Накануне длинных майских праздников появилась неожиданная информация: власти Петербурга согласовали проведение «Конопляного марша» — международной акции за декриминализацию марихуаны. Марш должен был пройти 5 мая — день в день с протестной акцией Алексея Навального. Позже выяснилось, что согласование отозвано, а организаторы марша изменили формат события: марш пройдет в субботу, но в несколько этапов, каждый из которых уже не требует согласования с властями. The Village попытался понять, почему акцию, которая проходит в Петербурге уже в четвертый раз, только в этом году местные власти вдруг разрешили (хотя и ненадолго) и чего добиваются ее организаторы.

Юбилейное шествие, которого не случится

В этом году у защитников легких наркотиков — годовщина. Акция «Конопляный марш» пройдет по всему миру в двадцатый раз, начиная с 1999 года. Марши собирали тысячи сторонников в Испании, Бразилии, Канаде, США и других странах. Однако в России, как и в других постсоветских государствах, ежегодное требование легализовать потребление конопли и отменить цензуру информации о легких наркотиках пока что не находит большой поддержки. Как рассказали The Village организаторы мероприятия, обычно на марш приходят человек по 30. Но в этом году — особый случай. Впервые шествие такого рода было согласовано с властями.

В этом году активисты замахнулись на масштабный (по своим меркам) проект, был задуман полноценный марш по трем адресам Петербурга: Ново-Александровской улице в Невском районе, улице Турку во Фрунзенском и Эриванской улице в Выборгском районе. Поскольку численность предполагаемых участников не превышала 500 человек, а в каждом из районов, по задумке, в один день должен был пройти свой марш, не пересекающий районные границы, организаторы акции обратились к местным властям. Поначалу процесс согласования шел без неожиданностей: во Фрунзенском и Выборгском районах «Конопляный марш» восприняли как пропаганду наркотиков и акцию не разрешили. Зато — на удивление — не отказали в Невском районе.

По словам организаторов шествия, дело в человеческом факторе — ответственные сотрудники в районной администрации к инициативе подошли формально и не увидели в инициативе ничего незаконного: активисты на уровне заявки выступали исключительно за изменение законодательства. Тогда же появилась и другая — политическая — версия. Один из членов оргкомитета «Конопляного марша» Михаил Блазович предположил, что согласование акции «может быть как-то связано с мероприятием Алексея Навального»: «На фоне его митинга наше шествие уже не кажется чем-то страшным. Мы сумели доказать, что мы мирные и не кусаемся».

«Беспечная прогулка»

Уже на следующий день стало понятно, что политическая версия, скорее всего, несостоятельна. Администрация Невского района взяла свои слова обратно — согласование марша было отозвано.

«Буквально на следующий день после подачи уведомления я поехал в администрацию за бумаги с ответом, который уже был положительным. Там сразу несколько чиновников заявили мне, что тучи над ними сгущаются. Затем я случайно был свидетелем телефонного разговора представителей Невского района с представителями прокуратуры и правоохранительных органов. Речь шла вплоть до увольнения главы администрации, который был формально лояльным к нашей инициативе», — рассказывает один из лидеров движения, адвокат Аркадий Чаплыгин. В самой администрации Невского района нам не смогли объяснить случившийся казус с согласованием акции и его последующим запретом.

В результате, по словам лидеров движения, «чтобы не убрали одного из самых человечных чиновников нашего города», было решено изменить формат акции и не проводить марш в несогласованном формате. Его разбили на несколько этапов, каждый из которых не требует согласования властей.

3 мая на заседании оргкомитета активисты уже приняли обращение к государственным органам с требованием декриминализовать производство и потребление конопли. А 5-го числа организаторы встретятся с другими участниками марша в саду имени 30-летия Октября, после чего сядут в автобус, где примут окончательную версию документа. После этого активисты отправятся на «беспечную прогулку» в один из парков. Прогулка, как заявляют организаторы, будет неполитической, без каких-либо плакатов, но с шариками.

«Информационные кандалы»

Адвокат Аркадий Чаплыгин — один из главных спикеров, активно представляющий позицию движения в городских медиа. Его основное направление — защита прав призывников, а также семейные и жилищные споры. Два года назад Чаплыгин баллотировался в депутаты Госдумы от партии «Парнас». Важным пунктом его программы была легализация потребления легких наркотиков.

В Госдуму адвокат не пробился, зато на него вышли организаторы «Конопляного марша» и предложили сотрудничество. Теперь Аркадий Чаплыгин — одно из лиц движения. Сформулированные им в заявке требования марша неожиданно и согласовала на короткое время администрация Невского района. Это «прекращение лжи в отношении конопли и ее производных»; «прекращение цензуры правдивой и независимой информации, связанной с коноплей»; «прекращение арестов потребителей конопли»; «разрешение медицинского использования конопли и производства из нее текстиля и бумаги».

Главный аргумент активистов связан с распространением информации: «Если мы согласимся с тем, что запрет необходим, то в итоге столкнемся с правоприменительной практикой, которая трактует запрет на распространение информации как запрет на дискуссию — в том числе о качественных веществах и медицинских свойствах некоторых из них. Та же марихуана применяется в медицинских целях во многих зарубежных странах. Не надо запирать себя этими информационными кандалами, потому что именно информация в конечном итоге двигает прогресс», — говорит Чаплыгин.

Шум вокруг петербургского «Конопляного марша» в результате вольно или невольно оказался неплохим опытом прорыва информационной блокады. С другой стороны, до нынешнего года «Конопляные марши» в Петербурге как будто никто не замечал — ни пресса, ни городские власти, ни органы правопорядка. Сейчас же, если бегло просмотреть страницы организаторов марша в социальных сетях, то на большинстве из них встретятся сообщения, больше похожие на тревожные телеграммы: «меняю телефонный номер», «вот ссылка на новую страницу», «меня прослушивают». Организаторы опасаются, что усиленный интерес к ним со стороны правоохранительных органов теперь неизбежен.


Текст: Всеволод Воронов

Фотографии: Савинцев Федор/ТАСС