Мария Фёдорова, главный редактор Glamour The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. В этот раз мы сфотографировали героиню на Большой Дмитровке

 

На Марии( 41 год): кроссовки
Nike Air Max, платье Asos, туфли Christian Louboutin, свитер Sonia Rykiel, очки Swarovski, кольцо Orloff, часы Chanel, сумка Sportmax, серьга Christian Dior, кольцо и колье неизвестных марок

 

 

Стиль и магазины

Я редко хожу по магазинам в Москве. Тут дорого. Да, у меня есть скидки в каких-то приличных магазинах, но я этими скидками только-только сбиваю разницу в цене. Мне не очень приятно ловить себя на этой мысли. Но это как привычка с советских времён: исторически все самые любимые покупки были связаны с поездкой за границу. Путешествия без магазинов — это как поехать на море, но весь отдых купаться в бассейне. И ещё очень хочется купить то, чего нет у половины Москвы. Я очень рада, что Topshop пришли в Россию. Но как же было замечательно, когда их у нас не было: только счастливчики, побывавшие в Лондоне, могли выглядеть круто за небольшие деньги! Мой первый визит в лондонский магазин марки стал для меня откровением, но сейчас появилось несколько брендов, которые ещё не дошли до Москвы. В Милане или в Париже можно урвать пару недорогих, но стильных вещиц. Тем не менее последнюю пару обуви я купила себе в Podium Market. Какие-то бразильские сандалии, очень дешёвые, но милые. Они как раз оставались в сорок первом размере. Я могу с гордостью сказать, что в последнее время в моём шкафу появилась масса вещей российских марок. Не только московских. С начала весны я постоянно хожу в одежде питерского ателье, и меня даже на улицах девушки останавливают, спрашивают, откуда эта юбка или этот плащ. Люблю Terekhov и Walk Of Shame. Надеваю вещи от сестёр Рубан — Алиса много лет назад работала у нас в Glamour стилистом, она меня до сих пор называет «мама Маша». Они с сестрой выросли профессионально у меня на глазах.

 

Я тоже пыталась носить
только чёрное
, но мне стало очень скучно. Меня всё время тянет на эксперименты

 

Очевидно, что у меня больше проблем с поиском одежды, чем у девушек со стандартной фигурой. Соответственно, я выбираю магазины, где есть вещи свободного кроя. Например, в H&M есть линейка для полных — мне там подходит не всё, но иногда я покупаю там базовую одежду — брюки хаки и свитшоты. Рубашек джинсовых у меня несколько оттуда. Хожу в Marina Rinaldi в «Петровском» или «Смоленском пассаже», но далеко не всегда выхожу оттуда с покупкой. Когда бываю в Милане, всегда захожу в три магазина: всё в тот же Marina Rinaldi, в Persona — это вторая линия Marina Rinaldi — и в Prada, чтобы присмотреть обувь. После показа Chanel в Париже обязательно захожу в Chanel на Рю Камбон, это уже традиция. И еду в Le Bon Marche, в том числе за любимыми шампунями Opalis.

Классные майки есть не только в Dolce & Gabbana, но и в H&M, Mango и River Island. Вещь сама не всегда стоит тех денег, которые за неё просят. В основном мы платим за бренд. Приятно ходить в красивых вещах и с дорогими аксессуарами, но не надо делать из этого культ. Я окончила Строгановку, и коллекция Chanel весна-лето 2014 на тему художников и искусства мне понравилась безумно. И там были дико красивые вещи. Но холщовый рюкзак за три тысячи долларов я сейчас себе не могу позволить. Я, по примеру нашей рубрики «Своими руками», сделала похожий сама. Вообще, есть много вещей, сделанных «на тему» трендов от известных дизайнеров. И это здорово.

Я внимательно изучила выходы и стиль Алёны Долецкой, и мне захотелось одеваться как она: простые брюки, прямые юбки, лаконичные блузки, которые на ней выглядят шикарно. Или как Грейс Коддингтон — она всё время в чёрном, но у неё эти рыжие волосы, смотрится классно. Я тоже пыталась носить только чёрное, но мне стало очень скучно. Меня всё время тянет на эксперименты. Я то одеваюсь в стиле рок, то, как сейчас, в стиле Одри и Грейс: накупила в Америке платьев в стиле 50-х, хожу в юбках в цветочек So Number One и с принтом-мухами Alexander Arutyunov.

