Все 90-е в парк искусств «Музеон», расположенный у ЦДХ на Крымском Валу, свозили низвергнутые советские памятники. Но совсем недавно выяснилось, что между Сталиным, Лениным и Железным Феликсом нашли приют заведующий овощебазой, директор бани, садового магазина и даже дилер японских автомобилей из Ростова-на-Дону. Бюсты живым и здравствующим бизнесменам, кавалерам вымышленных орденов и прочим сомнительным героям стоят на «Аллее меценатов». На соседней «Аллее славы» лежат персональные звезды, например министра Шойгу и заместителя мэра Ресина. Все они, как оказалось, установлены незаконно, и сегодня столичные власти решили их убрать. The Village посетил самую массовую акцию демонтажа памятников за последние 20 лет.

«У меня сегодня очень тяжелый день, может быть, самый тяжелый день в жизни», — говорит монументалист Пётр Стронский, когда рабочие вовсю орудуют ломами. Мужчины вдалбливают металлическое острие в зазор между ножкой бюста и гранитным постаментом. «Давай, давай, давай», — командует прораб и принимает бронзовое изваяние Малявина Владимира Геннадиевича, выдающегося общественного деятеля XX–XXI веков, как написано на табличке. А по совместительству директора ЦПО при ФГУП «Спецстрой России». Кавалер множества орденов, в том числе «За обустройство Земли Российской» I степени, оказался в числе 27 бюстов на «Аллее меценатов», ведущей к монументу «Добрый ангел мира».

«Цена вечной памяти — около миллиона рублей»

Когда в 2007 году была установлена эта скульптура, едва ли кто-то предполагал, что «Аллея меценатов», которую этот ангел должен был венчать, будет уставлена сомнительными бизнесменами и директорами. Заказывали их фонды «Меценаты столетия», «Добрые люди мира», Международная академия меценатства и такая же Академия общественных наук. Организации реально существующие, вручающие настоящие ордена, медали и мантии — правда, никак не согласованные с Комиссией по государственным наградам при президенте.

О заслугах отлитых в бронзе или гипсе «выдающихся деятелей» известно немногое. По словам Стронского — единственного, кто был против сноса, — на деньги этих людей было проведено 827 челюстно-лицевых операций детям из неблагополучных семей в Институте пластической хирургии. А ордена и медали за эти и другие благие дела вручались вышеуказанными фондами в соседнем с «Музеоном» «Президент-Отеле». Особо отличившимся за их же деньги ставили бюст. Цена вечной памяти — около миллиона рублей.

«Мы оформили все документы, но они постоянно терялись»

Заслужили они того или нет, но возведение прижизненных памятников противоречит Гражданскому кодексу и эстетическому чувству нового директора парка Елены Тюняевой, назначенной на должность всего месяц назад. Во время демонтажа Тюняева заявила, что монументы были поставлены незаконно, в обход комиссии по монументальному искусству. Петр Стронский, правда, возразил, что «скульптурные портреты» были переданы в парк в качестве дара и по согласованию с предыдущим директором Михаилом Пукемо. «Мы оформили все документы, но они постоянно терялись, — говорит скульптор. — Я много раз ездил в дирекцию и приносил копии, в итоге сейчас они не обнаружились».

Была ли договоренность на самом деле, или нет, установить теперь вряд ли удастся: Пукемо умер около месяца назад. Но глава столичного департамента культуры Сергей Капков, который лично наблюдал за демонтажем, уверен, что если и была, то едва ли на безвозмездных условиях: «После работы в парке Горького меня уже не удивляет, как это могло сложиться: коррупция и интерес частных лиц. Но среди бюстов есть те, которые поставлены очень уважаемым людям. Обидно, что их имена использовались для бизнеса определенных лиц, которые брали деньги за установку таких памятников».

Фото: Артем Голощапов


ПО МЕСТАМ:
ПАМЯТНИК
ЯНКЕ КУПАЛЕ 

 

ПО МЕСТАМ:
ПАМЯТНИК
АБАЮ КУНАНБАЕВУ