7 декабря, вторник
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти

Ночевки в сельских клубах и Дмитрий Певцов в Большом Голоустном Иркутские кинорежиссеры — о том, как снимать большое кино в регионах

Ночевки в сельских клубах и Дмитрий Певцов в Большом Голоустном

С 25 по 30 октября в Иркутске проходит Байкальский фестиваль регионального кино (БФРК). The Village поговорил с иркутскими кинорежиссерами об особенностях регионального кинопроизводства и специфике профессии вдали от столиц.

Юрий Яшников

«Встреча хорошей истории со зрителем»

Около 15 лет своей жизни я играл в КВН. До учебы в университете (а учился я в ИГУ на психолога), во время и после нее все мои мысли были сосредоточены только на одном — стать чемпионом Высшей Лиги. Эта цель просто затмевала все остальные. Мы с командой «Байкал» (сборная Иркутской области и Бурятии) дошли до полуфинала, но это оказался наш потолок. И когда я понял, что достичь чемпионства, вероятно, уже не удастся, встал вопрос: «А что дальше? Какова тогда цель?»

Получилось так, что профессия кинорежиссера сама меня нашла. Она ко мне стучалась еще в 2008-ом, когда мои друзья по команде КВН сняли первую бурятскую комедию «Чайник». Они звали нас — иркутскую часть команды — войти в этот проект. Но тогда мы только покрутили пальцем у виска и сказали: «Это невозможно. И мы с вами этой фигней заниматься не будем». С тех пор прошло еще несколько лет, пока другие друзья из Бурятии не показали мне рабочую версию монтажа фильма «На Байкал». В этот момент я почувствовал, что там за окном ходят мои земляки — 600-700 тысяч человек в рамках региона — и очень хотят увидеть это кино, только они об этом еще не знают. Вскоре после того просмотра и появилась «Кинокомпания Юрия Яшникова», главной ценностью которой была и остается встреча хорошей истории со зрителем.

Тогда мы договорились с парнями о том, что займемся прокатом этого фильма в Иркутской области. То есть мы появились на рынке, зайдя на него сразу с полного метра для кинотеатров. Большинство компаний начинают с короткометражек, документальных фильмов, а мы вошли сразу в самый дорогой и масштабный формат. И, конечно же, ушли по деньгам в большой минус.


Почему мы сейчас не делаем кино для кинотеатров? Ну потому что мы уже не такие отмороженные, как тогда. Такие риски могли себе позволить только очень молодые и лихие люди.


Отрицательный финансовый результат — следствие неадекватной картины мира, которая у нас была. Мы не учли, что между создателем контента и потребителем есть еще как минимум два игрока — прокатчик и кинотеатры. Мы же сами встали в роль прокатчика и начали состязаться с Голливудом, который удерживает 80 процентов рынка. Сделав работу над ошибками и назанимав денег, мы приступили к съемкам собственной комедии «Похабовск». Это был проект, сделанный нами, что называется, «под ключ» — от сценария до постпродакшена. Фильм принес 23,4 млн рублей сборов и полностью себя окупил.

Часто спрашивают, почему мы сейчас не делаем кино для кинотеатров. Ну потому что мы уже не такие отмороженные, как тогда. Такие риски могли себе позволить только очень молодые и лихие люди. А тогда, после двух реализованных проектов, нам стало понятно, что для кинопроката требуются совсем другие ресурсы — больше денег, больше времени, более опытная команда. В контексте той экономической модели, к которой нужно было приноровиться, стало понятно, что нам в обозримом будущем доступно только производство документального и короткометражного кино.

