3 декабря, пятница
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти
Люди в городе6 октября 2021

Танцовщицы и танцоры — о своих костюмах, сексизме и кабаре в Египте

Танцовщицы и танцоры — о своих костюмах, сексизме и кабаре в Египте

Профессиональные танцы — такой же спорт, как футбол или фигурное катание, требующий не только физической подготовки и регулярных тренировок, но и тщательно продуманного образа. На экипировку — соответствующие регламенту сложные костюмы, обувь и даже специальное белье — танцоры тратят большие деньги, а отклонения от установленных «костюмных» правил чреваты отстранением от выступления или заниженными оценками.

Мы поговорили с чемпионкой мира по спортивно-бальным танцам, преподавательницей и исполнительницей исторических танцев и танцором беллиданса о сексизме в индустрии, неравном распределении ролей в парных танцах, о запретах и правилах в одежде, тяжелых многокилограммовых костюмах и о кайфе, который дают занятия.

Алина Агеева

Чемпионка мира по спортивно-бальным танцам, учится на психолога, ведет блог в инстаграме о внутренней жизни и проблемах танцевального спорта, психологии и феминизме

Профессиональные танцы и хип-хоп

Я занимаюсь танцами всю жизнь и очень люблю их. Бабушка учила меня восточным танцам уже в два года, а в семь лет меня отдали на спортивно-бальные танцы. Я очень люблю пересматривать свои детские видео. Кажется, что я уже тогда чувствовала музыку и свое тело. В 2016 году я встала в пару с Олегом Чженом, с которым мы до сих пор партнеры. На следующий год у нас пошли серьезные результаты, и я поняла, что это уже профессиональная карьера.

Еще я занималась хип-хопом и сейчас хожу на Vogue Femme. Пошла туда, чтобы добавить пару прикольных элементов с руками в наши номера — и меня затянуло. Но бросать спорт не собираюсь, все-таки я предпочитаю парные танцы.

В спортивных танцах две программы: латиноамериканская и европейская. Правила по костюмам четкие и прописаны в документах вплоть до того, каким должно быть белье. Трусы, например, не должны быть выше линии изгиба (из официального положения: «нижняя линия трусов спереди должна проходить не выше паховой складки». ​​— Прим. ред.), запрещен эффект «голого тела». Например, если у тебя бежевый лиф, он должен быть полностью в камнях.

Платья для европейской программы — это сильно модернизированные исторические длинные платья для балов в Англии. Для латиноамериканской программы платья могут быть короткими, более открытыми, облегающими, с бахромой, стеклярусом. Это, собственно, все пришло с одноименных территорий, где традиционно более откровенная и яркая танцевальная одежда.

Помимо официальных запретов в одежде, многое недопустимо негласно. Я терпеть не могу сильно ограничивающие правила и постоянно иду через них. Нельзя делать разрез на костюме в области ног — окей, я сделала телесную вставку и покрыла ее камнями. Правда, это платье все-таки запретили на паркете (во время выступления. — Прим. ред.), отправив переодеваться, хотя прямого табу в положении на разрез нет. Пару раз я выходила в маске, однажды ее тоже сказали снять. Шляпу тоже как-то раз пришлось снять, хотя, опять же, по регламенту, головные уборы можно надевать. Обычно аргумент такой: «Я — главный судья, я решаю». Помню, я как-то вышла с нюдовым макияжем, и мне после этого судья сказал: «Алин, поменьше провокаций». Обосновал это тем, что моих глаз не видно, что даже у партнера они ярче. Камон! Мой партнер — кореец, мои глаза объективно больше. Все это я делаю потому, что мне важно раздвигать границы. Я хочу, чтобы люди по-другому стали относиться к профессиональным танцам. Многие же думают, что только вот так правильно.

Про спонсорство

Танцевальный спорт ​​– очень дорогой спорт. Профессиональные наряды тоже недешевые. Однако есть практика спонсирования танцора, когда он становится представителем бренда танцевальных костюмов.

Сегодня спонсоры смотрят не на титулы, а на социальные сети. Часто даже топовых танцоров не берут на спонсорство из-за нераскрученных соцсетей. Меня изначально взяли именно благодаря блогу. Сейчас я представляю платья ателье Savich.art. Его арт-директор — Екатерина Савич — такая же эпатажная и творческая, как и я. Мы вместе придумываем образы.

