Накануне Нового года возле информационного центра московского метро в Тушине мерзла очередь. Все эти люди забронировали себе один или несколько старых указателей, демонтированных со станций. Они стоили от 1,5 до 10 тысяч рублей и пользовались бешеным спросом. За две недели продали 350 штук, а выручка метрополитена составила 2,1 миллиона рублей. Счастливые покупатели получали довольно грязный лайтбокс без упаковки с железными креплениями и проводами. Его нужно было как-то довезти до дома, придумать, куда повесить, вставить новые лампы и подключить торчащие провода к розетке, чтобы указатель светился. Специальный корреспондент The Village Иван Сурвилло поговорил с представителем метрополитена и с обладателем одного из лайтбоксов о том, как проходила распродажа и когда ждать новую партию.

Старт продаж

По словам первого заместителя начальника метро по стратегическому развитию и клиентской работе Романа Латыпова, пассажиры часто спрашивали, как можно достать старый указатель. «В 2018 году началась новая большая волна замены навигации. Мы стали снимать лайтбоксы и указатели и подумали: почему бы их не продавать?» — рассказывает он. Эту идею поддержали 84 % участников опроса в соцсетях.

Мы не были уверены, что пассажиры отнесутся спокойно к тому, что мы будем продавать лайтбоксы

Через неделю после опроса руководство метрополитена дало добро на распродажу. «Честно скажу, мы не были уверены, что пассажиры отнесутся спокойно к тому, что мы будем продавать лайтбоксы. Были опасения, что люди будут говорить, что нельзя продавать имущество метро, но все отнеслись крайне хорошо, — говорит Латыпов. — Нам пришло много писем, в которых пассажиры писали, что это очень хорошая идея, что мы даем указателям новую жизнь».

Начать продажи решили перед Новым годом, поэтому раздел на сайте пришлось делать очень быстро. На нем можно было забронировать конкретный указатель, причем на сайте были не все указатели. «Мы так сделали специально, чтобы те, кто пришел с улицы в магазин, мог что-то купить на месте», — объясняет Латыпов.

Ажиотажный спрос

Спрос оказался неожиданно большим: за первый час на сайт поступило более 500 заявок. Некоторые указатели бронировали несколько человек одновременно, такие брони приходилось отменять вручную. «К сожалению, обработка заявок занимала несколько часов. Многие только на следующий день получили подтверждение. У кого-то возникали случаи отмены заявок, они были связаны с тем, что на один и тот же лайтбокс одновременно оформлялось две, три, четыре или даже пять заявок», — говорит Роман. Тем, кто обращался с этой проблемой, перезванивали в приоритетном порядке и предлагали на выбор то, что есть.

«Если у вас такая ситуация возникла, но с вами не связались, сообщите нам на электронную почту sale@mosmetro.ru, — говорит замначальника метро. — Как только появится новая партия, мы свяжемся с вами и предложим приехать и выбрать лайтбокс. Просто был предновогодний период, очень высокий спрос. Мы не ожидали его». Сейчас на сайте оставили только типы указателей: «Выход в город» или «К поездам до станций».

Другие сложности

В первые дни продаж лайтбоксы продавались в магазине сувениров на «Маяковской» и информационном центре на «Тушинской», после — только на «Тушинской». «В шоу-румах мало места, и перед нами стоял вопрос о подвозе дополнительных партий лайтбоксов. Поскольку „Маяковская“ находится в центре города, где на дорогах много машин, а все склады находятся далеко от центра, подвезти и выгрузить лайтбоксы не самая тривиальная задача», — рассказывает Латыпов.

В интернете указатели из метро перепродают за 30 и 50 тысяч рублей

У проекта были и другие сложности. Обычно старые указатели просто утилизируют, их остаточная стоимость по документам равна нулю. «Для того чтобы оформить доходы, которые мы получили бы с продажи, необходимо было сделать лайтбоксы сувенирными товарами», — рассказывает Латыпов.

По его словам, метрополитен снял больше лайтбоксов, чем поступило в продажу. «При демонтаже часть просто физически развалилась, как только мы их сняли с потолка», — говорит замначальника метро. Лайтбокс же состоит из двух половин — иногда их просто нельзя было соединить: края обеих не крепились к основанию. Такие указатели не продавали. «Те, что были хотя бы в сколько-нибудь приглядном состоянии, целые хотя бы с одной стороны, мы увозили на продажу. Односторонние были оценены немного дешевле, чем остальные», — говорит Латыпов. Перед продажей все лайтбоксы почистили, но не капитально — просто стерли пыль.

Как формировалась цена

Чтобы определиться с ценами на указатели, метрополитен изучил опыт лондонского метро. «Там цена была сильно выше (на сайте лондонского метро за указатели просят от 240 до 960 фунтов. — Прим. ред.). Мы отказались от идеи брать сопоставимую цену, даже скорректированную с учетом курса», — говорит Латыпов.

Авторы идеи попытались идентифицировать потенциальных покупателей. Сначала думали, что это могут быть архитектурные бюро, которые купят лайтбоксы для оформления интерьеров кафе и офисов, а также туристы и просто метрофанаты. «Помониторили соцсети, нашли несколько обсуждений, за сколько люди готовы были бы покупать старые лайтбоксы, учли состояние, размер, целостность, изношенность, историческую ценность, с каких станций были сняты указатели. На основании этого и сформировали цену», — рассказывает Латыпов. «Сейчас мне присылают ссылки, что указатели перепродают за 30 тысяч рублей, за 50», — говорит Латыпов. Запретить перепродажу метро не может, но сильно повышать цены лайтбоксов в будущем не собирается.