К настоящему времени мы сняли порядка десяти фильмов. Герои наших документальных проектов очень разноплановые, но их объединяет то, что все они в серьезной мере реализовали заложенный в них потенциал. Журнал Forbes в 2017-ом году посчитал самые большие капиталы в царской России, и на первом месте оказался иркутянин Николай Второв. Неужели это не тема для фильма? Дрифтер Евгений Лосев — парень, мечтающий заниматься автоспортом в Иркутске, где автоспорта практически нет, но его любовь к автомобилям делает его "звездой", как минимум, всероссийского масштаба. Иван Вырыпаев: обычный студент иркутской театралки сейчас входит в пятерку крупнейших драматургов мира, у которых одновременно на разных сценах мира идет наибольшее количество пьес. Жизнь каждого из этих героев связана с Иркутском. Мне и моей команде интересно браться за персонажей, судьба которых говорит зрителям: «Где бы ты не родился, ты можешь совершить такой рывок».

Мы сами выбрали путь — работать там, где родились. Мне вообще кажется, что рассказы о том, что в Москве проще прорваться в кино, — это миф. Просто когда люди думают о столице в контексте кинематографа, им в голову сразу приходят Бондарчук, Бекмамбетов, Михалков. И им кажется: «Вот, там же есть эти столпы». Но в Москве огромное количество кинокомпаний, по масштабу сопоставимых с нашей. И у меня есть ощущение, а я с ними очень много общаюсь, что им труднее, чем нам, потому что конкуренция зашкаливает. Здесь есть свои плюсы и минусы, а там свои. Но иркутский комплект препятствий и возможностей мне симпатичнее.


Юлия Бывшева

«Редкость, чтобы документальное кино окупилось»

Снимать кино я захотела уже в сознательном возрасте. После девятого класса ушла в педагогический колледж, училась там на учителя начальных классов и занималась в театральной студии. В 2008-ом году в городе Нерюнгри, где я тогда жила, взяла справочник абитуриента, и в нем было указано только одно учебное заведение, связанное с кино, — это был ВГИК. Поступила, на удивление, с первого раза. Не могу сказать, что я была насмотренной. Я даже не понимала, что такое документальное кино, потому что доступа к нему не было. Тогда все смотрели фильмы с дисков, которые продавались на каждом углу. И максимум, что я смогла купить и посмотреть, — это все фильмы Тарковского.

После окончания учебы обратно в Нерюнгри я не поехала, потому что кино там конечно же не снимают. Здесь-то, в Иркутске, в большом городе, как таковых нет ни индустрии, ни кинематографической среды. Но в Иркутске я увидела потенциал для их создания. Год после приезда проработала в Иркутском областном кинофонде, а потом с командой открыла собственную киностудию — «Матера». Тогда мы выиграли грант и решили снимать фильм. Сейчас кинематографическая среда в Иркутске начинает развиваться, и не без моего участия, чему я очень рада. Восемь лет живу в этом городе, и уже шесть лет мы с Сашей Мерзляковой и Юрием Яшниковым проводим Байкальский фестиваль регионального кино. Начинали мы совсем без бюджета, все сообщество кинематографическое нам безвозмездно помогало. Потом появилась поддержка: вот уже в третий раз Фестиваль мы проводим при содействии Фонда президентских грантов.


Полгорода смыло, у людей дома разрушены, а ты такой: «А вы не хотите у нас в кино сняться?»


Документальное кино тяжело смотрится многими зрителями, потому что у них есть представления, что все это скучно. А на самом деле сейчас документалисты снимают иначе, по качеству не хуже, чем игровое кино. Если ты хочешь, чтобы фильм дошел до зрителя, во все это нужно вложиться. У режиссера-документалиста часто суровые условия работы. «Уходящие голоса» — фильм об иркутском этнографе и фольклористе Галине Витальевне Афанасьевой-Медведевой — был в этом отношении самым сложным. Мы ездили по различным деревням, чаще всего нас оставляли на ночлег в старых клубах, в спальниках там спали. В школах ночевали тоже. И жители были к нам очень гостеприимны: в городе не часто встретишь, чтобы чужие люди тебя пустили домой, накормили, напоили, дали помыться. В деревне же 90% именно таких.

