В Госдуме обсуждают поправки к закону о рекламе — в отношении любых заменителей грудного молока. В пояснении к проекту говорится о том, что матери отказываются от грудного вскармливания ради искусственного из-за рекламы детских смесей. В частности, закон предлагают дополнить следующим пунктом: «Запрещается реклама детских молочных смесей (заменителей женского молока), предназначенных для вскармливания детей в возрасте от 0 до 12 месяцев жизни...». Проект уже поддержали Роспотребнадзор, Общественная палата и Федеральный исследовательский центр питания и биотехнологии. The Village спросил у мам, как они относятся к рекламе детских смесей и инициативе депутатов.


Лена

журналистка

Мы начали докармливать ребенка смесью еще в роддоме. У меня почти не было молока, дочка теряла вес, и ей стали приносить смесь. Я была не против: мне было важно, чтобы ребенок был сыт. Я постоянно прикладывала ее к груди, постоянно сцеживалась, но молока все равно было мало. Мы купили весы и взвешивали дочку после каждого кормления. И так как вес не прибавлялся, докармливали смесью — сначала той, которую давали в роддоме, затем той, что посоветовала наш семейный врач и друзья.

Телевизор мы не смотрим вообще, поэтому реклама нас не коснулась. В интернете была, конечно, какая-то контекстная, но в основном рекламировалась та смесь, которую мы покупали. Так что думская инициатива на меня бы не повлияла, и, честно говоря, я даже не понимаю, для чего эта инициатива необходима.

В нашем обществе никто не спорит с тем, что грудное вскармливание — это благо и данность, у нас оно всегда является приоритетным. Более того, люди иногда относятся к грудному вскармливанию как к единственному возможному. Правда, у многих женщин по разным причинам не получается кормить ребенка грудью — и они постоянно слышат: «Значит, плохо пробовала», «Надо было постараться» и «Если бы хотела, ребенок остался бы на груди». Это очень угнетает. Когда ближе к пяти месяцам я полностью перевела дочку на искусственное вскармливание, то долго испытывала чувство вины, хотя старалась как могла — сцеживалась и прикладывала. Так что в связи с инициативой этой у меня возникает другой вопрос: наше общество готово не осуждать мам, которые не кормят грудью? Давайте перестанем давить на матерей по любому поводу, поверьте, им и так тяжело.


Саша Аргунова

реставратор мебели

Моему сыну две недели, и смесями я не пользуюсь. В запрете рекламы смысла не вижу. Для многих родителей это хорошее решение: кто-то докармливает ребенка из-за необходимости, у кого-то вообще не сложилось с ГВ (грудное вскармливание — Прим. ред.). Я в принципе не считаю, что любыми ограничениями можно добиться позитивных результатов. Запрет на рекламу детских смесей никак не способствует продвижению грудного вскармливания. Хочешь продвигать — делай социальную рекламу, например. Понятно, что это дороже и сложнее, чем запретить.

Примерно так было с мусором: как-то предложили заварить мусоропроводы — чтобы люди научились сортировать отходы. Но потом же никто не изучает данные, стали ли в этом районе люди сортировать мусор или нет. То же и здесь: тем, кому смеси нужны, но не по карману — не смогут их купить, если запретить распродажи. Те, кому хочется узнать о ГВ, тоже останутся без информации. И потом, детские смеси — это явно не пиво и не сигареты.


Настя Красильникова

создательница телеграм-каналов «Вашу мать!» и «Дочь разбойника»

Моему ребенку два года. Смесью я никогда не пользовалась — он на грудном вскармливании до сих пор. На рекламу детских смесей я не обращаю внимания. Но, на мой взгляд, этичная реклама смесей всегда говорит о том, что это не полноценная замена грудному молоку, и грудное вскармливание должно быть приоритетом и выбором — если это возможно — для каждой женщины. Если такая интонация соблюдается, то думаю, ничего страшного в рекламе молочных смесей нет. Они будут востребованы вне зависимости от того, запретят их рекламу или нет.

В целом меня ужасно бесит манера наших законотворцев все запрещать. Поддержка грудного вскармливания должна заключаться не в том, чтобы запретить рекламу смесей, а в том, чтобы создать комфортные условия для женщин, которые выбрали грудное вскармливание. Кормить грудью — это довольно сложно по разным причинам. В России это делать особенно тяжело, поскольку публичное грудное вскармливание у нас общественно порицается, а сидеть дома в течение долгих лет после того, как ты родила ребенка, — слишком жестоко по отношению к себе. Кормить смесью — это тоже выбор, и никто не достоин осуждения за то, что он этот выбор сделал.


