В начале июля пять российских фармацевтических компаний обратились к спикеру Госдумы Вячеславу Володину и вице-премьеру Татьяне Голиковой с просьбой отказаться от введения криптозащиты маркировки лекарств, поскольку это приведет к их подорожанию. Речь идет о маркировке лекарств двухмерным штрихкодом, которая станет обязательной в 2020 году не только для лекарств, но и для всех товаров в рознице. Продвигая это нововведение, правительство ссылалось на требования спецслужб, которые таким способом хотят бороться с нелегитимной торговлей.

Инновацию правительство одобрило в конце апреля. Согласно его распоряжению, в маркировку товаров будут добавлены механизмы криптозащиты — код для каждой товарной единицы будет генерировать специальное программное обеспечение. Поставщик этого оборудования — ООО «Центр развития перспективных технологий», принадлежащее структурам миллиардера Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и компании Александра Галицкого. Компания была создана в конце 2017 года как инвестор и оператор проектов в области систем маркировки и отслеживания движения товаров. По сути, это главный лоббист и бенефициар новой системы маркировки в России.

Идея ЦРПТ в том, что защищенные криптографией коды нельзя украсть или подделать, как это, например, происходит при повторном наклеивании акцизных марок. Система уведомит о том, что кто-то пытается ввести в оборот нелегальный товар и продать его. Криптография позволяет проверять легальность товаров даже в офлайн-режиме (когда касса не подключена к интернету). То есть, по логике ЦРПТ, бесперебойно пользоваться системой смогут даже удаленные регионы с плохим интернет-соединением. Стоить каждый код будет 50 копеек за единицу товара, а заплатят эти деньги производители. Таким образом ЦРПТ вернет свои инвестиции в этот проект.

The Village решил разобраться в аргументах ЦРПТ и производителей лекарств, поскольку в ближайшие два года таких же споров следует ожидать и в других отраслях розничной торговли — от парфюмерии до бытовой техники.

Что говорят сторонники криптозащиты

Реваз Юсупов

заместитель генерального директора по связям с общественностью и маркетингом ЦРПТ

Использование криптографии прописано в утвержденной правительством 28 апреля 2018 года модели функционирования системы маркировки. Она разрабатывалась в соответствии с требованиями информационной безопасности, установленными регуляторами и профильными ведомствами на основе модели возможных угроз.

ЦРПТ, как оператор национальной системы маркировки, готов обеспечить требование регуляторов и профильных ведомств к информационной безопасности и криптографической защите цифрового кода маркировки. Для этого компания инвестирует в проект маркировки лекарств, включая развитие информационной системы, свыше 10 миллиардов рублей.

Во-первых, ЦРПТ за свой счет оснастит все медицинские учреждения страны регистраторами выбытия препаратов из оборота. Во-вторых, оснастит всех производителей в стране, которые должны будут наносить маркировку, регистраторами эмиссии (своего рода цифровой сейф), напрямую интегрированными с единой системой маркировки. Другого оборудования для работы с криптографией не понадобится. ЦРПТ уже провел успешные испытания на площадках «Фармстандарта», «Р-Фарм», «Биокада» и других. Использование криптографии не требует дополнительных затрат участников рынка и не удлиняет сроки внедрения маркировки.

50 копеек за каждый штрихкод

По расчетам ЦРПТ, несмотря на это, цены на лекарства должны снизиться

2–10 %

на столько снизятся наценки на лекарства в результате необоснованных перемещений со складов на розничные полки

1–2 %

снижение цен на лекарства благодаря увеличению оборачиваемости производства


20 %

на столько упадут операционные затраты на обработку грузов

(но только в том случае, если у производителя уже есть оборудование для печати и сканирования штрихкодов)

90–95 %

на столько сократятся затраты на сборку заказов покупателей и заполнение сопроводительных документов


10 %

как минимум на столько должна снизиться цена лекарств благодаря введению криптозащиты


Источник: ЦРПТ, Boston Consulting Group

Юрий Крестинский

председатель правления ГК «Бионика»

Нововведения могут помочь избежать обращения контрафактного товара в условиях объединения российского рынка с рынком ЕАЭС. Это также будет способствовать прозрачности отрасли и поможет бороться с коррупционными механизмами. Технологически это непросто, но уверен, рано или поздно это будет реализовано.


Иван Глушков

заместитель генерального директора АО «Нижфарм» (группа компаний STADA)

С 1 января 2014 года в России ввели обязательное соответствие стандартам GMP (Good Manufacturing Practice — международный сертификат качества. — Прим. ред.). Тогда тоже все говорили о росте цен на лекарства и возможном банкротстве фармкомпаний. Но ничего из этого не произошло. Цены на лекарства выросли в среднем в соответствии с уровнем инфляции.

 Реальная проблема — только в сроках

Насчет письма с просьбой отказаться от введения криптозащиты: проблема действительно есть, но аргументы выбраны весьма неудачно. Реальная проблема — только в сроках. Криптозащита пока не отработана, и непонятно, когда удастся надлежащим образом отработать техническую сторону системы.