На выступлении в Сочи я вышла в фате, например. Мы с Екатериной делали платья со стрепами: судьи сначала сказали отрезать их, но потом все-таки разрешили, и мы пришивали их снова. У Савич одни из самых дорогих платьев. Около 150–170 тысяч рублей за один костюм. Туфли у меня тоже спонсорские. Стоят около 6 тысяч рублей. Конечно, можно найти все дешевле, но так красиво уже не будет. В целом с февраля я перестала платить за весь образ. Прическу и макияж тоже делаю за рекламу в блоге.

О феминизме и положении женщин в спортивных танцах

В европейской программе партнеры не отходят друг от друга. И традиционно раньше девушка, стоящая в шейпе (позиция с выгнутой спиной. — Прим. ред.), была такой амебой, которую ведет партнер. Сегодня феминизм все-таки приходит в нашу жизнь, и женщина должна работать в этом положении наравне с мужчиной. На каблуках, в тяжелом платье. По факту реально больше работы. Не все это понимают. До сих пор есть судьи, которые судят танец по работе исключительно партнера. Это ужасно обесценивает весь женский труд.

Женщинам нужно больше времени и денег на образ, элементы которого являются обязательными. Кроме самих костюмов, это автозагар в латиноамериканской программе, макияж, прическа. На подготовку к выступлению уходит около трех часов. У парней — полчаса на укладку и тон лица.

Три года назад, когда идеи феминизма пришли в мою жизнь, мой партнер был настоящим сексистом. За это время он сильно изменился. Мы на равных, слушаем друг друга, не осуждаем. Есть пары, где очень нездоровая коммуникация: партнер может кричать, унижать или даже ударить партнершу. Такое поведение часто встречается там, где пара еще и романтические партнеры. Это прям риск для абьюза.

У меня два педагога, мужчины, сексистски относятся к женщинам. Один прямо критикует мой блог, говорит, что погублю им свою карьеру. Но все равно я чувствую какое-то сдержанное уважение. Как-то тренер сказал: «Такая милая на паркете, а блог почитаешь, оказывается, еще и умная». Или на отсутствие у меня маникюра: «Опять без ногтей. Ну ты у нас странная, Агеева. На своей волне. Круто, круто, что ты гнешь свою линию».

Я феминисткой была с детства, просто не знала такого слова. Меня с маленького возраста раздражали гендерные стереотипы. О самом феминизме я узнала от мамы, когда она мне в школе рассказала о празднике 8 Марта как о феминистском празднике. Я стала больше этот вопрос изучать. Первое время, конечно, столько агрессии и раздражения испытываешь, когда видишь, как много несправедливостей по отношению к женщинам. Мне важно позиционировать себя как феминистку — это позволяет сразу обозначить свою позицию, а несогласных прошу сразу уходить на фиг с моего блога.

Блог и карьера

Блог я начала вести спонтанно, просто делилась своими эмоциями. Сейчас мой блог — это защита. Ко мне вряд ли, например, будут домогаться педагоги, что часто бывает по отношению к девушкам в этом спорте. Они понимают, что я сразу же расскажу об этом своей аудитории. Большинство моих подписчиков танцовщицы и танцоры. Свои истории они пишут мне в директ, в том числе связанные с харассментом. Медийность дает определенный уровень власти. Я стараюсь использовать ее целесообразно и говорить о проблемах внутри индустрии.

Сейчас в блоге больше поддержки. Хейтеров я кидаю в черный список сразу. Но когда мой пост про накрашенные ногти у мужчин-танцоров попал в анонимный канал, то было очень много хейта, к которому я оказалась не готова. Эмоционально было очень тяжело. Я пишу о танцах через феминистскую оптику, о своей жизни, своих проектах и много о психологии. Особенно о связи психики и тела через танцы. Сейчас заканчиваю факультет психологии и понемногу начинаю консультировать.