Фильм о наводнении в Тулуне было сложно снимать, потому что это в это время там был хаос, по-другому и быть не могло. Полгорода смыло, у людей дома разрушены, а ты такой: «А вы не хотите у нас в кино сняться?» Продюсер несколько дней обзванивала людей, искала, у кого есть пострадавшие знакомые в Тулуне. На них как-то выйти надо было, получить согласие. Многие отказывались по разным причинам. А нам надо было быстро: уже расчищать начали после затопления, и нужно было успеть заснять все это. Нам повезло, что мы нашли героев, которые смогли говорить и согласились пойти на контакт.

Первая съемочная смена у нас длилась почти сутки. Около четырех утра съемочная группа выехала, часов пять туда ехать, там снимали с утра до вечера, а потом выдвинулись обратно в Иркутск. Остановиться в Тулуне было просто негде, потому что все было занято, приехали различные специалисты, много журналистов со всей страны, нет питьевой воды, нет еды. В кино вообще невозможен вариант: вот у тебя с 8 до 5 работа, а потом ты пошел домой отдыхать. Здесь жизнь и работа очень тесно переплетаются. Фильм о Тулуне мы снимали за свой счет. Редко, когда документальное кино окупается. Но не поехать и не снять мы не могли.

На фото: Александра Мерзлякова, Юрий Яшников, Юлия Бывшева

Анастасия Зверькова

«Я телепортировалась в профессию»

Родители давали нам с сестрой возможность самим понять, чем мы хотим заниматься. Когда иркутский оператор и режиссер Николай Тарханов открыл курсы по фотографии, мама предложила мне попробовать. И это оказалось именно тем, что мне интересно. Еще школьницей, в 8 классе, я поняла, что хочу быть режиссером. Бывает так, что люди идут околицами к своему пути. А я телепортировалась. Но мне хотелось сначала увидеть жизнь, посмотреть на судьбы людей, поэтому я так спланировала, что сначала буду работать журналистом в Иркутске, а потом поеду поступать на Высшие курсы сценаристов и режиссеров (ВКСР) в Москву.

На ВКСР нет бюджетных мест. Образование очень дорогое. Но папа сказал: «Я буду тебе откладывать с зарплаты, чтобы ты смогла поступить на режиссуру». Тогда у него появился дополнительный заработок, который, по его словам, доставался ему легко, но на самом деле это было не так. Просто родителям очень хотелось вложиться в мою мечту. В тот момент, когда надо было поступать, я уже работала на телеканале «АИСТ». Оставалась сумма, которой не хватало для оплаты второго года обучения, и тогда мой шеф — Амгалан Ринчинович Базархандаев — дал недостающие деньги. Безо всяких обязательств, от широты души.

После обучения интуиция подсказала мне возвращаться в Иркутск. Когда я только поступала, мастера мне сказали: «Насть, ты пойми, что во всяком случае вначале ты сможешь снимать только у себя на родине. Это очень важно чувствовать, что ты снимаешь». Сейчас, работая в Иркутске и снимая здесь кино, я сама могу сказать, что самый главный плюс регионального кинопроизвосдтва — мы знаем то, про что говорим. И если уж мы делаем фильмы про местных героев, то делаем это с большой любовью.


У тебя в голове идеальная модель: ты ищешь интересную идею, тут же появляются деньги, и все начинает крутиться. Реальность оказалось другой


Когда я начала снимать, стало понятно, что каждый фильм — это большой бюджет. Во время учебы у тебя в голове идеальная модель: ты ищешь интересную идею, тут же появляются деньги, и все начинает крутиться. Реальность оказалось другой. Но она тоже начала чудесным образом меняться. Потому что в Иркутске стали появляться возможности, которых до моего возвращения не было. Например, питчинг дебютантов, где есть шанс выиграть деньги и другую поддержку для своих проектов. А еще в 2017-ом году произошло беспрецедентное событие: область впервые выделила грант на игровое кино — пять миллионов рублей. И мы с кинокомпанией Юрия Яшникова выиграли его. Потом Юрий привлек еще столько же денег, и нам удалось снять фильм «Без неба» с Дмитрием Певцовым в главной роли.

