Этим летом из-за недопуска оппозиции на выборы в Мосгордуму в городе начались протесты, которые вылились в «московское дело». Его фигурантов обвиняют в насилии над полицейскими и участии в массовых беспорядках. Уже семеро из них получили реальные сроки, явно превышающие разумное наказание, а еще часть ждет судов под арестом. The Village поговорил с координатором «Правозащиты Открытки» Валей Дехтяренко о том, чем каждый из нас может помочь политзаключенным уже сейчас.

Говорить о «московском деле» как можно больше

Самое простое, что может сделать каждый человек, — не молчать. Особенно о тех обвиняемых, чьи дела почти не освещают. Например, мало пишут о Никите Чирцове и Эдуарде Малышевском — они стали фигурантами, когда основная волна задержаний уже прошла. Правозащитники советуют делиться статьями о «московском деле» в соцсетях, делать собственные публикации и просто рассказывать знакомым о происходящем.

Политзаключенных по делу о массовых беспорядках уже коллективно поддержали театралы, священники, литераторы, представители НКО, ИТ-специалисты, юристы, учителя, врачи, ученые, кинематографисты, журналисты, студенты и зарубежные общественные деятели, включая создателей сериала «Игра престолов» Дэвида Бениоффа и Дэниела Бретта Уайсса и писателя Стивена Фрая.

Политзаключенных сейчас активно поддерживают в рамках флешмоба, который запустил актер Александр Паль в защиту своего коллеги Павла Устинова (ему дали 3,5 года колонии за то, что задержавший его росгвардеец вывихнул плечо). Вы тоже можете выложить в соцсетях свое обращение. Это уже сделали все кто только мог — от Юрия Дудя, Константина Райкина и Ксении Собчак до (неожиданно) Максима Галкина, Гарика Харламова и Маргариты Симоньян.

еще можно подписать:

Открытое письмо «Новой газеты» в поддержку всех фигурантов «дела 212».

Петицию в защиту Павла Устинова. Во время его задержания росгвардеец вывихнул плечо, за что актеру дали 3 года колонии. Под давлением общественной кампании его отпустили под подписку о невыезде, а затем дали год условно.

Петиции в защиту студента «Вышки» Егора Жукова — его обвиняют в экстремизме за ролики, где он призывал к мирной борьбе с системой, а также Данила Беглеца, которому дали 2 года колонии за то, что он потянул полицейского за руку.

Петицию в защиту Константина Котова (получил 4 года колонии по «дадинской» статье), а также Евгения Коваленко (3,5 года колонии за брошенную в полицейского урну).

    Дмитрий Пантюшин специально для пикетов в поддержку Устинова разработал плакат и разрешил всем печатать изображение на листовках, стикерах и постерах. Многие используют для этого уже стандартную формулировку «Я/Мы». Также можно распечатать принты на футболках. Учтите, что интернет-магазин Vsemayki отказывается от работы с политическими лозунгами, несмотря на то, что в его ассортименте есть толстовки и поло с надписями вроде «Порву за Путина» и «Спасибо за Крым».

    Thе Village публиковал актуальный и подробный профайл на всех фигурантов «московского дела» — текст будет обновляться по мере рассмотрения всех дел.

    Ходить на суды и вставать в пикеты

    Если на суд к студенту ВШЭ Егору Жукову, к поддержке которого подключились знаменитости и общественники, собралось так много людей, что часть не пустили на заседание, то к его однофамильцу Кириллу, которого приговорили к трем годам тюрьмы, пришли только его родственники. Правда, после того, как об этом написали СМИ, к нему приехал Оксимирон.

    Ходить на суды нужно, потому что это одна из немногих возможностей по-настоящему поддержать самих фигурантов. Заседания проходят нечасто, но на них обвиняемые могут увидеть, что к ним пришли, — то есть суды становятся для них настоящим окном в реальный мир. Нужно помнить, что в СИЗО они не видят почти никого, кроме соседей по камере.

    У «Медиазоны» есть специальная «Афиша судов», где можно узнать, когда пройдут ближайшие слушания.

    Насчет пользы одиночных пикетов нет однозначного ответа, считают правозащитники, поскольку работает обычно все вместе — это прекрасно доказало дело против журналиста «Медузы» Ивана Голунова, которому сперва подбросили наркотики, а потом отпустили на фоне широкой общественной кампании. У администрации президента с 18 сентября проходит серия одиночных пикетов в поддержку политзаключенных.

    Писать письма заключенным и поддерживать тех, кто уже помогает

    Помимо информационной поддержки, есть еще и адресная, когда вы помогаете конкретному человеку. Хороший пример — письма. С них можно начать, ведь в заключении не происходит ничего — люди находятся в информационном вакууме и даже не догадываются, что повсюду идут акции солидарности. Фигуранты могут узнать о происходящем только от своих адвокатов.

    Чтобы понять, кому писать, почитайте про фигурантов. Если не можете решить, кому помочь, — посмотрите, на кого обращают меньше всего внимания СМИ. Сейчас реже пишут Ивану Подкопаеву и Даниилу Беглецу, говорит Никита Канунников из проекта «Почта Росузника», который помогает доставлять почту заключенным. Написать можно и с помощью сервиса «ФСИН.письмо» — через него послания доходят немного быстрее, отмечают в «Правозащите Открытки».

    Учтите, что письма проверяют цензоры, поэтому лучше не писать ничего провокационного, например, не стоит критиковать суды и государство, даже если очень хочется, и использовать мат. В некоторых СИЗО цензоры работают быстрее других, поэтому завязавшаяся переписка идет активнее.

    Никита Канунников

    участник проекта «Почта Росузника»


    о чем лучше написать?

    Писать можно о чем угодно. О том, что интересно вам самим. В тюрьме человек лишен многих простых вещей. Если любите природу — пишите о природе. Прогулочный дворик в СИЗО — это каменный мешок, где ничего не растет и виден только кусочек неба. Многие стесняются писать о путешествиях — мол, я развлекаюсь, а человек сидит. Я несколько раз сталкивался с таким мнением. Но чаще всего человек только рад такому рассказу. Поехали в отпуск — пошлите открытку из другой страны. Политическими новостями тоже стоит делиться.

    Делать передачки

    Если вы хотите поддержать человека не только общением, лучше сначала узнать, что конкретно ему нужно. Может оказаться, что помощь нужна семье фигуранта. Самим заключенным часто требуются продукты и гигиенические средства: в СИЗО плохо кормят и не выдают зубные щетки и пасты.

    У многих фигурантов нет родственников в Москве. Так, Чирцову, Малышевскому, Коваленко и Беглецу необходимое приносят только волонтеры. Нужные вещи и еду вы можете заказать через «ФСИН магазин» или отправить по почте бандеролью. Также можно прислать книги через Ozon. Правда, произведения с дорожными картами и философские труды обычно не пропускают.

    Можно поддержать и тех, кто помогает фигурантам. Например, проект «Арестанты 112» вместе с «Командой 29» собирает деньги через сайт, а затем распределяет их между родственниками обвиняемых. Если у вас есть время, вы можете помочь волонтерам и сделать передачку самостоятельно. Для этого нужно приехать в СИЗО (скорее всего, утром) и постоять в очереди — за подробностями по этому вопросу можно обратиться к тем же «Арестантам 112».


    Обложка: Сергей Карпухин/ТАСС