Что говорят противники

Юрий Мочалин

директор по корпоративным связям Sanofi в России

Мы опасаемся, что реализация инициативы по введению криптозащиты в дополнение к огромному проекту маркировки может создать серьезные угрозы нормальному функционированию рынка. На настоящий момент пока не существует законодательных требований по регулированию криптозащиты в данном проекте. Компании, ведущие свою деятельность в России, в том числе и Sanofi, уже проделали значительную работу в рамках подготовки к внедрению маркировки лекарственных препаратов, эта работа находится в стадии активной реализации и еще не завершена. Пилотный проект в Sanofi показал, что все производственные площадки (около 60 предприятий), с которыми мы работаем, должны быть полностью готовы к срокам, обозначенным государством, то есть к январю 2020 года.

Необходимые изменения в технологические процессы уже вносят, теперь же получается, что правила игры снова меняются. Так, если криптозащита будет обязательна к применению, то нам придется провести тестирование уже закупленного для нанесения маркировки оборудования на возможность работать с криптозащитой, изменить производственные процессы, а также существенно доработать программное обеспечение производственных линий для онлайн-обмена информацией с регистраторами эмиссии криптокодов и всю систему хранения и передачи данных внутри компании. С большой долей вероятности можно предположить, что концепция, которая планируется к внедрению, приведет к значительному увеличению сроков реализации проекта и, конечно, себестоимости продукции. Кроме того, сама идея криптозащиты в текущем ее виде, представленном отрасли, не до конца понятна: объяснение о ее необходимости для касс, которые не могут быть подключены к интернету в удаленных частях РФ, не выдерживает критики — теоретически злоумышленники могут произвести фальсифицированный товар, скопировав код с криптозащитой, и успешно реализовывать его через подобные, не подключенные к сети интернет кассы.

На вопрос, что делать с препаратом, если в процессе доставки от производителя к покупателю повредился код маркировки, ответа мы также пока не получили. Представители фармацевтической отрасли уже высказывали свои опасения относительно данной инициативы на различных площадках: мы считаем, что она требует серьезной переработки регулятором в сотрудничестве с производителями и другими участниками товаропроводящей цепочки.

 Если говорить о мировом опыте, нам неизвестно о существовании практик по внедрению криптозащиты для маркировки лекарственных препаратов

Во многих странах уже внедрена сериализация кодом Data Matrix, и она оказывается вполне достаточной для обеспечения должного уровня защиты качественных лекарственных средств от подделок, даже с учетом контроля только в моменты ввода и вывода из оборота.


Виктор Дмитриев

генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей

Наша позиция по поводу этого нововведения негативная. В 2017 году стартовал эксперимент по введению маркировки лекарств. Прошло полтора года: кто-то уже установил оборудование без криптограмм, кто-то оплатил и подписал договоры. Сейчас вводят дополнительную криптографическую защиту. То, что происходит, — это новые правила игры посреди игры. Так быть не должно.

Второй момент — нововведение не гармонизировано с европейскими правилами. Если развивать экспортный потенциал для Европы, то придется для Европы делать одно, для России — другое.

Третий момент: криптограммы были испытаны на одном из наших предприятий, и там было выявлено 15 % брака. Если криптограмма не читается, товар бракуют. И любая наладка стоит денег и времени.

 Криптограммы были испытаны на одном из наших предприятий, и там было выявлено 15 % брака. Если криптограмма не читается, товар бракуют

Также у нас есть угроза того, что именно нам придется платить за эти криптограммы. Все эти моменты приведут к подорожанию лекарств. В ходе правительственного часа Скворцова (глава Минздрава РФ. — Прим. ред.) сказала о незначительном подорожании лекарств, но когда платишь из своего кармана — любой рост цен значителен.


Григорий Левицкий

председатель совета директоров ОАО «Марбиофарм» (ГК «Биотэк»)

Фактически система находится в режиме обкатки и настройки — и будет продолжать находиться в таком же состоянии до самого момента вступления в силу положения об обязательном нанесении средств идентификации и ответственности за производство и продажу препаратов без этих средств (то есть до 1 января 2020 года). Было бы целесообразно перенести срок введения маркировки на 1 января 2023 года. Предлагаемое изменение срока позволит подвести итоги эксперимента для уточнения нормативной базы и обеспечит поэтапное внедрение обязательной маркировки для различных групп лекарственных препаратов, начиная от дорогостоящих препаратов по программе «Семь нозологий» (по этой госпрограмме пациенты, страдающие семью редкими и наиболее дорогостоящими в лечении заболеваниями, могут рассчитывать на бесплатное получение жизненно необходимых препаратов. — Прим. ред.) и заканчивая препаратами нижнего ценового сегмента.

Неоднократные обращения — как со стороны ассоциаций, так и некоторых производителей — продиктованы заботой о пациентах, поскольку, несмотря на то что закон действует, продлеваются сроки проведения эксперимента. Появляются новые документы, которые радикально меняют заложенные в законе основы организации системы мониторинга, например появление понятия криптографического кода проверки и введение платы за каждую единицу кода маркировки. Или передача функций оператора информационной системы от ФНС обществу с ограниченной ответственностью.

Учитывая масштабы охвата — от производителя до аптеки и фельдшерского пункта в отдаленном уголке страны, — повышается риск коллапса системы лекарственного обеспечения. Для производителей препаратов в нижнем ценовом сегменте (до 100 рублей включительно), особенно из перечня ЖНВЛП, нагрузка может стать критической, вплоть до остановки предприятий. Для потребителей, как в аптеках, так и в госпитальном сегменте, внедрение маркировки в том виде, в котором выносятся на повестку дополнения к закону, выльется в существенный рост цен.

В подготовке материала принимала участие Юлия Радкевич.


Обложка: The Village