5 июля, вторник
Москва
Войти
Спецпроект
18 июня 2021

От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

От мечты до полета к звездам
Юрия Гагарина знает почти каждый россиянин. По данным опроса ВЦИОМ, 97% респондентов на вопрос о космонавте № 1 назвали именно его имя. А среди поколения, которое родилось после первого полета в космос, каждый третий мужчина признался, что грезил о полете к звездам. Да и у современной молодежи эта мечта до сих пор жива. В совместном проекте с Роскосмосом мы поговорили с пятью героями. Все они в детстве хотели стать космонавтами, и некоторым это удалось.
Константин
Борисов
В школе у меня хорошо шли математика и английский. Однажды в детстве видел настоящего космонавта. После школы активно занимался фридайвингом, а сейчас занятия спортом — часть моей работы.

Константин Борисов КОСМОНАВТ-ИСПЫТАТЕЛЬ

В детстве я воспринимал космос как что-то безгранично огромное, что сложно объять разумом. И чем больше ты стараешься понять космос, тем больше он завораживает.

Наша семья жила в закрытом городе, отец работал летчиком-испытателем. Я с детства впитывал эту атмосферу. Однажды к нам приехали настоящие космонавты из Америки — по программе НАСА и КБ «Туполев». Среди них был Чарлз Гордон Фуллертон (астронавт НАСА, в 1980-е совершил два космических полета, в общей сложности проведя в космосе около 16 суток. — Прим. ред.), и тогда я впервые встретил человека, который побывал в космосе.

Оканчивая школу, я не видел другой альтернативы, кроме как стать летчиком. Но папа отговорил: это был конец 1990-х — не лучшее время. У меня хорошо шли математика и английский — я выбрал системный анализ, операционное управление и международную экономику. А параллельно летал на самолетах и занимался фридайвингом. Как бы проживал две жизни, но хотел чего-то большего. Глядя на своих руководителей, я думал: им сейчас по 45 лет, и я, наверное, стану таким же, как они. Но хочу ли я следующие десять лет сидеть у компьютера?

В октябре 2012 года я был в командировке в качестве консультанта проекта на одном металлургическом заводе. Мы с коллегами делали расчеты, готовились к очередной презентации. А вечером, сидя в гостиничном номере, я прочитал статью о том, что восемь человек прошли первый в истории нашей страны открытый отбор в отряд космонавтов. Это были люди моего возраста, с разным образованием. И я вдруг увидел эту возможность для себя — вполне реальную. Начал ждать следующего набора и тщательно готовиться.

«Опытные космонавты рассказывают, что самое непростое в профессии — это ждать»

На интервью нас часто спрашивают: «Почему вы решили стать космонавтами?» И я удивляюсь: «Вы шутите? Это же самое классное, что может случиться. Ты летишь в космос, видишь оттуда Землю, развиваешь и испытываешь себя».

Поступая в отряд, я почти не знал, как все работает. Теперь понимаю, что космонавт — это вечный студент. Ты постоянно учишься, каждые две-четыре недели — экзамен или зачет. С другой стороны, по сравнению с предыдущей работой стало психологически проще. Руководя проектом, ты обязан практически 24 часа в сутки быть на связи, держать в голове массу вещей, нести ответственность за результат команды. Безусловно, чтобы стать профессиональным космонавтом-испытателем, нужно уложить в голове большой объем разнообразной информации, развить умения и отработать до автоматизма многие навыки. И основные задачи — хорошо учиться, не болеть и поддерживать свою спортивную форму — гармоничнее укладываются в ежедневную деятельность.

Еще меня поразило и обрадовало то, что для занятий спортом больше не нужно отрывать время от семьи или работы. Теперь он часть моей профессии. И благодаря этому теперь я в лучшей физической форме, чем пять или десять лет назад.

Моя сегодняшняя работа — это не только шанс увидеть нечто беспредельное и невероятное, но и стать профессионалом, который внесет свой вклад в исследования космоса. И я до сих пор испытываю по этому поводу огромный восторг. Не знаю, найду ли слова, чтобы описать космос друзьям, когда туда полечу. Когда это случится? Вероятно, между 2023 и 2029 годом. Опытные космонавты рассказывают, что самое непростое в профессии — это ждать. Я надеюсь, что полечу как можно раньше, но строить прогнозы сложно.

