы проходим специальный тренинг. В бассейне с макетом вертолета отрабатываются разные сценарии — от жесткой посадки на воду до переворачивания борта. Участники тренинга одеты в гидрокостюмы оранжевого цвета с капюшоном, свистком, лампочкой и спасательным жилетом. Ждем, когда вода достигнет уровня колен. Активируем дыхательную систему. Это не акваланг, а специальный мешок, в котором мы дышим своим же воздухом. Отстегиваем ремень. Выдавливаем стекло. Покидаем салон. Звучит легко, но на практике мало у кого получается с первого раза. Когда вода врывается в кабину, тяжело даже удержать равновесие. Но рядом профессиональные спасатели, которые следят и помогут, если сам не сориентируешься.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
Ветер у платформы может
превышать 50 метров в секунду,
а шторма длятся около 10 дней
Ветер у платформы может превышать 50 метров в секунду, а шторма длятся около 10 дней
Высокотехнологичный остров во льдах
Высокотехнологичный остров
во льдах
Платформа «Приразломная» находится в Баренцевом море в 60 километрах от прибрежного поселка Варандей. Это в двух часах полета из Архангельска на турбовинтовом Ан-24. От поселка до платформы еще 40 минут на вертолете — и мы на работе.

Платформа расположена над Приразломным месторождением. Это единственный действующий нефтедобывающий промысел на шельфе Российской Арктики. «Приразломная» — высотой с девятиэтажный дом и размером с два футбольных поля. Она стоит прямо на морском дне, весит 500 тысяч тонн, а все скважины бурятся внутри нее. Трехметровые стены кессона — так называется основание платформы — защищают скважины от морской воды, штормов и ледовой нагрузки. Тут же все-таки Крайний Север, вокруг море, а ветер разгоняется до сумасшедших скоростей — 51 метр в секунду.

Штормит часто. В год здесь происходит свыше 20 штормов, средняя продолжительность каждого — около десять суток. Платформа так построена, что легко выдерживает волны высотой до десяти метров. Но, пожалуй, главный вызов в этом регионе — дрейфующие ледовые поля. Однако платформа сконструирована таким образом, чтобы выдерживать даже самый сильный натиск льдов. А уж если нагрузка совсем вырастает, на помощь приходят ледоколы — они тут постоянно дежурят. Помогают нам и расчищают пути танкерам при отгрузке нефти.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
Жизнь на платформе
На платформе одновременно работает более 260 человек. Вахта — месяц через месяц. Работа в условиях Арктики накладывает свой отпечаток. Постепенно привыкаешь к полярным дню и ночи. Сложнее адаптироваться к автономности объекта — здесь мы как на космической станции, и изоляция от Большой земли проявляется во всем: как в распорядке дня и правилах поведения, так и в пейзаже за иллюминатором. Семь месяцев в году там показывают безграничные ледовые поля. Остальное время — уходящее в горизонт суровое северное море.

После смены можно пойти в спортзал — побегать, поработать с железом, постучать грушу. У нас есть бассейн и сауна. На верхней палубе — небольшое футбольное поле с искусственным покрытием. Оно осталось в память о визите звезд «Зенита» — в 2017 году они провели на «Приразломной» матч. Также на платформе предусмотрена комната отдыха с бильярдом, шахматами, нардами. В общем, каждый найдет себе занятие по душе.

Связь с семьей важна, особенно когда ты за тысячи километров от дома. Здесь, к счастью, с этим нет сложностей.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
День рождения и меню
на шельфе
Я не раз отмечал на платформе и Новый год, и день рождения. И в этом есть своя романтика. Празднуем, конечно, без шампанского — алкоголь на вахте исключен. Традиционно именинника поздравляют по громкой связи. Весь коллектив угощают десертами. В Новый год и День нефтяника в столовой появляются морские деликатесы — икра и гребешки.