 

Кроссовки Nike Air Max

У меня их целая коллекция. Эти я купила в Париже в & Other Stories, чем вызвала зависть у своей дочери. Она потребовала такие же, но таких в Москве не нашли, пришлось купить ей немного другие.

   

Платье Asos

Заказала его недавно. Это очень простое платье-комбинация: декольте отделано кружевом, подол — сеткой, что делает его вполне универсальным. Если надеть со свитером, платье выглядит как юбка, а с пальто получается почти вечерний наряд.

   

ТУФЛИ CHRISTIAN LOUBOUTIN

Я всегда вынуждена одеваться с прицелом на то, что вечером могу оказаться на каком-то мероприятии, поэтому беру с собой сменку. Прямо в руках ношу — наш офис находится в центре, я частенько хожу от него до нужного места пешком. Эту пару купила в Нью-Йорке в Barneys. Там всегда бывает мой размер. У туфель очень хороший каблук, и они ко всему подходят. Но я их всё равно стараюсь беречь: носить каблуки в центре Москвы — себе дороже. В прямом и переносном смысле.

   

Свитер Sonia Rykiel

Одна из немногих вещей, которую я купила в Москве. Мы пошли в магазин, чтобы использовать подаренный дочери на день рождения сертификат, то есть покупали одежду ей. И вдруг я увидела этот свитер. Там было всего две вещи большого размера, свитер — одна из них.

   

Очки Swarovski

Они мне ужасно понравились, потому что блеск кристаллов выглядит вполне благородно и ретроформа оправы очень удачная. Обычно я хожу в Ray-Ban и не очень экспериментирую, но эти прижились. Они самые шикарные на вид в моей коллекции.

   

Колье неизвестной марки

Оно мегапростое, стоит копейки, куплено во время поездки во Вьетнам.

   

Кольцо Orloff

Его сделал Пётр Аксёнов, русский ювелир и мой друг. Но оно у меня не потому, что мы с Петром дружим. Кольцо мне очень понравилось ещё в каталоге. Я сказала, что хочу такое, и он мне предложил на выбор два кольца с разными камнями. Я выбрала это, но Петя сделал мне потом и второе, с зелёным камнем. Обычно надеваю их вместе.

   

Часы Chanel

Это была моя первая серьёзная часовая покупка, которую я сделала в тот год, когда Chanel перестали продаваться на Кутузовском проспекте в рамках ТД «Москва». Модель J12 — самая базовая: керамический корпус без бриллиантов на пластиковом ремне. Хожу в них всегда и не представляю, чем их можно заменить.

   

Кольцо серебряное в виде бамбука
неизвестной марки

Тогда я ещё работала в журнале Yes!, снимала первую обложку. Купила его в Египте за десять долларов.

КОЛЬЦО С ГРУШЕВИДНЫМ КРИСТАЛЛОМ 
НЕИЗВЕСТНОЙ МАРКИ

Все думают, что это бриллиант, но это не так. На ужине с представителями компании Aquilano.Rimondi мы долго обсуждали, какой чистоты должны быть бриллианты, и мне в качестве примера сказали: «Вот, у тебя прекрасный камень». Я ответила, что да, прекрасный, только он стоит шестьсот рублей. Купила его в Питере на барахолке в «Новой Голландии», когда ездила на Aurora Fashion Week.

   

Сумка Sportmax

Я как-то сразу в неё вперилась: она идеального размера, и у неё красивое сочетание чёрного с пудровым розовым. Как ни странно, она ко многому подходит и у неё удобная длинная цепочка.

   

Серьга Christian Dior

На них же надо записываться. В парижском магазине была единственная пара, которую я купила напополам с подругой. К ним купила простые жемчужные гвоздики в ТЦ «Европейский» за двести восемьдесят рублей.