Татьяна

сыну три года

Вместо идиотских запретов женщинам в Совете Федерации стоило бы говорить о более насущных вопросах — например, о здравоохранении. Все вечно рассказывают о том, как это здорово — кормить грудью. Но мало кто знает, чем это чревато потом. Реклама смесей никогда не была для меня актуальной: я кормила ребенка грудью почти до полутора лет. Из-за этого у меня начались проблемы со здоровьем, хотя прошло уже три года, грудь внезапно снова начала болеть. Не буду вдаваться в детали, но, чтобы сделать бесплатное узи в Москве, надо пройти семь кругов ада. Сходить к терапевту, потом к гинекологу, потом снова к терапевту, а потом выяснить, что квоты на бесплатное узи кончились. И когда будут, никому не ясно. То есть надо ходить к участковому каждый день вместо работы в надежде это направление получить. Отдельный квест — попасть к маммологу. Без узи он не принимает, очередь — на месяц вперед. Представляю, что происходит в регионах. Такое отношение государства к женскому здоровью гораздо сильнее влияет на решение о грудном вскармливании, чем реклама смеси.


Юля Таратута

главный редактор Wonderzine

Скажу сразу — я не против грудного вскармливания. ВОЗ его всячески рекомендует — и вообще грудное молоко не вредно, а полезно для детского иммунитета. Но я категорически против лишения женщин воли, свободного выбора и человеческой жизни, наконец.

Как выяснилось после родов, молока для полноценного кормления у меня было недостаточно. Я рассудила просто: сытый ребенок счастливее голодного, и докармливала малыша смесью. Ее посоветовали врачи, а у ребенка на нее не было аллергии. Мы жили вполне комфортно до первого визита выездного педиатра. Тоном, которым лишают родительских прав, доктор сообщила, что я иду кривой дорожкой, ленюсь и, очевидно, не ценю отношений с младенцем.

Чувство вины победило здравый смысл — и я согласилась следовать рекомендациям: приобрела детские весы «Саша», часами держала голодного ребенка у груди и беспросветно запивала горе чаем для лактации. За несколько дней эксперимента во мне не образовалось ничего, кроме невроза — я то и дело взвешивала малыша, пытаясь определить в нем долю своего молока (кстати, таким путем вы определите не разницу в весе между «до» и «после», а погрешность весов).

Я поставила точку и не поленилась позвонить педиатру, предложив ей завязывать с советами издевательств над детьми. Стоит сказать, что после этого я честно дотянула до пяти месяцев смешанного кормления. Но хочется верить, что моя любовь к ребенку выражалась не только в молоке.

Когда мамы робко говорят об общественном давлении в этом вопросе, они не преувеличивают. Грудное кормление — по-прежнему обязательное свойство хорошей матери. Даже просто знакомые на вечеринках, узнав, что ты вышла на работу, изрекают: «Не бывает мало молока, бывает — маме нужно на работу». Со временем я обнаружила, что мои приятельницы по несчастью проходили круги ада: замораживали молоко родственниц и подруг, отоваривались на рынке грудного молока за границей, месяцами имитировали грудное вскармливание при помощи пластмассовых трубок, ежедневно умирали от боли, пока ребенок прокусывал им соски до крови, адаптировались к крику и слезам вечно голодного малыша, страдали от постоянных болей в спине. И, наконец, тихо кормили ребенка смесью — но врали всем вокруг, что кормят грудью.

Понятно, что у запрета на рекламу смеси — совершенно патерналистская природа. Женщины, да и граждане любого пола и гендера, в этой логике ничего не способны решить самостоятельно, их спасет только законодательный кнут. Прогрессивной женщине и так дорогого стоило объяснить миру, что ее беременность — не опасность для работодателя, а возможность укрепить рабочие отношения. Что в декрет, без дурацких шуточек и улюлюкания вслед, может уйти и мужчина. Что можно остаться с младенцем и дольше, чем планировала, не теряя в карьере и комфорте, или работать дистанционно. Что к беременности в целом можно относиться осознанно и без мук, даже кормить можно подольше, чем собиралась — если молока достаточно. Но нет — от нее опять требуют директивной эйфории от исполненного предназначения.

Так что запрет на смесь — это очень неприятная традиционалистская пурга, с которой, конечно, стоит бороться. Хорошая женщина — не женщина с грудью, хорошая мать — не молокозавод.



Обложка: Africa Studio – stock.adobe.com