Если сотрудники будут плохо питаться, им будет грустно. Поэтому у нас каждый день разное меню, а выбор еды большой. Завтрак, обед, ужин и два кофе-брейка. Можно выпить кофе, чай с печеньем, посмотреть телевизор и пообщаться друг с другом. Еще у нас есть небольшой магазин, где можно купить шоколад, орешки, товары первой необходимости.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
Высота верхней палубы — около 100 метров.
Летом во время заката отсюда открывается
непередаваемый вид на окружающее
нас бескрайнее море.
Высота верхней палубы — около 100 метров. Летом во время заката отсюда открывается непередаваемый вид на окружающее нас бескрайнее море.
Арктическая природа и белые медведи
Арктическая природа
и белые медведи
На «Приразломной» нас окружает суровая природа — со своей особенной северной красотой и полярным сиянием. Зимой бывает до минус 45 градусов. Летом температура достигает 20 градусов. До поздней осени тут держатся белые полярные ночи — темнеет около девяти вечера, рассвет в пять утра.

Зимой желания лишний раз покидать помещения платформы не появляется. Но летними вечерами многие коллеги стремятся после смены выйти на верхнюю палубу. Это непередаваемое зрелище — закат со 100-метровой высоты посреди стихии и волн...

Платформа сконструирована так, что контакты персонала с представителями местной фауны исключены. Но иногда к «Приразломной» подплывают моржи и морские котики. Однажды я лично наблюдал за миграцией десятков особей. Берега находящихся недалеко от платформы островов — излюбленное место для лежбища сотен моржей. Хоть мы и вдали от берега, но к нам в гости регулярно заглядывают птицы. Когда Баренцево море сковывают льды, можно увидеть белых медведей. Два года назад царь Арктики приходил с разведкой к нашим стенам. После недолгой прогулки мишка потерял к нам интерес и, поняв, что на борту его сильно не ждут, вальяжно удалился.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
В гармонии с природой
На «Приразломной» действует принцип нулевого сброса. Использованный буровой раствор, шлам и другие отходы либо закачиваются в специальную поглощающую скважину, либо вывозятся на материк и утилизируются.

На водозаборах платформы установлена специальная рыбозащита — устройство, которое пузырьками отпугивает рыб. Вертолеты летают не ниже 500 метров, чтобы крупных животных не тревожил шум.

Рядом с «Приразломной» находятся заповедные острова Матвеев и Долгий с крупнейшими лежбищами атлантических моржей. Компания инициировала научные исследования, и экологи следят за их популяцией, маршрутами миграции и поведением. Животный мир — лакмусовая бумажка состояния окружающей среды. Моржи чувствуют себя настолько вольготно, что при любом удобном случае заглядывают в гости, а последние данные показывают, что их популяция увеличивается.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
Техника безопасности
Удаленность и полная автономность нашего промысла требуют повышенного внимания к поведению на платформе. Мы здесь как на Международной космической станции. Помощь придет — факт, но мы понимаем, что дорога займет время. Вертолет санавиации из Нарьян-Мара, например, в хорошую погоду летит до нас четыре часа. Поэтому правила безопасности являются абсолютным приоритетом для коллектива «Приразломной». Передвигаясь по лестнице, мы держимся за перила и всегда следим за тем, чтобы было три точки опоры. Каска, перчатки, очки — без этого нам и в мыслях не придет появиться в производственном блоке. На платформе постоянно находится доктор, есть медицинское оборудование, даже ИВЛ. Но, конечно, если человек серьезно заболел, мы вызываем санавиацию и эвакуируем его в больницу.

Работа на шельфе — это особый взгляд на мир и особый образ жизни. Тем более если речь идет об Арктике. «Приразломная» построена и работает в суровых условиях, совершенно не предназначенных для жизни человека. Здесь аналогия между Крайним Севером и космосом не является большим преувеличением. При этом кажется, что за многие годы платформа уже стала гармоничной частью ледового ландшафта Баренцева моря. Это уникальный проект, показывающий, насколько велики возможности человека и как можно в условиях автономии решать сложные технологические задачи при бережном отношении к природе.
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
69.251709 * 57.342968
placeholder+image
placeholder+image placeholder+image
Ближний
Восток
placeholder+image
Ильдар
Габдрашитов
начальник нефтепромысла «Газпром нефть Бадра» (дочернее предприятие «Газпром нефти» в Ираке), 49 лет
Я родом из Башкирии. В нефтяной отрасли с 19 лет. В 90-е годы сфера добычи не была золотой жилой, но я выбрал именно этот путь. Поступил в нефтяной техникум в городе Ишимбай. Позже окончил Самарский политех, получив диплом горного инженера.