История фильма имеет под собой реальную основу. Прототип главного героя – бывший летчик Владимир Иннокентьевич Прокопьев. Когда мы с родителями приезжали на Ольхон, мне было интересно наблюдать за тем, как Владимир Иннокентьевич каждое утро шел на берег Байкала, чистил взлетно-посадочную полосу, отгонял коров. Он поддерживал ее в рабочем состоянии на случай аварийной посадки, хотя аэропорт в Харанцах закрылся еще в девяностые годы. На это нельзя было смотреть без волнения. Так родилась идея фильма. На аэродроме в Харанцах к началу работы над фильмом началась реставрация: вырос высокий забор, современные постройки, снимать деревенскую историю в таком окружении было уже невозможно. Для съемок нашли заброшенный аэродром в Большом Голоустном.

Игровые съемки гораздо более нервные, потому что требуют от режиссера гораздо большего контроля над происходящим, нужно успевать снимать в отведенное время, пока не ушел свет. Ограничений гораздо больше. Кроме того, каждую ночь после съемочной смены я корректировала сценарий. Я никогда не стрессовала на документальных съемках так, как на игровых.

Несмотря на это, я намерена снять полнометражный игровой дебют. У меня уже есть идея фильма. Однажды Сергей Арктурович Язев рассказывал на своей лекции, как российские ученые отправили в космос яйца, чтобы на орбите из них вылуплялись цыплята. Но в результате птенцы не смогли глотать, потому что в космосе нет силы притяжения. Эта история натолкнула меня на мысль, которая, надеюсь, будет воплощена на экране.


Павел Скоробогатов

«Я приезжаю снимать на родину»

В 90-е годы, когда я учился в школе, мы с друзьями брали камеру — обычную, Sony — и постоянно снимали, что-то типа продолжения Mortal Kombat. Во время и после учебы на физфаке ИГУ тоже снимал, особенно в поездках с друзьями, потом монтировал из этого короткие ролики, делал флэш-мультики. Работал специалистом по дизайну и рекламе в компании «Байкалвестком», пока она не перестала существовать. Вот тогда-то передо мной и встал принципиальный вопрос: чем заниматься дальше? Преподаватель иркутского театрального училища Ольга Эристави на мастер-классе по актерскому мастерству сказала мне: «У вас кинематографическое мышление. Вам нужно идти в режиссуру. Высшие режиссерские курсы в Москве как раз для таких, как вы, — взрослых людей с образованием». Я поступил в мастерскую Владимира Хотиненко, Владимира Фенченко и Павла Финна и в 32 года уехал в Москву учиться на режиссера.

Меня всегда очень мотивируют чужие успехи. Если кто-то куда-то стартанул, получил какой-то приз за работу, я тоже начинаю двигаться. С нами училась Варвара Филипчук из Киева, которая сняла фильм «Переведи меня через Майдан» — про двух подруг, оказавшихся по разную сторону баррикад после событий 2014-го года. Фильм с большим успехом был показан на многих фестивалях. Тогда я начал думать, что могу снять на летних каникулах. Вспомнил, что недалеко от Верхоленска живет интересный герой — священник, у которого 10 детей. И я поехал снимать кино про эту семью. С переломом, в гипсе, потому что за пару недель до отъезда мне на ногу упало бревно. С непрофессиональным оператором — своим товарищем. Полностью на свои деньги, толком не представляя, что и как делать. Я ведь учился в мастерской игрового кино, а заданий по документальному у нас почти не было.

Эти съемки легли в основу фильма «Сибирский ковчег», который я в итоге защитил как свой режиссерский диплом. А после начал отправлять его на всякие фестивали. Он победил в Иркутске, взял первое место в Киеве, гран-при в Ереване. Всего прошел через 44 фестиваля и получил десять наград. Он был показан на двух федеральных каналах, а еще я отправил его Андрею Кончаловскому. Его команда тогда искала героев для фильма «Человек неунывающий». Героев утвердили, и мы поехали снимать снова, уже для этого проекта. В общем, из своего учебного фильма я выжал все, что можно, да еще и окупил его производство примерно семь раз.