Зарабатывать танцор начинает со взрослой категории на соревнованиях, получая деньги за места. Насколько я знаю, зарплату имеют только чемпионы России. Многие в дальнейшем уходят в тренерскую деятельность или строят карьеру судей. Можно преподавать с 14 лет. Судьей я не хочу быть, но стремлюсь к такой карьерной позиции в спорте, которая позволит принимать решения и влиять на индустрию. Правда, мое видение будущего танцспорта слишком противоречит тому, как его, скорее всего, видят те, кто сейчас у власти. Недавно создали комитет спортсменов, но, как сказал мой партнер: «Ты последняя, кого туда возьмут».

Про платье на съемке

В этом платье я станцевала два финала: в Челябинске и в Москве. Оно было самым тяжелым в моей карьере, потом мы его облегчили. Изменили ткань на рукавах на легкую, убрали с них камни, отрезали низ юбки, тоже усыпанный камнями. Это платье — классика даже по цвету, что редко бывает у меня.

Анна Коган

преподавательница исторических танцев, основательница студии исторического танца «Кат Ши»

Балы и реконструкция исторических танцев

Я танцую с трех лет. Сначала это были эстрадные танцы, потом классическая хореография. Историческими танцами я увлеклась в 15 — хотелось побыть в роли принцессы, попасть на бал. И вот уже десять лет я их преподаю, основала свою студию «Кат Ши». Я бы не сказала, что это моя профессия, так как танцы не приносят дохода. У меня есть работа для денег, а танцы — это для удовольствия.

Исторические танцы сейчас ближе всего к ролевым играм и реконструкции. Мы восстанавливаем не только танцы и балы, но и другие события светской жизни. Пикники и прогулки, например. Поэтому шьем как бальные платья, так и повседневные, и верхнюю одежду, и охотничьи костюмы. Грубо говоря, мы пытаемся поиграть в эпоху. Я занимаюсь ХIХ и ХХ веками. Танцы воссоздаем по учебникам танцмейстеров, их много осталось. Костюмы — по модным журналам того времени с сохраненными в них выкройками. Все это доступно в Сети в оцифрованном виде, есть группы, где мы обмениваемся информацией, находками.

На исторические танцы идут разные люди. Кому-то нравится другая эпоха, кому-то ее эстетика, но в основном все-таки приходят за общением, компанией. Это ведь не танцы для сцены или конкурсов, у них социальная функция. Очень много студий исторического танца при храмах, где это — возможность знакомиться. У нас светская студия. Мы очень дружны, много времени проводим вместе вне студии. Это было моей целью: собрать людей, которым интересно друг с другом. Мы любим так называемый бальный туризм, ездим в разные города по России на балы. До пандемии минимум раз в месяц точно куда-то отправлялись.

Бальный дресс-код и неудобные платья

Балы бывают разными. Я люблю с дресс-кодом, прописанной эпохой. Купить платья для таких событий невозможно. Можно сшить на заказ, некоторые берут в прокат. Мне нравится, чтобы нижнее белье, прическа и украшения тоже были выдержаны в стиле эпохи. Белье, кстати, универсально для всех платьев одной эпохи. Пошив платья стоит от 10 тысяч рублей. Украшения можно найти в винтажных магазинах за очень разные цены. У меня есть перчатки за 2 тысячи рублей и за 400. Мужской костюм попроще. Он меньше менялся на протяжении времени. Это фрак, брюки, жилетка, рубашка. Фрак почти похож на современный. Часто мальчики просто покупают современные костюмы. В этой сфере есть свои швеи, специализирующиеся на историческом костюме.

Продавать потом бальные платья тяжело, так как они полностью сшиты под человека и его параметры. Ну и расставаться с ними трудно. У меня семь бальных платьев и два прогулочных. Любимое то, что самое новое.

Мода во все времена бывает странной и не всегда удобной. Воссоздавая костюмы, мы не относимся к моде прошлых лет с фанатизмом, не утягиваем талию до 50 сантиметров. Думаю, раньше тела просто привыкали, так как их с детства утягивали. На самом деле эти танцевальные платья не такие не удобные, как кажутся. Там все продумано. Например, тяжелая юбка в три килограмма без корсета дает сильную нагрузку на спину, поэтому саму спину «держит» корсет.

Из курьезных случаев, связанных с такой одеждой, у меня было только то, что однажды на балу от нижней юбки оторвалась застежка и юбка стала убегать прямо в процессе танца. Ну ничего, поймали, закололи булавками.