В августе 1991 года приехал по распределению в город Муравленко в Ямало-Ненецком автономном округе. Работал оператором на предприятии «Ноябрьскнефтегаз», которое сегодня входит в группу компаний «Газпром нефть». На Ямале трудился до 2005 года, а затем перевелся в Югру.

Как только узнал про набор команды для разработки месторождения Бадра в Ираке, сразу подал заявку для участия в новом проекте. Бадра — уникальная местность с богатой историей, о которой я много читал. Мою заявку поддержали! Так в «Газпром нефти» я не только прошел всю профессиональную цепочку от рабочего до руководителя промысла, но и принял участие в проектах в главных регионах добычи в России и на Ближнем Востоке.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
В летние месяцы температура может достигать +70.
Время работы на открытом воздухе —
не больше 45 минут
В летние месяцы температура может достигать +70. Время работы на открытом воздухе — не больше 45 минут
Марсианские пейзажи
Когда впервые приехал в Ирак, я понял, что оказался в совершенно ином мире. Это касалось культуры, быта и, конечно, природы. Окружающая месторождение местность не похожа на пустыню. Вместо песка кругом красная глина. Из-за этого создается ощущение, что ты не на Ближнем Востоке, а где-то на Марсе. Глядя на эти пейзажи, трудно поверить, что в период дождей красные холмы покрываются травой. Хоть и ненадолго.

В летние месяцы у нас плюс 50 в тени. Были случаи, когда на солнце температура достигала плюс 70. К этому невозможно привыкнуть, особенно после многих лет работы в Заполярье. Спасают кондиционеры — они есть во всех помещениях. Для работ на открытом воздухе, длительность которых строго нормирована — не больше 45 минут, используем навесы.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Поездки вне промысла осуществляются
на бронированных автомобилях
в сопровождении охраны
Поездки вне промысла осуществляются на бронированных автомобилях в сопровождении охраны
Безопасность
С учетом специфики Ближнего Востока «Газпром нефть», как и другие международные компании в регионе, уделяет повышенное внимание безопасности. Дорога из аэропорта и обратно, перемещения вне промысла осуществляются в бронежилетах и на бронированных автомобилях. В таких поездках нас сопровождает вооруженная охрана. Каждый выезд планируется как спецоперация. Оценивается текущая обстановка в стране и районе.

Наш лагерь и производственные объекты защищены с помощью инженерных средств. Периметр также контролируют сотрудники нефтяной полиции Ирака и подразделения частной охраны.

При этом за все время моей работы в Бадре ни разу не возникало инцидентов, которые несли бы угрозу мне или коллегам. Но, возможно, это как раз следствие того, что мы следуем строгим протоколам безопасности.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Вахта в Ираке
Мы работаем вахтовым методом — месяц в Бадре и месяц дома. Рабочая смена длится с семи утра до семи вечера. У ночников — с семи вечера до семи утра. Без выходных: на вахте каждый день — рабочий.

Наш лагерь находится в 15 километрах от производства и рассчитан на 450 сотрудников. Его периметр — около двух километров. По сути, это небольшой городок с необходимой инфраструктурой. Все вместе — скважины, газовый завод и поселок — называется нефтепромыслом. Моя задача — скоординировать работу всех частей этого огромного организма.

