В Петербурге, на территории Новой Голландии, почти полтора года назад открылась Школа креативных индустрий «Маяк». В ней дети занимаются по нескольким направлениям: от фотографии и кино до звукового дизайна и разработки компьютерных игр — набор дисциплин уникален, и, по словам организаторов школы, такого больше нет не только в Питере, но и в России. В «Маяке» преподают практики: например, одна из наставниц «Современного театра» — Яна Тумина, режиссер, обладательница «Золотой маски», а анимации ребят учит Константин Бронзит, режиссер нескольких мультфильмов (например, «Алеша Попович и Тугарин Змей») и двукратный номинант на «Оскар».

The Village поговорил с Ольгой Смирновой, директором «Маяка», о том, как определить, чем увлечен ребенок, какие профессии могут быть востребованы в будущем и почему одна специальность на всю жизнь — это прошлый век.

Текст

Елена Барковская

Фотографии

Виктор Юльев

Как придумали «Маяк»

Идея создать школу принадлежит Надежде Насоновской, соосновательнице Universal University (куда входят Британская высшая школа дизайна, школа компьютерной графики Scream School, Московская школа кино, школа архитектуры МАРШ и еще несколько школ. — Прим. ред.). Возникла она не на пустом месте, а в результате наблюдений за студентами «Британки». Обычная история: на курсы дополнительного образования приходит 25-летний человек, который после школы поступил в вуз, выбранный родителями. Он отучился на экономическом или юридическом факультете, поработал какое-то время по специальности, а потом начал чувствовать себя некомфортно. И в какой-то момент вспомнил, что на самом деле всегда любил рисовать или снимать. Тогда он решает: «Ладно, я немного заработал, могу сейчас вложиться в свое образование, пойду учиться». И получает второе образование — графического дизайнера или видеооператора. У меня получилось то же самое: родители считали, что я гуманитарий, потому что девочка, а мой брат — технарь, потому что мальчик. И он пошел в техническую специальность, а хотел в пиар или что-то подобное.

В общем, наши учредители подумали, что было бы здорово, если бы люди не теряли все эти годы, а сразу бы знали, что они умеют и любят, — так появился «Маяк». Сейчас в школе занимаются дети от семи до 17 лет по 12 различным направлениям. Никаких гендерных стереотипов, естественно, у нас нет. Разработку компьютерных игр посещают три девочки и десять мальчиков, на анимации больше девочек, чем мальчиков, а на всех остальных специальностях соотношение примерно равное.

Как понять, что интересует ребенка

Самый простой способ узнать, чем хочет заниматься ребенок, — это, как ни странно, профориентационное собеседование. Мы обязательно разговариваем без родителей, потому что дети часто говорят то, что хотят от них услышать близкие. Например, спрашиваешь у ребенка: «Чем ты хочешь заниматься?» Он отвечает: «Фотографией». И мама добавляет: «Да, он очень любит фотографии, у нас и папа — фотограф». Потом спрашиваешь у ребенка, когда он один: «А что тебе больше нравится в фотографии: процесс или результат?» — «Результат». — «А какой?» — «Когда мама довольна». Мы стараемся задавать много разных вопросов, чтобы понять, что действительно нравится ребенку. Кроме того, у нас есть разовые бесплатные мастер-классы по направлениям, где можно познакомиться с кураторами. А еще каждый год работает летний лагерь, который длится пять дней: там дети пробуют себя в разных профессиях, и многие после этого решают, чем хотели бы заниматься долгосрочно.


Мы обязательно разговариваем без родителей, потому что дети часто говорят то, что хотят от них услышать близкие


Вообще, в том, чтобы ребенок понял, что ему интересно, помогает простое правило — «правило 25 %». Все время после школы делится на четыре части: четверть времени ребенок тратит на спорт, еще четверть — на язык, потом — на творчество. И последние 25 % свободного времени ребенок не должен ничего делать — это то самое время, когда он может определиться с тем, что ему нравится.

Мы просим родителей обращать внимание на то, что делают дети, когда у них есть свободное время. Отдельная проблема — у многих нет такого времени, и нужно составлять расписание ребенка таким образом, чтобы оно появилось. Если ребенок, например, смотрит кино и интересуется определенной категорией фильмов или мультфильмов, все про них знает, — скорее всего, он согласится попробовать свои силы в фильммейкинге. Есть родители, которые к нам приходят именно с подобными фразами: «Он смотрит все фильмы, знает все наизусть — мечтает стать сценаристом и писать диалоги». Родители, которые способны так делать, — самые классные.

Чего боятся родители

У нас есть отдельный курс лекций для родителей, на котором мы объясняем, какие существуют специальности, и рассказываем, что не обязательно отдавать ребенка на юридический факультет, потому что сейчас 2018 год. Родители росли совсем в другом мире и безумно боятся того, что у ребенка не будет высшего образования. Естественно, это страшно, и невозможно гарантировать всем, что высшее образование абсолютно неважно.