Андрей
Иевлев
В детстве читал книги про Робинзона Крузо и Зверобоя и хотел стать астрономом. Увлекся концепцией путешествий в неизведанное после выхода фильма Кристофера Нолана «Интерстеллар». В конце 11-го класса сдал нормативы на золотой значок ГТО.

Андрей Иевлев БАКАЛАВР
РНИМУ ИМ. ПИРОГОВА

В детстве я читал много книг про путешествия и выживание человека в новой для него среде, например «Робинзона Крузо» и «Зверобоя». Само собой, приходили мысли, что интересно было бы открывать новые места на Земле. Но потом я понял, что планета относительно исследована — нет таких белых пятен, как 200–300 лет назад. Зато космос во многом остается загадкой. Когда мне было 12–13 лет, вышел фильм «Интерстеллар» (научно-фантастическая лента Кристофера Нолана 2014 года. — Прим. ред.), и мне очень понравилась концепция путешествий в неизведанное.

Ты смотришь на звезды и понимаешь, что с Земли можешь увидеть совсем не много. А мне всегда было интересно, что же там, на небе. Родители рассказывали, что с раннего детства я хотел стать астрономом. А потом решил: зачем узнавать в теории, если можно на практике?

Я понимал: чтобы стать космонавтом, нужно пройти огромное количество испытаний — и физических, и психологических. Сама же работа, как мне казалось, состоит из командировок. Только ты летишь не в другой регион или страну, а в космос. Проводишь там какие-то эксперименты, потом возвращаешься, рассказываешь, что и как делал, и через некоторое время летишь опять.

С физкультурой в школе у меня все было более-менее хорошо. В конце 11-го класса я сдал нормативы на золотой значок ГТО (это давало дополнительные плюсы при поступлении в университет). Физика и математика, которые тоже могли бы понадобиться космонавту, всегда меня интересовали, но в итоге я решил развиваться в другой отрасли. Думаю, космонавту еще были бы важны языки. С английским у меня все прекрасно — я учился в школе с углубленным изучением иностранных языков. Плюс есть базовый немецкий, а сейчас по программе университета изучаю итальянский.

«Когда мне было 12–13 лет, вышел фильм «Интерстеллар», и мне очень понравилась концепция путешествий в неизведанное»

В старших классах я задумался, чем же заниматься в жизни. Одной из идей была авиация (если не космические корабли, то гражданские самолеты). Но у меня с десяти лет стало ухудшаться зрение. Сейчас у меня минус 6, и, как я узнал, пилотировать с таким зрением нельзя, даже если сделать корректирующую операцию. А ситуация с отбором в космонавты еще строже.

Сейчас я получаю диплом бакалавра биологии. После этого есть несколько вариантов развития. Один из них — морская биология. Как и о космосе, об океане человечеству мало что известно. Как устроены организмы, которые там живут? Как они приспосабливаются к давлению, к отсутствию света? Да и подводные лодки чем-то напоминают космические аппараты. Другой вариант — космическая биология (наука, изучающая возможности жизни в условиях космического пространства и при полетах на космических аппаратах. — Прим. ред.). Она кажется мне перспективной в свете многочисленных разговоров о полетах на Марс и Луну. Было бы интересно разрабатывать методы выживания человека вне Земли — как получать пищу, откуда брать кислород. Размножение — тоже важный пункт! Найти ответ на вопрос, как будет развиваться человек, родившийся не на Земле...

Я примерно представляю себе, чем буду заниматься ближайшие семь-десять лет. А ближе к окончанию этого срока подумаю, что делать дальше. Вдруг произойдет оттепель при отборе космонавтов по физическим критериям? Тогда я бы попробовал вступить в отряд. Лучше попробовать (даже если не пройдешь), чем потом всю жизнь жалеть.

Николай
Чуб
Я вырос в Новочеркасске — столице донского казачества. В моем окружении не было людей, связанных с космической сферой. Со школы увлекался программированием. Окончил Южно-Российский государственный политехнический университет.

Николай Чуб КОСМОНАВТ-ИСПЫТАТЕЛЬ

Сколько себя помню, столько грезил о космосе — с самого детства. В моем окружении не было людей, связанных с космической сферой. Мечта была сакральна, я ни с кем ее не обсуждал. До 2012 года, когда я подал документы на отбор в отряд космонавтов, о ней никто не знал. Да и потом узнали только самые близкие, в первую очередь родители. И они меня поддержали.