 

Про город

Москва — мой родной город. Разве можно сказать, за что ты любишь человека? Или родителей? К городу у меня отношение такое же. Только в любимом человеке ты всё время что-то стараешься исправить. От города ты изменений под себя не ждёшь. Ты сам подстраиваешься, но если всё сделаешь правильно, тебя похвалят и наградят. Не знаю, жила бы я здесь, если бы не работа, или нет. Хотя бы потому, что работа — это большая часть моей жизни с 23 лет, когда я пришла в свой первый журнал. У меня был период после института, когда я думала переехать, но я увлеклась стилизацией съёмок, потом родила ребёнка — довольно рано по нынешним меркам, — и вопрос о переезде отпал сам собой. Когда мы делали выездные съёмки и получался хороший результат, американские или, например, французские фотографы часто говорили мне: «Ой, с тобой так классно работать, ты всё делаешь абсолютно на уровне, давай к нам». Мне было приятно, что они воспринимают меня не как медведицу-диковинку с московских улиц, а как равного профессионала. Но я уже была мамой, а когда дочке исполнилось семь, я осталась с ней одна. И я решила, что лучше я буду одним из пяти (сейчас уже даже не знаю, из скольких) уважаемых стилистов Москвы и, соответственно, России, чем тысяча сто двадцать вторым стилистом в Нью-Йорке.

 

Откуда ещё возьмутся люди за рубежом, если не из Москвы?

 

Когда мне было шестнадцать, я впервые выехала за границу — полетела в Лондон к друзьям родителей. Они спросили меня, из какого именно российского города я приехала. И я смотрела на них такими круглыми глазами, потому что меня поразил этот вопрос: откуда ещё возьмутся люди за рубежом, если не из Москвы? Это не потому, что я сноб. Просто у меня была такая естественная детская реакция. Но когда я проанализировала всех людей, которые переехали в Лондон, Париж и так далее, я поняла, что почти все они не москвичи. У меня есть старый приятель, и он в одном споре мне сказал: «Фёдорова, вы, москвичи, избалованные. Вас дома всегда ждала котлета на плите, тёплая постель, и вам ни с чем не нужно было справляться». Мне тогда было ужасно обидно. А потом я поймала себя на мысли о том, что так оно и есть. Люди из других городов так рьяно берутся за дело, что они нас вытесняют. И я считаю, что это определённый двигатель. И для них, и для нас.

Мы снимали на Большой Дмитровке, потому что здесь находится мой офис, где я провожу очень много времени. Моя мама работала юристом в Госплане СССР, где теперь Госдума. Двадцать два года я прожила в Беляеве, но по пятницам от здания Госплана отходил автобус в дом отдыха, и для меня это было событие — приехать на Охотный Ряд, сесть в этот автобус и проехать по центру Москвы. Мы ехали потом мимо Беляева, но мне даже в голову не приходило договориться, чтобы меня подхватили где-нибудь около дома. А сейчас я приезжаю на это же самое место в центре каждый день на работу. Здесь же мой любимый бар «Симачёв», где, по-моему, очень правильная атмосфера. Хожу туда до сих пор, несмотря на уже не юный возраст. Сейчас, конечно, чаще устраиваю там деловые встречи. Ещё я люблю Кутузовский, где живу, но мне не хватает там человеческого отношения. Там трасса. В моём районе некуда даже поесть пойти с ребёнком так, чтобы без пафоса. Я люблю Uilliam's, «Кофеманию» в здании консерватории — да, там недёшево, но очень вкусно и приятно. Я вынуждена по чуть-чуть покупать продукты в дорогущей «Азбуке вкуса», потому что это единственный магазин поблизости. И я очень рада, что сейчас появилось много небольших компаний здорового питания и детокса с доставкой. Я частенько заказываю себе недельное диетическое меню или программу детокса на два-три дня от Organic Religion.

Сейчас съёмки и издательский бизнес в Москве организованы нисколько не хуже, чем на Западе. Иногда даже лучше. Бывает, конечно, что приезжаешь куда-то и думаешь: «Как тут всё здорово устроено». В Нью-Йорке, например, есть система мессенджер-доставки: если ты уехал на съёмку и забыл что-то в офисе, ты можешь вызвать человека на мотоцикле, который за двадцать минут пересечёт город и всё тебе привезёт. Представляете себе в Москве такой сервис? В последнее время я чаще бываю в других городах России и всё больше убеждаюсь, что мы в Москве сумасшедшие. Здесь происходит примерно то же самое, что в Токио и Сеуле, только картинка более приземлённая. Тут ты постоянно стремишься успеть как можно больше, куда-то бежишь. Это держит в тонусе. Опять же в Америке ты точно знаешь, что закончишь работу в шесть. Должно произойти нечто из ряда вон, чтобы съёмка задержалась на час. Там нет таких людей-оркестров, как тут, нет духа авантюризма. Когда я начинала работать, я была и стилистом, и визажистом, и парикмахером — мне приходилось. Мне кажется, это делает специалистов из России гораздо более универсальными.