Исторический танец — это возможность общаться именно танцем. Возможность быть кем-то другим во время танца. Я бы не хотела жить в то время, но вот костюмы — да, балы — да. В это все хорошо поиграть.

Про платье на съемке

Первое платье — это референс с музейного платья 1911 года в Америке. Я увидела фотографию, и мне очень понравилось цветовое сочетание. Его мне сшили на заказ — стоило это 6 500 рублей. Плюс белье — 5 тысяч рублей, и корсет с подвязками за 5 500 рублей.

Второе платье — это середина ХIХ века. Эпоха кринолинов (каркас, предназначенный для придания юбке требуемой формы. — Прим. ред.), больших пышных юбок, тонкой талии. Самое сложное в них — белье. Каркас стоит больших денег. Еще и мастера нужно найти. Я свой заказывала у девочки, которая живет в Черемушках (поселок в Республике Хакасии. — Прим. ред.).

Тамерлан Уфилин

танцовщик, педагог арабского танца, многократный призер всероссийских и международных конкурсов по bellydance (танцу живота)

Танец живота и кабаре в Египте

Танцами я занимаюсь с 12 лет. Сначала пошел на спортивные бальные танцы, затем на русские народные. Арабский танец танцую больше 20 лет, преподаю его уже 16 лет. Почему в итоге выбор пал на танец живота? В институте на первом курсе я попал на кружок танца живота и после занятий пяти понял, что хочу заниматься им всю жизнь. Душой почувствовал, что это мое. Именно танец, восточной культурой я не увлекался.

В спортивных танцах все жестко, напряженно, в танце живота — мягко, мне понравились более расслабленные движения. Девчонки там думали, что я пришел на занятия их клеить. А я до сих пор ни капли не жалею о своем выборе. Люди, конечно, осуждают, но за 20 лет я настолько к этому привык, что не обращаю внимания. Зато равнодушных реакций вообще не встретишь. При просмотре моих видео с танцами люди реагируют совершенно однозначно — либо положительно, либо негативно.

Все думают, что танец живота — старинный танец. На самом деле нет. Есть реконструкции восточных танцев, например, халиджи, саиди, бандари, но это не классический беллиданс, каким мы чаще всего его видим в массовой культуре. Классический появился чуть больше 50 лет назад. Это по сути кабаре в Египте, созданное для привлечения внимания европейских туристов. Каждая страна вносит в беллиданс что-то свое. Китайцы, например, любят акробатику добавлять. В последние годы сильное влияние на арабский танец оказывает русская хореография. В исходном танце живота нет всех этих позиций в руках, практически балетных элементов. Это наши танцовщицы привнесли. Это смотрится выигрышно, и поэтому их ценят.

Танец живота — эротический танец, глупо утверждать обратное. Но только это не порно-эротика, как стриптиз, где все грубо, прямолинейно. Здесь вроде эротично, но вроде и все прилично, на грани.

Про костюмы

Тренируются мои студенты в лосинах, юбках и топах с открытым животом. Это нужно, чтобы они сами видели, что делают. Я смогу движения и в балахоне разглядеть.

На выступления, вечеринки или перформанс для любимого человека надевают специальную танцевальную одежду. Юбку, прямую или солнце, раньше были в моде пояса на них, но в профессиональном беллидансе они совсем уже отходят на второй план, сегодня это просто расшитые юбки, украшенные камнями, стразами. Сейчас еще популярно украшать зеркалами. Танцевальные лифы полностью расшиты камнями. Много украшений, иногда бурга (арабская женская маска, закрывающая лицо. — Прим. ред.) или диадема на голове. Мужской костюм намного скромнее и намного меньше украшенный камнями. Это чаще всего прямые брюки, топ, так как некоторые заказчики требуют закрывать мужскую грудь тоже, но можно выступать и без верха только с нарукавниками. Я еще всегда надеваю головной убор для антуража.

Костюмы шьются на заказ. Девочкам в этом плане проще. Можно купить с рук. Мужской костюм перекупить не получится, танцоров в России по пальцам пересчитать. Лучше выбирать швею, которая специализируется на танцевальной одежде, так как все-таки в ней есть определенная специфика. Я пробовал шить у обычных, но натыкался на косяки. Сейчас у меня хорошая швея. Один костюм минимум стоит около 20 тысяч рублей, средняя цена — 40–50 тысяч.