У меня есть своя методика по раскрытию персонажей на экране: если спрашивать всякую ерунду, выведешь на то, что нужно


После этого фильма мне захотелось стать еще и продюсером, чтобы самому считать бюджеты фильмов и все распределять. У меня вообще синдром водителя. Я за рулем 16 лет и, когда я с кем-то еду в качестве пассажира, мне страшно. С кино так же. Когда я не продюсер, мне всегда кажется, что меня обманывают. Я узнал, что в Академии Никиты Михалкова на продюсерском факультете можно учиться бесплатно. И получил еще одно образование.

Четыре года назад летом мы с друзьями ездили в Бурятию. Проезжали какую-то деревню, и мне сказали, что там живет всего три семьи. Я сразу подумал, как интересно было бы снять про них фильм. Выяснилось, что они живут без электричества с конца 90-х. Трансформатор сгорел, все уехали, а эти люди единственные, кто остался. В 2018-ом году я презентовал этот проект на Байкальском питчинге, но денег не выиграл. Правда, мне дали техническую поддержку, когда ты можешь брать оборудование бесплатно в период съемок. А на сами съемки пришлось организовать краудфандинговый сбор. Я написал в фейсбуке: «Снимаю фильм. Поддержите проект финансово. В титрах — обязательная благодарность». И люди откликнулись, причем некоторых я даже не знаю. Кто-то перевел 30 тысяч, кто-то 200 рублей, кто сколько смог. За что им всем большое спасибо. Таким образом я собрал деньги на четыре экспедиции в разные времена года. А когда мы вышли на постпродакшн, нас поддержал Минкульт. Сейчас этот фильм называется «Живут же люди». Это полнометражный проект, производство пока не закончено.

Когда мы первый раз приехали, герои, конечно, все зажатые стояли, а сейчас даже внимания на нас не обращают. Барьер доверия пройден. У меня есть своя методика по раскрытию персонажей на экране. Если прямые вопросы задавать, они будут отвечать «да/нет». А если спрашивать всякую ерунду, выведешь на то, что нужно. Например, я говорю: «Соседи-то ваши собираются прививку ставить от ковида». И они сразу переключаются с темы на то, что мне нужно, и рассказывают, в каких они с соседями отношениях.

Сейчас я живу на два города. Вся киношная движуха, все встречи, подача документов на гранты, как правило, в Москве. Но в Иркутске — непаханое поле для документальных фильмов, поэтому я приезжаю снимать на родину. В документальном кино мне очень интересна социальная тематика, характеры, люди на которых держится страна. Если говорить про игровое, то мне хотелось бы снять детское семейное кино, например, экранизировать повесть сибирского писателя Геннадия Михасенко «Кандаурские мальчишки».


Фотографии: Марина Дубас, Стас Ларёв, личные архивы героев

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

В Иркутской области планируют снять сериал для РЕН-ТВ

Эксперты прогнозируют увеличение интереса российских съемочных групп к Иркутской области

В Иркутской области планируют снять сериал для РЕН-ТВ
Эксперты прогнозируют увеличение интереса российских съемочных групп к Иркутской области

Иркутский режиссер Юрий Яшников заявил об участии Умы Турман в его фильме

Актриса может приехать на Байкал в 2018 году

Иркутский режиссер Юрий Яшников заявил об участии Умы Турман в его фильме
Актриса может приехать на Байкал в 2018 году

В Иркутске снимают фильм о хоккейной команде «Байкал-Энергия»

В ленте расскажут о скандальном матче 2016 года в Архангельске

В Иркутске снимают фильм о хоккейной команде «Байкал-Энергия»
В ленте расскажут о скандальном матче 2016 года в Архангельске