ФОТОГРАФИИ: Михаил Голденков

 

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Юля Прудько, основатель пиар-агентства June & July
Юля Прудько, основатель пиар-агентства June & July The Village фотографирует горожан в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героиню этого выпуска мы сфотографировали в Большом Козихинском переулке
Юля Прудько, основатель пиар-агентства June & July

Юля Прудько, основатель пиар-агентства June & July
The Village фотографирует горожан в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героиню этого выпуска мы сфотографировали в Большом Козихинском переулке

Александр Дуэль, руководитель направления в банке
Александр Дуэль, руководитель направления в банке The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. В этот раз мы сфотографировали героя в Бутиковском переулке
Александр Дуэль, руководитель направления в банке

Александр Дуэль, руководитель направления в банке
The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. В этот раз мы сфотографировали героя в Бутиковском переулке

Внешний вид: Комментаторы рубрики
Внешний вид: Комментаторы рубрики В качестве исключения мы сфотографировали четверых читателей The Village для постоянной рубрики и спросили, где они выбирают одежду в Москве
Внешний вид: Комментаторы рубрики

Внешний вид: Комментаторы рубрики
В качестве исключения мы сфотографировали четверых читателей The Village для постоянной рубрики и спросили, где они выбирают одежду в Москве

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат

Первая полоса

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем про нынешние цены

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 10 октября — уже в 35 раз

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

Границу с Грузией запретили пересекать пешком, на велосипедах и самокатах

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло

Как найти жилье в Ереване
Как найти жилье в Ереване А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?
Как найти жилье в Ереване

Как найти жилье в Ереване
А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?

В США пообещали политическое убежище уклонистам от мобилизации

Латвия объявила режим ЧС на границе с Россией из-за мобилизации

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Срочно в Турцию
Срочно в Турцию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Турцию

Срочно в Турцию
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Кыргызстан
Срочно в Кыргызстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Кыргызстан

Срочно в Кыргызстан
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Сербию
Срочно в Сербию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Сербию

Срочно в Сербию
Экстренный гид по эмиграции

Коммунальщики и полиция ломают двери в подъездах, чтобы вручить повестки. Об этом написал депутат, но позже удалил пост

Turkish Airlines отменила все рейсы в Сочи, Ростов, Екатеринбург и Минск до 31 декабря 2022 года

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

На фоне мобилизации продуктовым магазинам опять рекомендовали не штрафовать поставщиков. Так уже делали после 24 февраля

Госбанки Турции отказались от использования системы «Мир»

Улицу в Москве назвали в честь Жириновского

«Пограничники знали фамилии и места каждого»: Пятерых петербуржцев не выпустили в Беларусь

Apple заблокировала приложения почты Mail.ru и «ВКонтакте» в AppStore

Силовики пытали и насиловали гантелей поэта Артема Камардина в центре Москвы — «Новая газета. Европа»

Срочно в Казахстан
Срочно в Казахстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Казахстан

Срочно в Казахстан
Экстренный гид по эмиграции

Что происходило в российских военкоматах за день

The Bell: В аэропортах перестали пропускать мужчин, которые состоят в списках военкомата

В военкоматах Москвы и Петербурга мобилизованных зачисляют в тероборону

В казахстанском кинотеатре переночевали более 200 россиян

«Новая газета»: Более 260 тысяч мужчин покинули Россию после объявления мобилизации

Студент журфака МГУ устроил Z-акцию. Как на это отреагировали его однокурсники и вуз

Россияне продолжают поджигать военкоматы

Срочно в Армению
Срочно в Армению Экстренные советы по эмиграции
Срочно в Армению

Срочно в Армению
Экстренные советы по эмиграции