1 июля, пятница
Москва
Войти

Modest fashion по-русски: Шоурум Others с современными дагестанскими дизайнерками и не только

Modest fashion по-русски: Шоурум Others с современными дагестанскими дизайнерками и не только

Магазин Others открылся на Солянке (дом 15) 17 января — месту меньше недели, и пока тут вовсю идут доработки: стены обещают украсить арт-объектами, часть вещей еще довезут, да и указателей, как добраться до нужной комнаты, пока не хватает.

Найти место, как и многие надежно спрятанные за старинными фасадами и извилистыми коридорами шоурумы «Китай-города», — настоящий квест. На единственной двери без опознавательных знаков прямо под номером дома звоните в домофон, далее сворачиваете на первом этаже направо и идете к белой двери без номерков у окошка поста охраны — за ней светлый коридор с нумерованными дверями. Ваша — 104. Для Маросейки — Покровки и нижней части «Китай-города» такая «коридорная» система — дело привычное: в таких же полуофисных особняках прячутся винтажные магазины, лавки локальных дизайнеров и шоурумы украшений ручной работы.

Обшарпанные «общие зоны» не должны сбивать с толку — за ними прячутся настоящие «жемчужины» с редкими находками, прекрасно сохранившимися с 70-х плащами Burberry или авангардными предметами местных дизайнеров. Other — не исключение. Несмотря на крошечную площадь, зайти сюда стоит хотя бы для того, чтобы понять, как выглядит modest fashion по-русски — закрытая, скромная одежда, которая отнюдь не выглядит скучно или несовременно.

Дагестан — Москва

Others — совсем молодая, но уже небольшая сеть. Первый шоурум открылся в 2019 году в Махачкале, в 2021 году основательница проекта Зайнаб Сайдулаева решила, что и Москва готова принять «скромную моду», и запустила в столице одноименный проект вместе с дизайнером и стилистом Каролиной Павловской. Девушки стремятся предложить альтернативный взгляд на то, что может быть представлено на фэшн-рынке в качестве «исламской моды».

«Рождение проекта было совершенно естественным и неизбежным. В 2018 году был основан бренд Measure, который не вписывался ни в один доселе существующий формат шоурумов: для „светской“ аудитории наша одежда была слишком закрытой, а для традиционной исламской казалась странной и не совсем понятной. Через пару лет колесо закрутилось, и начали появляться modest бренды нового типа, и мы поняли, что сможем объединить их вместе в одном пространстве и создать вокруг него свое комьюнити, которое разделяет наши ценности. Так появился Others», — рассказывает основательница проекта и представленного в шоуруме бренда Measure Зайнаб Сайдулаевой.

Modest fashion на Солянке

Проект объединил дизайнеров, разделяющих культуру сокрытия женской красоты в условиях современного мира. Среди представленных в Others марок — Annur Clothes, Measure, Sansinin и Asiya Bareeva — короткий, но любопытный список. От Others не стоит ждать однотонных рядов абай, никабов или паранджей — здесь предлагают закрытые, но современные, модные вещи, которые могли бы появиться на сайте Ssense или Matches Fashions.

Про Асию Барееву, основательницу одноименной марки, пишет Calvert Journal, обзоры на ее коллекции можно найти в Vogue, а сама дизайнер участвовала в Mercedez Benz Fashion Week. Соседняя марка — Annurclothes, которую придумала Каролина Павловская, придерживается этичного производства, использует натуральные ткани и делает вещи, вдохновленные традиционным прикладным искусством разных народов. Sansinin работают с пастельными оттенками и свободными фасонами, из всех марок они ближе всего к традиционной «исламской моде» — у бренда можно найти платок, закрывающий часть лица, и темное платье в пол. И все равно это все дизайнеры «новой волны», которые много внимание уделяют материалам, сложным вышивкам и узорам, ярким цветам и архитектурному крою.

Measure, собственная марка Зайнаб Сайдулаева, — это одновременно открытые, минималистичные вещи и вышивка — изящная арабская каллиграфия (What makes me you different, makes you beautiful), пайетки и макси-длина, балаклавы и традиционные закрытые платья в пол с молниями, как на лыжных кофтах. Специально для шоурума дизайнеры выпустили серию Others — задорные поясные сумки и панамы из плотного нейлона.

Цены на основной ассортимент — что-то среднее между масс-маркетом и миддл-классом. За красивую косынку с лентами придется отдать 2 500 рублей, за юбку или блузу — около 5–7 тысяч рублей. Платья в мелкую клетку с пышными рукавами и макси-длиной — 11 тысяч рублей.

Кроме платьев разной степени закрытости, изящных жакетов из сатинового материала, блуз и свободных платьев-рубашек в тонкую полоску, в шоуруме есть тонкие балаклавы, очень нарядные сумки, платки с широкими лентами и струящиеся юбки по фигуре. Любую вещь можно представить на посетительницах выставок в «Гараже» или бранцующих в субботний полдень в соседней «Соли». Несмотря на дагестанские корни, в представленных в Others вещах достаточно мультикультурализма и чисто московской нарядности.

На Солянке Others досталась совсем небольшая комната: внутри поместился прилавок, вокруг которого расставлены цветы, несколько рейлов с плотно развешенной одеждой, примерочная за плотной шторкой и пара пуфов, чтобы присесть и обдумать покупку. Помещение оформлено в духе минимализма — белые стены, которые вскоре украсят керамические работы Асии Бареевой, много света, геометричные рейлы и зеркальная стойка с открытками и украшениями. Больше пяти человек свободно в шоуруме не поместятся, но место и не рассчитано на непрерывный большой поток, как большая часть шоурумов в этом районе.

Не такие уж другие

Крупные ретейл-площадки вроде Net-a-porter, Matches Fashion или Ssense уже не первый год развивают направление modest fashion, видя в нем большой потенциал. С одной стороны, онлайн-магазины встречаются с растущим спросом со стороны покупательниц из стран Востока — и едва ли их могут привлечь полупрозрачные платья Jacquemus или золотые микрошорты Valentino.

С другой стороны, появляется все больше европейских и американских марок, которые работают в поле modest fashion. Batsheva, The Vampire’s Wife, Emilia Wickstead и другие бренды перерабатывают классические закрытые силуэты, придавая им современный вид с помощью материалов и деталей. Откровенная сексуальность, граничащая с объективацией женского тела, за последние десять лет сменилась интеллектуальной и скромной модой. Согласно данным Lyst, количество поисковых запросов modest fashion в 2019 году выросло на 90 % по сравнению с предыдущим годом.

Локальный проект вроде Others — хороший пример того, как мировая тенденция приживается в Москве. Шоурум — не только собрание толковых modest fashion брендов, но и история про сестринство и независимость. Others Зайнаб Сайдулаева запустила на деньги, полученные с продаж вещей собственного бренда (инвестора у компании нет), а в соавторы позвала знакомых и близких по духу девушек.

Похоже, что на «Китай-городе» появилось еще одно приятное место, куда можно заглянуть после бранча в Bambule, ужина в «Соли» или прогулки по самому живому району города. Ну а хороших балаклав и заметных платьев с принтом никогда не бывает много.

Фотографии: Others

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)
6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)
6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)

6 российских марок одежды и аксессуаров для собак (и кошек)

5 отличных российских марок сумок
5 отличных российских марок сумок
5 отличных российских марок сумок

5 отличных российских марок сумок

Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства
Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства
Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства

Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

Подпишитесь на рассылку