По всему миру работают 400 магазинов IKEA. Почти миллион жителей Земли ежегодно покупают кружки «Фэргрик», и почти 25 тысяч человек ставят на кухню табуретки «Мариус», а за игрушечными акулами «Блохэй» началась настоящая охота. Разработкой этих вещей занимаются дизайнеры: среди них есть и штатные сотрудники (это они разработали акулу-мем), и постоянные фрилансеры, и известные личности, которые сотрудничают с компанией в рамках коллабораций. Дизайнер Ольга Попырина уже много лет живет в Швеции и имеет с IKEA постоянный контракт. Она создала для бренда около 45 разных предметов: среди них — сервиз Frodig и посуда Gottis. Она рассказала The Village о том, как происходит работа над новыми вещами.

Ольга Попырина

дизайнер


Начало работы

Я родилась в Кении и жила там до пяти лет, потом жила в Нью-Йорке и только в подростковом возрасте приехала в Москву. Я с детства рисую, лет в 14 я стала ходить в Пушкинский музей на лекции по истории искусства, потом поступила на кафедру дизайна в МАРХИ. У нас дома было всегда много литературы про искусство, и я этим увлекалась.

Наша семья очень интернациональная: бабушка жила в Японии и потом заведовала кафедрой японского языка в МГИМО, дедушка помог создать коммунистическую партию в Китае, его звали Григорий Войтинский. Брат — китаист, тетя — ковровед, жила много лет в Турции и была замужем за дипломатом... Так что в семье всегда были интересные объекты быта из разных стран мира. У бабушки дома был японский минимализм — стиль, который отразился на моем вкусе.

Креманка Gottis


в 1998 году я начала работать с IKEA, а с 2002-го я заключила с ней постоянный контракт.


Я вышла замуж за шведа и живу в Швеции с 1992 года. В 1997-м я открыла свою фирму: взяла заем в банке, прошла курс ведения бизнеса — так я смогла создать свою первую коллекцию напольных ламп, которые показала на мебельных выставках в Стокгольме и Нью-Йорке, в Дубае, Копенгагене и даже в Москве. Первая выставка в шведской столице была очень удачной: мои лампы попали на обложку популярного журнала Hus och Hem, которую разместили на всех автобусных остановках страны. На этой же выставке ко мне подошла женщина из IKEA и взяла мои контакты.

Через месяц со мной связались представители IKEA и пригласили приехать в центральный офис в Эльмхульт. Я познакомилась с шеф-дизайнером и рассказала о своих работах: я занималась скульптурой в сочетании с освещением. Так, в 1998 году я начала работать с IKEA, а с 2002-го я заключила с ней постоянный контракт.

Разработка новых вещей

Первым проектом для IKEA была посуда из стекла, серия называлась Gottis, потом еще был заказ на сервиз Frodig — обе серии очень хорошо продавались по всему миру в течении многих лет. Всего для IKEA я сделала примерно 45 разных предметов: вазы, посуда, ковры, лампы.

Четкого техзадания у проектов нет: есть описание потребности в продукте и функции, обычно там также упоминается материал. Дальше — свобода! У меня были случаи, когда даже материалы, из которых предполагалось произвести продукт, менялись из-за дизайна. То есть дизайн очень важен, и если в него верят, то могут даже фабрики подобрать другие. Наши продукт-девелоперы очень поддерживают дизайнеров, и никакие изменения не могут делаться без нашего согласия.

Каждый проект имеет свою специфику и требует разное количество времени. Обычно мне дают заказ, и я разрабатываю несколько направлений того, как я это вижу. После этого продукт-девелопер отделения решает, какое направление подходит больше всего. И мы развиваем именно эти идеи. Я делаю подробные эскизы 1х1 и чертежи, которые мы потом отправляем на фабрику. Оттуда присылают прототипы, мы их сверяем с эскизом, вносим изменения. Потом начинается серийное производство.

Маркетологи всегда просят рассказать, как мы создавали тот или иной продукт — потом это публикуют в каталогах IKEA по всему миру. Мы обычно пишем несколько предложений, но сам процесс создания, конечно, намного сложнее. Некоторые вещи рождаются в голове очень быстро, а некоторые требуют большой работы. И никогда не знаешь, как это пойдет, и всегда немного волнуешься перед презентацией.