В Иркутске пройдет премьера документального фильма о хоккее с мячом

Премьерные показы пройдут 20 февраля в «Киномолле»

В Иркутске пройдет премьера документального фильма о хоккее с мячом
Премьерные показы пройдут 20 февраля в «Киномолле»

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Новое и лучшее

Новогодний раф в Papa Carlo и ужин в Carbonara от нового шефа

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы

Свежий воздух и безопасная среда

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату

Первая полоса

Новогодний раф в Papa Carlo и ужин в Carbonara от нового шефа
Новогодний раф в Papa Carlo и ужин в Carbonara от нового шефа А также список мест, попавших в топ «Пальмовой ветви ресторанного бизнеса»
Новогодний раф в Papa Carlo и ужин в Carbonara от нового шефа

Новогодний раф в Papa Carlo и ужин в Carbonara от нового шефа
А также список мест, попавших в топ «Пальмовой ветви ресторанного бизнеса»

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»
Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»
Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы
8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы А также ключевые изобретения их героев
8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы
А также ключевые изобретения их героев

Свежий воздух и безопасная среда
Промо
Свежий воздух и безопасная среда Почему спортивные площадки на территории ЖК стали так актуальны
Свежий воздух и безопасная среда
Промо

Свежий воздух и безопасная среда
Почему спортивные площадки на территории ЖК стали так актуальны

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату
Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату И можно ли принимать предложение о работе только ради денег
Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату
И можно ли принимать предложение о работе только ради денег

Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара
Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара
Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара

Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара

Что слушают, читают и смотрят шефы, бармены и сомелье
Что слушают, читают и смотрят шефы, бармены и сомелье Осторожно, можно вдохновиться на создание кулинарного шедевра
Что слушают, читают и смотрят шефы, бармены и сомелье

Что слушают, читают и смотрят шефы, бармены и сомелье
Осторожно, можно вдохновиться на создание кулинарного шедевра

«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию
«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию «Что может быть тупее рассола? Но через него можно выйти на тему Просвещения»
«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию

«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию
«Что может быть тупее рассола? Но через него можно выйти на тему Просвещения»

Новый сингл «Тэккен» от екатеринбургской группы «Черный свердловский стиль»
Новый сингл «Тэккен» от екатеринбургской группы «Черный свердловский стиль» Драйв и ностальгия по видеоиграм
Новый сингл «Тэккен» от екатеринбургской группы «Черный свердловский стиль»

Новый сингл «Тэккен» от екатеринбургской группы «Черный свердловский стиль»
Драйв и ностальгия по видеоиграм

Игра. Пиксель-хантинг для эрудита: найдите медь на картинке
Спецпроект
Игра. Пиксель-хантинг для эрудита: найдите медь на картинке
Игра. Пиксель-хантинг для эрудита: найдите медь на картинке
Спецпроект

Игра. Пиксель-хантинг для эрудита: найдите медь на картинке

Новое в Екатеринбурге: Зачем идти в большой чайный дом «Анкира»
Промо
Новое в Екатеринбурге: Зачем идти в большой чайный дом «Анкира» 500 видов чая, церемонии и подарки на любой бюджет
Новое в Екатеринбурге: Зачем идти в большой чайный дом «Анкира»
Промо

Новое в Екатеринбурге: Зачем идти в большой чайный дом «Анкира»
500 видов чая, церемонии и подарки на любой бюджет

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть в выходные
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть в выходные

Цикл лекций об уличном искусстве, фильм-концерт Gorillaz и «Ельцин Форум»

Цикл лекций об уличном искусстве, фильм-концерт Gorillaz и «Ельцин Форум»

Цикл лекций об уличном искусстве, фильм-концерт Gorillaz и «Ельцин Форум»

Цикл лекций об уличном искусстве, фильм-концерт Gorillaz и «Ельцин Форум»

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Подпишитесь на рассылку