Про индустрию и заработок

Наше комьюнити составляют танцовщицы (и редкие танцоры) и организаторы конкурсов, вечеринок. Его сложно назвать сплоченным. Девочки постоянно конкурируют между собой. Во многом потому, что танцовщицы зарабатывают на корпоративах и в ресторанах. Выход в ресторан стоит от 2–3 тысяч рублей. Но на самом деле не очень много и мест, которые могут позволить постоянно приглашать танцовщицу.

Я тоже выступаю на корпоративах. Клиенты очень разные. Я пытался понять логику, но ее вообще нет. Кто-то по приколу зовет, другие на девичник, часто армяне приглашают на свои банкеты. Как танцору мне предлагали заграничные контракты, но на преподавании здесь я зарабатываю больше.

Априори ко мне приходят люди, которые знают, что идут заниматься к мужчине, и реагируют положительно. В основном это девушки. Мальчики приходят время от времени, но сейчас их нет. Я стараюсь обучать именно танцевать, не просто подвигаться в танцзале. Мотивация, конечно, у всех разная. Кто-то желает похудеть, кто-то двигаться пластичнее, кто-то хочет больше уверенности в себе. Когда я только начал заниматься танцем живота, для меня действительно было открытием то, что многие женщины приходят на занятия просто для себя. Может показаться, что они учатся танцевать для своего любимого человека или карьеры, но прежде всего они кайфуют от самих себя.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба
Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба
Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Разные люди — о вязании, самом медитативном и модном сегодня хобби
Разные люди — о вязании, самом медитативном и модном сегодня хобби
Разные люди — о вязании, самом медитативном и модном сегодня хобби

Разные люди — о вязании, самом медитативном и модном сегодня хобби

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Кто водит москвичей по крышам

20 фильмов зимы

«Работа в госучреждениях — это активизм»

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

Первая полоса

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга
Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга
Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

Открытия этой осени: 10 новых кафе и ресторанов Екатеринбурга

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге

Страшно красиво: Гид по капромантизму в ЕкатеринбургеЛокальный постмодернизм с бетонными саркофагами

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге

Страшно красиво: Гид по капромантизму в Екатеринбурге Локальный постмодернизм с бетонными саркофагами

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Кто такие слэш-люди
Спецпроект
Кто такие слэш-люди Певица Ella и блогер Лиза Гусевская — о том, как они совмещают несколько профессий
Кто такие слэш-люди
Спецпроект

Кто такие слэш-люди
Певица Ella и блогер Лиза Гусевская — о том, как они совмещают несколько профессий

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

14 концертов зимы в Екатеринбурге

14 концертов зимы в Екатеринбурге«Обе Две» и новогодняя ночь с «Курарой»

14 концертов зимы в Екатеринбурге

14 концертов зимы в Екатеринбурге «Обе Две» и новогодняя ночь с «Курарой»

Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Промо
Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»
Промо

Деловой квартал на Неве: Что нужно знать о «Невской Ратуше»

Автомобильный дзен
Промо
Автомобильный дзен Как онлайн-подписка на автомобили решает проблемы современных водителей
Автомобильный дзен
Промо

Автомобильный дзен
Как онлайн-подписка на автомобили решает проблемы современных водителей

По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?
По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?
По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?

По-честному: Почему бренды все чаще отказываются от скидок и распродаж в «черную пятницу»?

«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта
«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта Свингующий Лондон, зловещие сны и слишком близкое прошлое
«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта

«Прошлой ночью в Сохо» — остроумный триллер Эдгара Райта
Свингующий Лондон, зловещие сны и слишком близкое прошлое

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды
Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды 28 ноября не стало дизайнера Off-White и креативного директора Louis Vuitton
Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды
28 ноября не стало дизайнера Off-White и креативного директора Louis Vuitton

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?
Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»? И как таким людям удается найти работу
Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?
И как таким людям удается найти работу

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным
«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным
«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции
Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции
Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции

Мультилуг и тематические кластеры: Как будет выглядеть Парк Маяковского после реконструкции

Подпишитесь на рассылку