Отделение Фонда борьбы с коррупцией в Петербурге графически показало взаимосвязи внутри муниципалитетов в Петроградском районе. Схема под названием «Муниципальный клан» доступна по ссылке. На ней отражены кумовство, супружество, совместный бизнес, поддельные диссертации и прочие интересные факты из жизни муниципалов Петроградки. Руководитель петербургского ФБК Дмитрий Сухарев рассказал The Village, как Фонд при помощи волонтёров и местных жителей искал информацию об удивительных взаимосвязях в Петроградском районе.

   

Дмитрий Сухарев

руководитель Фонда борьбы с коррупцией в Петербурге

Петроградка — интересный район, в котором не очень работают законы. Все понимают, что это территория главного петербургского единоросса Вячеслава Макарова (спикер Законодательного собрания Петербурга. — Прим. ред.). Давно ходили слухи о том, что на местах поставлены все свои — мы решили разобраться. Идея возникла года два назад, мы начали постепенно собирать материал. В итоге множество расследований по муниципалитетам Петроградского района вылились в исследование «Муниципальный клан».  

Нам очень помогали волонтёры, за что им огромное спасибо. Большую работу провела наш координатор Екатерина Рыжкова. Основная информация о составе муниципалитетов была получена с помощью деклараций о доходах, которые публикуют в открытом доступе. Часть информации мы получали с сайтов муниципалитетов. Ещё часть — с портала госзакупок: перелопатили огромное количество данных, нашли связи поставщиков с депутатами округов. Кроме того, нам очень помог проект «Диссернет», который проанализировал диссертации. Их защищали в Военном институте физической культуры: муниципальные депутаты Дмитриев и Блохин являются членами диссертационного совета института, и там рождались поддельные работы. 

Чем больше информации мы находили, тем больше удостоверялись в том, что все связи ведут к председателю ЗакСа Макарову. В Петроградском районе всё управление происходит в ручном режиме. Там везде стоят люди Макарова, которые за всем присматривают. 

 

С фигурантами схемы мы не общались, зато общались с местными жителями. Они приходили к нам со своей информацией, а также проблемами: от благоустройства до истории про руководителя достаточно крупного предприятия. Его фирму обанкротили, а недвижимость отобрали. Знакомые предпринимателя рассказали, как органы опеки отбирали последнюю квартиру у этого человека, его детей и жены. 

Больше всего по итогам работы нас удивило то, насколько всё связано. Мы думали: ну, будут два-три родственника, кто-то, может быть, как-то с бизнесом завязан. Но таких масштабов не ожидали. И мы не ожидали, что так трудно будет общаться с районной прокуратурой. С прокуратурами других районов у ФБК более-менее налажен контакт — в Петроградском же районе действует юридическая защита «своих». На некоторые наши заявления мы вообще не получили ответов по существу. 

Сейчас в прокуратуре лежат наши заявления по случаям совмещения должностей (некоторые муниципальные депутаты одновременного занимают должности муниципальных или государственных служащих, что запрещено законом. — Прим. ред.). Мы стараемся бороться с этой проблемой через прокуратуру: нам отвечают, что несколько человек якобы было уволено, про остальных нам пишут, что они якобы не совмещают должности. Это забавные ответы, которые мы постоянно обжалуем, будем долбить до победного. 

 

В муниципалитетах Петроградского района не представлены никакие иные партии, кроме «Единой России». Ни одного нормального муниципала там нет. По сути, в 2014 году там не было никаких выборов. До муниципальных выборов не допустили никого — вплоть до того, что у избиркомов стояли молодые люди крепкого телосложения и физически не пускали кандидатов, желающих подать документы. 

Я не воспринимаю наше исследование как частный случай. По сути, это то, что происходит в стране повсеместно. Можно приехать в любой регион, собрать информацию — получится то же самое. Это срез, который показывает, что даже местная власть, которая должна быть ближе к людям, по уши погрязла в семейственности, клановости, коррупции. В этом нет ничего хорошего. Кроме того, кадровая политика, показанная на схеме, демонстрирует полное вырождение партии власти: это какой же кадровый голод, если приходится трудоустраивать всех своих родственников?! 

Жители района должны понимать, что такая система не может долго существовать. Семейственность приводит к тому, что муниципалитеты начнут физически разваливаться. Например, у нас есть расследование по благоустройству в МО «Введенский», где очень много всего пропало из того, что должно быть установлено (там до сих пор правоохранительные органы разбираются). Расследование в «Введенском» — яркий пример того, что происходит, если власть не контролируется жителями и никому не подотчётна. Всё просто: там нет нормальных детских площадок, негде гулять с собаками, дороги разбиты.