1 июля, пятница
Москва
Войти

«Наша миссия — возродить обувные мануфактуры в России»: Московская марка кожаной обуви ручной работы Razumno

«Наша миссия — возродить обувные мануфактуры в России»: Московская марка кожаной обуви ручной работы Razumno

Российскими марками в 2021 году уже никого не удивить: локальная индустрия активно развивается с начала 2010-х годов, а новые имена появляются буквально каждые пару месяцев. В сложившейся ситуации все чаще приходится говорить о перепроизводстве — не только глобальном, но и российском: лишь немногие марки придерживаются концепции устойчивого развития и поддерживают экоинициативы.

Совсем молодой обувной бренд Razumno — один из них: основатели марки не планируют гнаться за объемами или захватывать широкую аудиторию. Их цель — напомнить миру о значимости ручного труда и возродить обувные мануфактуры в России.

Razumno в апреле 2021 года запустила Алена Лозовская вместе Сергеем Аверьяновым, у которого на момент старта уже было собственное ателье по производству одежды. Алена прежде была фотографом, фоторедактором и даже успела поработать в The Village, но обувное ремесло и портновское дело с детства были большой частью ее жизни. Мы расспросили Алену о том, кому сегодня нужен ручной труд, легко ли запустить свое дело в России и как отличить качественную обувь от некачественной.

Алена Лозовская

Соосновательница марки Razumno

 С 2016 года я принимаю участие в работе мужского ателье, где трудятся мои родители и троюродный брат — у нас собственные мастерские обуви и одежды высокого качества. Мои родители обувщики, они даже познакомились в обувном училище, и все детство я провела в обувной мастерской. А мамин племянник — портной костюмов, у него сильная советская школа. В ателье я выполняю множество функций: работаю с клиентами, внедряю CRM, закупаю сырье, разбираюсь с сайтом и даже мерки снять могу. Многофункциональность за эти годы заметно повысила мою экспертизу в производстве одежды и обуви.

Во время карантина из личного интереса я задала вопрос в инстаграме одному российскому бренду обуви о том, какое сырье они используют. Я просто хотела знать, за что я собираюсь платить деньги. В итоге оказалось, что производитель ничего не знает о своем продукте, а меня упрекнули в том, что я устроила урок материаловедения.

Именно эта ситуация стала звоночком о том, что в российской нише женской обуви происходит что-то не то, и поводом задуматься о собственной марке. Все произошло довольно быстро: месяц я думала и в конце осени поделилась своими мыслями с основателем ателье Сергеем Аверьяновым. Сказала, что было бы круто запустить качественный и солидный бренд женской обуви, потому что ниша пустая. Ему понравилась моя идея. И с декабря мы начали работу — первую небольшую линейку выпустили в первых числах апреля.

Я выбрала обувь прежде всего, потому что больше всего в ней понимаю. Я ею живу. Да и ниша эта пустая — у нас практически нет обувных марок, которые владеют собственными производствами. Для меня очень важно, чтобы продавец вещей являлся одновременно и производителем. Да, есть российские обувные бренды, но в массе они отшиваются в Италии, Китае, Испании. А это скучно, в этом нет аутентики. Мне хочется делать что-то реально полезное и развивать производственную базу России.

У нас в мастерской (родителей — прим. ред.) были только мужские колодки, и покупка обуви для себя всегда становилась проблемой. Я захожу в обувные магазины выбрать себе что-то и понимаю, что обувь, которая там представлена, не стоит тех денег. Я хочу платить за качество и ремесло, а не за маркетинг. Собственная потребность в итоге и вылилась в запуск марки — мы делаем именно женскую обувь.

На старте всем в компании я занимаюсь сама. Я до мозга костей продакт-менеджер: знаю, как устроена работа мастеров, процессы пошива обуви, знаю, где найти сырье, понимаю, какой продукт нужен. Пока мы только стартуем, я сама прощупываю почву и готовлю себя к делегированию.

Название Razumno тоже появилось не случайно. Я очень осознанно подхожу к покупке многих личных вещей. «Уважение к каждой вещи» — эта мысль постоянно живет в мой голове. Мне важны функционал, смысл и качество. Я всегда стараюсь максимально продлить жизнь того, чем пользуюсь. На карантине многие занялись уборкой дома, перебирали шкафы, и у себя в сториз я делилась лайфхаками, например, как помыть ботинки и правильно убрать их на полку после зимы. Было много просьб от знакомых рассказывать о таком больше, и я завела отдельную страницу в инстаграме и назвала ее «Разумно».

К производству продукта у меня такое же отношение — не хочется делать лишней и бесполезной шелухи, — поэтому и название сохранилось. Например, мы отказались от пакетов, к обувным коробкам у нас просто приклеены хлопчатобумажные ручки. А пыльники сшиты из плотной саржи — в них потом можно хранить что угодно. Упаковка и сама обувь выполнены из добротных материалов, которые легко «растворятся» в земле, нет пластиковых или полиэтиленовых деталей.