Я знаю, что мои вещи хорошо продаются — каждой здравомыслящей компании нужны дизайнеры, которые приносят доход. И хорошие продажи дают мне гарантию работы. Я не раз видела мои продукты в домах людей, и меня это очень радует, особенно если их купили мои друзья. Недавно вышли лампы SKAFT, пока только на американском рынке, но я уже видела, что их продают на 100 долларов дороже на Amazon. Видимо, поскольку они нравятся, но не везде есть, народ готов переплачивать — это забавная ситуация!

Командная работа

В IKEA немного дизайнеров-фрилансеров с постоянным контрактом — частота общения зависит от того, есть ли работа для конкретного человека. Наши шефы хорошо разбираются в стиле каждого и подключают нас к проектам, которые нуждаются в нашей компетенции. Всех дизайнеров подбирают индивидуально, смотрят на его стиль — у IKEA есть большой опыт поиска талантливых людей.

Работа с IKEA всегда командная, мы опираемся на главные аспекты демократичного дизайна: это форма, функция, качество, экологичность, низкая цена. Мы верим, что красивый дом должен быть доступен каждому. Поэтому всегда работаем в команде с разными специалистами, и дизайн является только вершиной айсберга. У нас очень профессиональная, доброжелательная и теплая команда. Дизайнер чувствует, что ему доверяют, и это очень важно. У нас истинная демократия — каждый человек уважаем, каждая специальность важна.

Иногда я работаю на фабрике, иногда — только из дома, все зависит от проекта. Я очень люблю производства, и мне нравится, когда предметы появляются из мечты, из подсознания и потом воплощаются в реальные продукты, и их можно произвести на весь мир!

Раз в год проходит встреча всех дизайнеров, где мы все участвуем в большой дискуссии и нам рассказывают о планах развития IKEA на ближайшие годы. То, что мы разрабатываем, выходит через 3−5 лет, а стратегии делаются на более долгий срок. Это связано с особенностями производства и логистики: мы должны произвести товар, который появится на полках магазинов по всему миру примерно в одно время.

Настольная лампа Skaft


Я знаю, что мои вещи хорошо продаются — каждой здравомыслящей компании нужны дизайнеры, которые приносят доход.


Домашний офис и собственные проекты

У меня пару раз была ситуация, когда я отказалась от проекта в IKEA, так как была слишком загружена. Я не люблю себя перегружать и работаю на качество. В основном я работаю из дома, это был мой сознательный выбор с самого начала, чтобы заниматься детьми. У меня их двое, так что все их детство я старалась быть с ними как можно больше.

Мы живем в километре от моря — этим летом я плавала каждый день и еще брала уроки кайтинга. У меня две собаки, с ними я много гуляю в заповеднике недалеко от дома. Там живут лоси, косули, зайцы, семья лис, иногда бродят дикие свиньи. Иногда хожу в качалку, когда плохая погода. Много путешествую: сейчас сын учится на врача в Каунасе, а дочь — в нью-йоркской School of Visual Arts.

Тарелка Frodig


Я очень люблю производства, и мне нравится, когда предметы появляются из мечты.


У меня нет типичных рабочих дней — иногда это очень интенсивные периоды, когда я сижу до позднего вечера. Но в основном мои идеи рождаются из полумедитативного состояния: я много мечтаю, думаю о том, как бы мне хотелось, чтобы люди жили, стараюсь поймать ощущение будущего.

Я по своему восприятию скульптор: когда работаю, то воображаю белые формы, и это мой любимый цвет. Меня всегда интересовал свет, и я люблю видеть во всем некоторую игру света и тени. После 11 сентября у меня был шок, и я поняла, что мир изменился. Я сделала голубей — светильники из фарфора, символ мира, и поехала на ICFF в Нью-Йорк, чтобы показать, что дизайн может нести не только функцию, но и моральное значение. Голуби многим понравились, их заказывали люди из разных стран. Сейчас я работаю над новой идеей, которая тоже, мне кажется, имеет человеческий смысл и символику. Помимо этого, я работаю с производством кимоно во Вьетнаме для бутиков в Швеции, делаю проекты по освещению на заказ, работаю с частными лицами и оформляю дома, рестораны, библиотеки в разных странах.


Фотографии: обложка, 2, 3 – James Silverman, 1, 4, 5 – IKEA