Всего за две недели продали около 400 указателей. «Заработали больше 2 миллионов рублей. Рекорд по продажам зафиксирован 27 декабря — 94 лайтбокса. Деньги пошли в бюджет Московского метрополитена», — рассказывает Латыпов.

Сколько это стоило

Тип Состояние Расположение Цена в рублях
Односторонний или двусторонний несветовой указатель.
1 300 х 400 мм
Удовлетворительное Не с центральных станций 1 500
Односторонний или двусторонний несветовой указатель.
1 300 х 400 мм
Хорошее Не с центральных станций 1 750
Односторонний или двусторонний несветовой указатель.
1 300 х 400 мм
Хорошее С центральных станций 3 500
Односторонний или двусторонний световой указатель.
1 300 х 250 мм
Удовлетворительное  Не с центральных станций 6 250
Односторонний или двусторонний световой указатель.
1 300 х 250 мм
Хорошее С центральных станций 7 500
Односторонний или двусторонний световой указатель.
600 х 600 мм 
Хорошее С центральных станций 8 500
Односторонний или двусторонний световой указатель.
1 300 х 250 мм
Хорошее С центральных станций 10 000

Как шли продажи

Алексей оставил заявку на два указатели 25 декабря: он хотел купить световой с фиолетовой линии и несветовой с надписью «Посадки нет». На следующий день ему пришло СМС, что заявка принята, еще через день ему позвонили из центра и сказали, что указателей, которые он зарезервировал, уже нет, и предложили заменить световой с фиолетовой линии, световым с красной линии, сказав, что несветовых не осталось вообще. Он согласился и 28 декабря приехал на «Тушинскую». На сайте было написано, что информационный центр работает с 08:00 до 20:00 без перерыва и выходных, но на деле оказалось, что с 13:00 до 14:00 у него обед. «Я про это не знал, поэтому пришлось час слоняться по недружелюбному Тушину, в котором неизвестно кто выстроил кучу одинаковых домов до самого горизонта и дальше, до Северного полюса», — рассказывает Алексей.

Ровно в 14:00 он и другие покупатели вошли в информационный центр. «Милая девушка сказала, что ни о каком резерве светового лайтбокса с красной линии по телефону она не знает, но можно сходить на склад и поискать его там, — говорит Алексей. — Я согласился. Заодно выяснил, что такая же ситуация почти у всех покупателей — люди встали в очередь на склад».

На склад можно было пойти только с сотрудником метро, поэтому пришлось еще минут десять его подождать. Это были три обшарпанных помещения в минуте ходьбы от информационного центра. Указатели там были свалены прямо на пол. «Освещения не было, поэтому приходилось подсвечивать себе дорогу фонариком айфона, бродя из комнаты в комнату и запинаясь о разбросанные лайтбоксы. По счастью, моя гуманная память сохранила очень мало сведений о пребывании в этой юдоли ужаса», — иронизирует Алексей.

Раздался звучный крик «Заноси, *****!», и в комнату вошли несколько мужчин с указателями «Выход в город»

«В какой-то момент, когда я был в самой дальней комнате, раздался звучный крик „Заноси, *****!“, и вошли несколько мужчин с указателями „Выход в город“. Видимо, это были рабочие, разгружающие новую партию», — рассказывает покупатель.

Лайтбоксов с красной линии не оказалось, зато был один со станции «Киевская», с надписью «Выход к ТЦ „Европейский“». Вторая половинка у лайтбокса отваливалась. «Я взял этот лайтбокс, на который Урфину Джюсу явно не хватило живительного порошка, и, покачивая его, как младенца, понес к свету», — говорит Алексей. Добирались до дома они такси, таксист помогал Алексею уложить лайтбокс на заднее сиденье и постоянно спрашивал про него в процессе поездки. Сейчас указатель висит у Алексея в комнате вместо люстры. Правда, к нему пришлось докупить лампы и подсоединить торчащие из корпуса провода к розетке.

По словам Латыпова, световые указатели продавались в нерабочем виде потому, что в них использовались ртутные лампы, а их нужно хранить определенным образом. «Мы их специально оттуда вытащили, не хотим быть магазином по продаже лампочек», — говорит он. Отсутствие упаковки Роман Латыпов объясняет тем, что она повлияла бы на цену лайтбоксов. «Мы хотели максимально ее оптимизировать, поэтому упаковывали прямо на месте в скотч и обычную бумагу, — рассказывает он. — Если бы ждали поставку бумаги для упаковки — не успели бы открыть продажу перед Новым годом и дать возможность пассажирам купить необычный подарок для родных и друзей». По его словам, следующую партию будут продавать уже в брендированной упаковке.

Что дальше

Сейчас официально купить лайтбоксы невозможно. Но в конце февраля — марте будет еще одна волна замены старых лайтбоксов — их тоже предполагается продать. «Потом еще несколько волн будет. Будем копить указатели и продавать», — обещает Латыпов.

Сейчас Московский метрополитен рассматривает предложения пассажиров, что еще можно продавать. «Кто-то просит кусочки старого рельса, чтобы использовать его как пресс-папье, кто-то просит кусок кабеля», — рассказывает Латыпов. — Но, чтобы продавать те же рельсы, их надо разрезать, обработать… Думаю, какое-то время еще пособираем идеи и, может быть, с чем-то выйдем».


Обложка: Иван Сурвилло