В качестве первых пар мы выбрали лоферы и удобные туфли на крошечном каблуке. Мне хочется создавать полезное и практичное, что-то базовое и такое, что не навредит здоровью и будет комфортным для ежедневной носки.

Разработка коллекции происходила под моим руководством: я работала с конструктором колодки и модельером. Колодочника я попросила разработать две колодки — одну поуже и другую пошире с тупым носиком. А модельеру дала задание сделать базовые бельгийские лоферы — я их просто люблю еще по мужским коллекциям нашего ателье, — балетки и босоножки-деленки (но только не «Мэри Джейн» — их уже сделали многие). В результате получилась первая коллекция из четырех моделей в разных цветах.

Мы используем кожу и замшу. За три года работы в ателье мне удалось наладить контакты и побывать с папой на лучших мировых дубильнях. Франция и Германия — страны, которые стараются сохранить остатки мирового ремесленного наследия. Последний раз мы летали на закупки в конце 2019 года и 60 шкур отбирали целый рабочий день. Из-за карантина в 2020-м делали заказ удаленно, и нам привезли не все отборного качества. Поэтому очень важно лично присутствовать при закупке сырья, вести переговоры, отбирать, просить предоставить сырье высшего качества — правда, сейчас это сложно из-за пандемии.

Вообще, качественных производителей сырья в мире не так и много. Почти все люксовые бренды покупают пуговицы у одной большой компании, сорочечный хлопок — у другой, а шерстяные ткани — у третьей. Дальше уже начинаются отличия в дизайне продукта и маркетинге.

Мой отец часто говорит, что главная проблема — это кадры, сетует, что молодежь сегодня не хочет работать физически, у них нет терпения и усидчивости. У нас в Razumno есть как опытные взрослые мастера, так и новички. Мастера находятся каждый случайным образом, но про каждого мы рассказываем у себя на сайте. Так можно узнать, кто работал над вашей парой обуви.

Пока наша модель работы с клиентами made-to-order: поступил заказ — мы сделали. Нам хочется сказать нет импульсивным покупкам. У нас дорогое сырье, много ручных работ, если мы отошьем целую коллекцию, то цена за пару сразу резко возрастет. К тому же для этого нужны большие финансовые вливания. Нам не хочется держать товар на полке, перепроизводить и потом устраивать распродажи. Если кто-то не готов ждать свою пару неделю, всегда можно найти подходящую опцию у других марок. Но вообще, мне кажется, осознавать, что пару шьют специально для тебя, — это довольно приятные ощущения.

Что касается ценовой политики, то мы в сегменте миддл-маркета: балетки и туфли обойдутся в 21 600 рублей, мокасины и лоферы — в 26 400 рублей. Если зайти в ЦУМ и посмотреть там на обувь аналогичного качества, цены на нее будут начинаться уже с 40–50 тысяч рублей. Но мы понимаем, что наценка ретейлера составляет два раза минимум плюс маркетинг.

Еще мы пока отказались от пошива размерного ряда коллекции в каждом цвете, чтобы не тратить много на сырье и не держать обувь на складе. Это позволяет не повышать цену. Мы сами и производители, и продавцы — поэтому ценник такой. Я думаю, что для Москвы и больших российских городов это вполне подъемная сумма. Пока понравившуюся пару можно заказать онлайн или приехать в наше мужское ателье и примерить модели в разных размерах. В дальнейшем, может быть, появимся где-то еще.

На самом деле мне очень близок тренд обдуманного низкого старта. В первые дни анонса в соцсетях мы получили большую поддержку и первые заказы — пока на них будем испытывать нашу идею. Сейчас уже я занимаюсь разработкой модели ботинок на осень. Будем смотреть и на спрос актуальных моделей — что-то уберем, может быть, заменим цвета, если закончится кожа.

Обложка: Люба Козорезова / Razumno

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как заработать, одевая чиновников и артистов
Как заработать, одевая чиновников и артистов Сергей Аверьянов не даёт пропасть невыездным чиновникам. Его владимирская фабрика шьёт на заказ ботинки и костюмы не хуже итальянских
Как заработать, одевая чиновников и артистов

Как заработать, одевая чиновников и артистов
Сергей Аверьянов не даёт пропасть невыездным чиновникам. Его владимирская фабрика шьёт на заказ ботинки и костюмы не хуже итальянских

20 пар обуви на весну (и на любую погоду)
20 пар обуви на весну (и на любую погоду)
20 пар обуви на весну (и на любую погоду)

20 пар обуви на весну (и на любую погоду)

Тэги

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

Первая полоса

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

Подпишитесь на рассылку