Я вырос в Новочеркасске — знаменитом историческом городе, столице донского казачества. Это туристическое место, люди приезжают сюда знакомиться с историей юга России. Здесь замечательные вузы, много студентов. Атмосфера в городе — открытая, свободная, молодежная. Южное небо очень живописно, и для того, чтобы заинтересоваться космосом, достаточно ночью просто поднять голову вверх и посмотреть на звезды.

В подростковом возрасте я узнавал про космос собственными силами. В 1990-е астрономия не входила в обязательную школьную программу (к счастью, сейчас этот предмет снова преподают), и я просто читал научную литературу. Вообще из школьной программы космонавту может понадобиться абсолютно все. Даже русская литература. Космонавт — лицо публичное и не может позволить себе продемонстрировать незнание базовых вещей, например, в интервью. Но если выделить два предмета из школьной программы, которые я всегда любил, — это физика и математика. Не могу сказать, что блистал по ним, но с большим удовольствием занимался ими и продолжаю заниматься. Кроме того, со школьной скамьи я увлекался программированием. Мне было 10 или 11 лет, когда родители отвели меня на первые курсы — я изучал язык Pascal. В Новочеркасске есть отличный вуз — Южно-Российский государственный политехнический университет. Один из профессоров кафедры автоматики и телемеханики позвал меня к ним. Я пошел, учился с большим удовольствием и ни о чем не жалею. Те знания, которые я там получил, в том числе помогли мне попасть в отряд космонавтов.

«Южное небо очень живописно, и для того, чтобы заинтересоваться космосом, достаточно ночью просто поднять голову вверх и посмотреть на звезды»

Ссылку на информацию об отборе в космонавты мне прислал друг. Уже на следующий день я отложил все дела и поехал в Центральную клиническую больницу гражданской авиации, чтобы собрать медицинские документы и подать заявку. Я знал, что это шанс и я не имею права его упустить. Не было никакой дилеммы.

У меня не было ожиданий, которые нужно было сопоставить с реальностью. В отряд космонавтов я пришел как чистый лист и впитывал все знания и навыки. Мне нравится абсолютно все: и теория, и практика — специальные тренировки, полеты, прыжки, погружения. Все это формирует профессионального космонавта. Нет ничего лишнего: чем больше ты знаешь, тем выше твоя степень готовности.

Мы ожидаем, что полетим в космос в 2023 году. Но планы периодически меняются, иногда экипаж двигается на более поздний срок, иногда — на более ранний. Поэтому я предпочитаю не заниматься планированием, для этого есть специальное подразделение в Центре подготовки космонавтов. Моя задача — готовиться.

Валентина
Тере
Родилась на маленьком острове и ходила в деревенскую школу. Любила биологию и химию. А еще спорт: бегала, а летом плавала в озере. Мама с детства поддерживала интерес к науке, дядя — полярник — много рассказывал о путешествиях и исследованиях. Выросла на научной фантастике.

Валентина Тере ДЕТСКИЙ
АНЕСТЕЗИОЛОГ - РЕАНИМАТОЛОГ

Я родилась на маленьком острове на севере России и детство (до 12 лет) провела там. В нашей деревенской школе образование было очень разносторонним, учителя рассказывали много интересного помимо основной программы, и у учеников складывался обширный кругозор. Моя мама, сама занимаясь научной деятельностью, всячески поддерживала мой интерес к исследованиям, а дядя всю жизнь работал полярником и рассказывал увлекательные истории про путешествия. Поэтому открытие нового увлекало меня с детских лет.

Я помню те яркие детские эмоции, которые испытываешь, когда зимой выходишь на лед замерзшего озера и видишь огромное звездное небо. И еще северное сияние — это было безумно красиво. Мне всегда хотелось узнать, что же находится там, далеко от Земли, и посмотреть на нашу планету со стороны. А потом, когда немного подросла, я познакомилась с книгами братьев Стругацких и Станислава Лема. Фактически я выросла на научной фантастике.

Мама, узнав, что я хочу быть космонавтом, сказала, что это замечательно: «Ты должна стремиться к исполнению мечты!» Тогда, в детстве, профессия космонавта ассоциировалась со стремлением познать неизвестное, познакомиться с тем, что находится за пределами привычного мира.