Рабочие, инженеры, геологи, служба охраны, повара и десятки других специалистов — на смену выходит свыше 200 человек. Смен две. Для такого масштаба производства сотрудников у нас крайне мало. Это связано с тем, что почти все процессы автоматизированы и контролируются дистанционно.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Жизнь на промысле
В лагере есть все, чтобы в окружении этих красных гор мы не ощущали отрыва от цивилизации. Здесь организовано разнообразное бесплатное питание. Учитывая интернациональный состав команды, в меню соседствуют блюда русской и арабской кухни. Бывают щи, борщ, голубцы, иногда пельмени. В другие дни — масгуф (рыбное блюдо), тахриб (блюдо из курицы или говядины), хабет (мясное блюдо) и разнообразные кебабы. Всегда много овощей и фруктов.

У нас хорошо оснащен спортзал, в котором многие коллеги тренируются после смены. Я сам занимаюсь тяжелой атлетикой и здесь, вдали от дома могу поддерживать форму.

В лагере есть футбольная и волейбольные площадки, теннисный корт. Рядом с офисом — пруд. В нем живут рыбки, утки и даже фламинго. На самом деле пруд — это хитрость. В пустынной местности необходим резервуар с водой для тушения пожаров. По проекту этот пруд — технический. Но проектировщики нашли небанальное решение и превратили его в часть оазиса в пустыне.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Поставляемый с нашего завода газ служит топливом
для энергоцентра, который снабжает электричеством
сотни тысяч жителей Ирака, в том числе
и столицы страны Багдада.
Поставляемый с нашего завода газ служит топливом для энергоцентра, который снабжает электричеством сотни тысяч жителей Ирака, в том числе и столицы страны Багдада.
Производство
В Бадре мы создали один из самых передовых производственных комплексов на Ближнем Востоке. Наша продукция — нефть, газ и гранулированная сера.

Наш промысел — важная часть энергосистемы всего Ирака. Поставляемый с Бадры газ служит топливом для электростанции, которая снабжает электричеством сотни тысяч жителей нескольких регионов страны, в том числе столицу Ирака Багдад.

Мы построили на промысле и собственную электростанцию. Она работает на попутном нефтяном газе. Это побочный продукт добычи, которому нашли такое полезное и экологичное применение. Станция обеспечивает энергией не только наш лагерь, объекты добычи и завод, но и живущих в соседнем городке Бадра иракцев.

Площадь нашего газового завода огромна — по производству перемещаемся на трехколесных велосипедах. Каждый из них укомплектован набором средств индивидуальной защиты, в том числе дыхательным аппаратом. В добываемой нефти содержится сероводород — токсичный газ, который даже в ничтожной концентрации опасен для человека.

Из-за газового фактора на завод запрещено брать мобильные телефоны и фотоаппараты. Под воздействием жаркого иракского воздуха аккумуляторы сильно перегреваются, что может привести к возгоранию.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Эхо войны
С 1980 по 1988 год между Ираком и Ираном шла война. Наш промысел расположен у границы двух стран. Между соседними с Бадрой горами Загрос располагается дорога — по сути, ворота, через которые в Ирак могла войти тяжелая военная техника противника. Чтобы перекрыть этот коридор, приграничная территория была заминирована.

Через несколько десятилетий нам предстояло искать здесь нефть. Чтобы вывести на участок геологов и начать бурение, «Газпром нефть» разминировала более 36 квадратных километров земли у гор Загрос. Обезвредили 24 тысячи мин и других боеприпасов. Несмотря на то что площади безопасны, порой во время сильных дождей потоки приносят с возвышенностей противопехотные мины, поэтому проявлять осторожность все же не мешает.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Традиции
Бадра — древняя местность с богатой историей и культурой. В начале сентября шииты отмечают Арбаин — поминки на 40-й день мученичества Имама Хусейна (внук пророка Мухаммеда. — Прим. ред.). Верующие направляются в город Кербела, где находится мечеть и мавзолей Имама — одна из самых почитаемых святынь у мусульман-шиитов. В паломничестве участвуют миллионы человек со всего мира — из Ирана, Ирака, Азербайджана, Бахрейна, Ливана и других стран. Путь этой многомиллионной колонны проходит как раз мимо нашего промысла. Это потрясающая воображение картина. В течение нескольких дней через Бадру движется нескончаемое людское море. Многие иракские коллеги также отмечают этот праздник. График работ планируется так, чтобы они могли принять участие в паломничестве.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Менталитет
Иракцы ценят момент, умеют жить неторопливо и размеренно. Различия в культуре видны с первого взгляда, но это не мешает работе или общению. Если возникает проблема, российский сотрудник чаще всего тут же бросается ее решать. А местные ко всему относятся чуть проще — некоторые задачи могут подождать, а через какое-то время и разрешиться сами собой. Восточная мудрость. И здесь это правило работает многие века.