Из-за того что я сама не могу рассказывать родителям про все отрасли, мы начали проводить лекции с приглашенными специалистами-практиками. Они объясняют, что происходит в той или иной индустрии, вспоминают, как туда пришли, какой видят ситуацию на рынке, чему нужно учиться сейчас, чтобы через десять лет быть востребованным. У «Британки» есть «Карта творческих профессий» — на ней можно увидеть, какие существуют профессии и какие навыки для них необходимы. Когда открываешь эту карту перед родителями, они просто не верят, что в моде или маркетинге есть миллиард профессий, а специалистов нет.

Еще один родительский страх — «дети останутся без работы». Мы рассказываем, что многие профессии могут быть переосмыслены, и у ребят должен быть навык к самообучению. Например, лет десять назад компания могла отправить сотрудника на курсы, где учат печатать на клавиатуре. Во-первых, кто-то за это платит деньги, во-вторых, кто-то реально их посещает, а в-третьих, этот сотрудник две недели не ходит на работу. А это навыки, которые можно получить онлайн, — маленькие дети сейчас понимают, что это реально. Так что мы объясняем, как важно иметь навык найти информацию, научить учиться, в том числе онлайн.


25 % свободного времени ребенок не должен ничего делать — это то самое время, когда он может определиться с тем, что ему нравится


К тому же уже сейчас понятно, что у человека в креативной индустрии не будет одной профессии или одной специальности на всю жизнь. Прошла эпоха, когда можно было получить образование и всю жизнь его использовать. Очень быстро происходят технологические изменения: сейчас говорят о том, что 80 % профессий, которые существуют сегодня, через 50 лет будут заменены и автоматизированы. Соответственно, останется работа, которую машина выполнять не сможет. Так что человек будущего — это тот, кто способен творчески мыслить, способен составлять собственную учебную и карьерную траекторию, знает, как получить новые знания, и получает их, если ему чего-то не хватает. Он берет ответственность за собственные действия. И это мы тоже объясняем родителям.

Спрашивают ли родители про зарплаты? Мы в Петербурге — про деньги здесь прямо никто особо не говорит. Наверное, вопрос «будет ли у ребенка работа» как раз об этом. Чтобы обозначить сумму зарплаты, я, как правило, всегда показываю примеры профессий из сферы разработки мобильных приложений или игр — там у специалиста среднего уровня зарплата обычно от 200 тысяч рублей.

Чему и как учат в «Маяке»

Помимо знаний и умений в конкретных направлениях, мы даем детям и то, что называют «навыками XXI века». Это грамотность (базовые знания языков, счета, финансов, наук, культур), компетенции (критическое мышление, решение проблем, творческое мышление, сотрудничество) и развитие личных качеств (любопытства, инициативности, упорства, лидерства). Это командная работа с реальными кейсами: например, у нашего куратора направления «Графический дизайн» есть своя студия дизайна. У них появился заказчик, который попросил разработать логотип для новой линии очков. Преподаватель принес этот проект детям — они встретились с заказчиком, потом сделали предложение и презентацию. И это как раз возможность попробовать себя в профессии на 100 %.

К тому же мы стараемся пересматривать образовательную программу каждый год: завершился курс, и мы смотрим, что произошло за это время. Например, появились новые версии программ (того же AutoCAD) — значит, мы должны адаптировать курс, чтобы давать актуальные знания и навыки. Плюс мы всегда говорим детям, что стереотип «Если человек занимается сразу несколькими вещами, то он все делает плохо» устарел. Мы хотим, чтобы они пробовали разное: один год — фотографию, другой — кино, третий — анимацию, четвертый — еще что-то. За год можно сделать законченный проект по одному направлению — в итоге дети поймут, от чего получают удовольствие, а от чего нет, и смогут сделать выбор.

Дети, которые к нам ходят, зачастую знают, чего хотят, что им нравится. Они вежливы и не боятся сказать «нет» взрослому человеку и сказать «да» тому, что им нравится. Это то качество, которого, мне кажется, представителям моего поколения не хватает. Когда я спрашиваю десятилетнего мальчика: «Хочешь это сделать?» — он говорит: «Вообще-то нет», — и это нормально, это сказано не по-хамски. У большинства наших детей отличное чувство юмора, потому что они с детства смотрят блоги и мультфильмы достаточно неплохого уровня с хорошими шутками.

Меня поражает то, как быстро они учатся новым вещам, понимают, чего им не хватает, вникают и потом делают. Мы как-то договорились о том, что дети с направления «Музыка» будут озвучивать мультфильмы детей с направления «Анимация», но они в итоге договорились между собой о том, кто и чем займется. Сделали и скинули все друг другу, и в итоге это даже через «Маяк» не прошло — мы увидели ролики на финальной презентации проектов в конце курсов. Они суперэффективно сработали, а мы только спросили: «Скинете школе мультик?»