«Я помню те яркие детские эмоции, которые испытываешь, когда зимой выходишь на лед замерзшего озера и видишь огромное звездное небо»

Я очень неплохо училась в школе. Помимо естественных наук, немало времени уделяла физической подготовке: бегала, летом плавала в озере. Жизнь сложилась так, что после окончания школы я поступила на факультет истории и одновременно начала работать. Но всегда мечтала заниматься наукой и полететь в космос. А в 22 года я отправилась получать второе высшее образование — на медицинском факультете. Меня согревала мысль, что, возможно, я смогу работать с космонавтами как врач. Или заниматься исследованиями в космической сфере, не совершая полеты. Но, увы, с ней я никогда не соприкасалась. Сейчас я детский анестезиолог-реаниматолог.

Только от вас я узнала, что еще не поздно подать заявку в космический отряд. Это было бы здорово. Обязательно почитаю об этом.

Константин
Шлеев
В школе был гуманитарием. С семи лет начал активно заниматься большим теннисом. Любил смотреть в маленькую подзорную трубу на звезды.

Константин Шлеев ГОСТИНИЧНОЕСТОРАННЫЙ
БИЗНЕС

В детстве я любил фильмы про космос в стиле «Звездных войн». А бывая на даче, смотрел на звезды, а родители рассказывали, где какое созвездие. В конце августа, глядя на Млечный Путь, я думал: вот бы туда слетать. На даче была маленькая подзорная труба, сохранившаяся с советских времен. Я часто смотрел в нее на Луну, и это завораживало. И до сих пор, уезжая за город, я могу по полчаса стоять и смотреть на Луну на безоблачном небе.

Когда я был маленьким, думал, что быть космонавтом — это когда тебя сажают в ракету, запускают вверх и ты летаешь, летаешь... Повзрослев, я понял, что они своего рода ученые и, помимо физической подготовки, им нужны научные знания. А я в школе был скорее гуманитарием. Алгебра и химия шли неплохо, физкультура — на отлично. Мне нравилось все связанное с рисованием — черчение и геометрия. Возможно, эти предметы и космонавту пригодились бы? А вот чего я действительно не понимал (и до сих пор не особо понимаю), так это физика.

С семи лет я начал активно заниматься большим теннисом. Ушел в спорт и примерно к пятому классу понял, что космос мне, скорее всего, не светит. Думал, буду за ним наблюдать. Мне кажется, для того чтобы пойти в космонавты, в семье кто-то должен быть с этим связан. А моя мама много лет работает в сфере туризма. Я поступил в МГИИТ (Московский государственный институт индустрии туризма. — Прим. ред.), с первого курса работал в турфирмах, потом ушел в гостинично-ресторанный бизнес. И вот уже семь лет я в этой сфере.

«Когда я был маленьким, думал, что быть космонавтом — это когда тебя сажают в ракету, запускают вверх и ты летаешь, летаешь…»

Не знал, что можно подать заявку в отряд космонавтов. Думал, что туда берут сразу после школы и, чтобы пару раз слетать, нужно учиться всю жизнь. Мне кажется, космонавту нужна идеальная физическая форма, какое-то суперздоровье. И нужно быть очень вовлеченным, чтобы вот так вдруг поменять всю жизнь. Я бы не смог отказаться от нынешней работы. Да и возраст, 27 лет, дает о себе знать. Но было бы прикольно получить новый опыт чисто для себя, например поплавать в бассейне в скафандре.

А еще мне кажется, мы родились не в то время. Уже поздно открывать новые земли на нашей планете, но и слишком рано осваивать жизнь в космосе.

МЕЧТЫ
СБЫВАЮТСЯ

  • Полетами к далеким звездам в детстве грезили многие, но не всем удалось реализовать свои желания. Но если мечта не отпускает, не стоит от нее отказываться.
  • Попробовать стать космонавтом может каждый россиянин, кому пока не исполнилось 35, у кого есть опыт работы от трех лет, кто может похвастаться хорошим здоровьем, выносливостью и ловкостью, а еще — весом до 90 килограммов и размером обуви до 46.
  • Если в этом описании вы видите себя, подавайте заявку в рамках открытого конкурса «Роскосмоса». Так, в 2020 году комиссия, проводящая отбор кандидатов в отряд космонавтов, приняла 1 404 обращения.
  • ПОЕХАЛИ!

Материал подготовлен
при поддержке

Share
скопировать ссылку

Тэги

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Идея была моя, но сделал это не я»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Первая полоса

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна? Отвечает биолог Ольга Матвеева
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
Отвечает биолог Ольга Матвеева

«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них
«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них Издания «Беда», «Кедр», «Служба поддержки» и другие
«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них

«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них
Издания «Беда», «Кедр», «Служба поддержки» и другие

Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме
Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме
Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме

Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме

Подпишитесь на рассылку