В нашей команде в полтора раза больше иракцев, чем экспатов. И доля местных сотрудников продолжает расти. Это часть концепции проекта, который призван давать рабочие места членам местного сообщества. Компания проводит профессиональную подготовку иракцев, которые занимают как рабочие, так и инженерные и руководящие позиции. Поэтому многие местные сами изучают русский язык и — при поддержке «Газпром нефти» — учатся нефтяному делу в России.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
Зеркало России
Десять лет назад Бадра была небольшим аграрным поселением. Запуск нашего проекта дал импульс развитию всего района. Поселение выросло в несколько раз, появляются новые дома, строится дорога, создаются рабочие места.

Для иракцев наш проект — зеркало России. Подход компании к бизнесу, отношение к местному сообществу, поддержка медицины и образования... Все это формирует восприятие нашей страны, о которой до этого здесь было достаточно условное представление.

При участии «Газпром нефти» были построены новые корпуса школы, отремонтирована больница, приобретены автобус для студентов, машины скорой помощи, оказывается поддержка малоимущим. Мы построили линию электропередач и модернизировали систему электроснабжения Бадры.

В международной практике это называется социальный контракт — весь мир пришел к тому, что невозможно строить бизнес без участия в развитии территории деятельности. Это не формальность, а неотъемлемая часть любого проекта. Я вижу, как это правило работает и в Ираке, и в российских регионах, где «Газпром нефть» вносит заметный вклад в повышение качества жизни местного населения. Так, проект «Бадра» не просто решает конкретные задачи, помогает в развитии производства и энергетики региона, но и создает новые связи между народами наших стран.
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
33.110696 * 45.984853
placeholder+image
placeholder+image placeholder+image
Арктика

Материал подготовлен
при поддержке
«Газпром нефти»

Share
скопировать ссылку

Тэги

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Первая полоса

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга
Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга
Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге

Страшно красиво: Гид по капромантизму в ЕкатеринбургеЛокальный постмодернизм с бетонными саркофагами

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге Локальный постмодернизм с бетонными саркофагами

Ростислав Крымов в «Мизантропе», а Дима Гулс с коллекцией винила в «Мелодии»
Ростислав Крымов в «Мизантропе», а Дима Гулс с коллекцией винила в «Мелодии» И чемпионат по стрельбе корковыми пробками в «Нельсон Совине»
Ростислав Крымов в «Мизантропе», а Дима Гулс с коллекцией винила в «Мелодии»

Ростислав Крымов в «Мизантропе», а Дима Гулс с коллекцией винила в «Мелодии»
И чемпионат по стрельбе корковыми пробками в «Нельсон Совине»

Кто такие слэш-люди
Спецпроект
Кто такие слэш-люди Певица Ella и блогер Лиза Гусевская — о том, как они совмещают несколько профессий
Кто такие слэш-люди
Спецпроект

Кто такие слэш-люди
Певица Ella и блогер Лиза Гусевская — о том, как они совмещают несколько профессий

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

14 концертов зимы в Екатеринбурге

14 концертов зимы в Екатеринбурге«Обе Две» и новогодняя ночь с «Курарой»

14 концертов зимы в Екатеринбурге

14 концертов зимы в Екатеринбурге «Обе Две» и новогодняя ночь с «Курарой»

Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Промо
Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Промо

Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»

Автомобильный дзен
Промо
Автомобильный дзен Как онлайн-подписка на автомобили решает проблемы современных водителей
Автомобильный дзен
Промо

Автомобильный дзен
Как онлайн-подписка на автомобили решает проблемы современных водителей

Подпишитесь на рассылку