На прошлой неделе, 27 сентября, паблик волонтерского движения «Альтернатива» заблокировали. Формат деятельности команды Олега Мельникова крайне нестандартный: они вытаскивают людей из рабства буквально, — приезжая на место и отбивая рабов у их хозяев, это называется «прямое освобождение». The Village рассказывал историю Олега Мельникова в прошлом году. На момент блокировки в группе во «ВКонтакте» было 25 тысяч человек, через нее принимались заявки на новые освобождения, информаторы присылали наводки на места. Формально администрация заблокировала паблик за нарушение правил сбора пожертвований — якобы, у активистов обнаружили признаки мошенничества в отчетах. Мельников отвечает, что большую часть средств на работу привносит сам (у него есть бизнес по производству промышленных газов), а жалоб от немногочисленных жертвователей он не получал ни разу. The Village разобрался в аргументах всех сторон.

Паблик «Альтернативы» существовал шесть лет — с самого первого кейса по освобождению в 2012 году. Тогда Мельников под телекамерами вытащил рабов из продуктового магазина в московском районе Гольяново. С тех пор активисты организовали еще сотни освобождений по России. В конце августа 2018-го администрация социальной сети попросила «Альтернативу» привести полные отчеты о тратах. По словам Мельникова, «началось все достаточно мирно», он узнал, что неправильно публиковал отчеты, и начал приводить их в порядок. Это не помогло — претензии копились, и паблик заблокировали после месяца переговоров с техподдержкой «на повышенных тонах». Одновременно Мельников объяснял специфику своей деятельности.


Олег Мельников

лидер движения «Альтернатива»

Я спокойно отвечал, что это [привести все траты] не всегда физически возможно сделать. Как мы можем взять чек у девушки в борделе, который мы платили, когда делали контрольную закупку (Чтобы освободить женщину из секс-рабства, нужно обойти несколько десятков борделей в районе и разговаривать с секс-работницами, покупая у них услугу. — Прим. ред.)? Мы начали связываться с освобожденными, просили их отправлять расписки о том, что они получили средства, что им оплатили дорогу и прочее. Мы выложили все скрины переводов с наших личных счетов на счета для пожертвований, которые указывали в паблике. По пожертвованиям других мы тоже отчитались: за 2018 год там получилось около 500 тысяч, и это несопоставимо с почти 2,5 миллионами, которые мы тратим ежемесячно. Все недостающие средства переводил я сам и мои коллеги.

Блокировка очень сильно ударила по нам. Это было самое большое сообщество, 25 тысяч человек. Через «ВКонтакте» всегда приходило больше всего заявок на освобождения, на втором месте «Одноклассники». В паблике были контакты и переписка с людьми, которые нуждались в помощи.

Никаких жалоб на нас не поступало, никто из жертвователей не писал, что он сомневается в целях сбора средств, вообще ни разу. Движение никак юридически не зарегистрировано, мы просто команда. Сборы велись на счета физических лиц. Писали, например: «Собираем такому-то человеку на билеты». Карточку тоже меняли: заканчивался срок действия или сотрудник, который отвечал за сбор, уходил.


Сейчас администрация «ВКонтакте» отвечает, что была вынуждена заблокировать сообщество движения «Альтернатива» из-за «подозрительных сборов на благотворительные нужды». Требования о «полных, прозрачных и подтвержденных финансовых отчетах», выпискам по банковским счетам — все это описано в правилах сайта, и пользователи принимают их автоматически, когда одобряют пользовательское соглашение:


Пресс-служба «Вконтакте»

Мы выявили, что фактические операции по счетам и поступающие объемы средств сильно расходятся с той информацией, которую представители движения сообщали своим участникам. Полная отчетность так и не была предоставлена — учитывая данные обстоятельства, мы были вынуждены заблокировать сообщество.

При регистрации «ВКонтакте» каждый пользователь не только принимает правила, но и несет ответственность за их нарушение. К примеру, согласно пункту 5.13.1, пользователи могут создавать группы для продвижения благотворительных и некоммерческих организаций. При этом они несут ответственность за свои действия, связанные с созданием и администрированием сообществ, в соответствии с действующим законодательством РФ, международными правовыми актами и правилами (п. 5.13.7), а также несут ответственность за несоблюдения правил на этой  странице. Правила, касающиеся того, что все сборы на сайте должны быть честными, прозрачными и подтвержденными, были у нас всегда. Не менялся и список документов. Отключение [части] функций и удаление упоминаний о сборе средств не снимает ответственности за уже собранные средства. В таком случае механизмом «пособирать деньги и удалить все» могут пользоваться и недобросовестные лица.

Нам ничего неизвестно о том, ведут ли органы проверку движения, — сообщество было заблокировано [только] за нарушение правил «ВКонтакте» (В соответствии с п. 5.13.8, 8.6. — Прим. ред.). Мы не считаем, что пожертвования можно делить на значительные или незначительные и, отталкиваясь от этого, отчитываться за них или не отчитываться. Предоставленные рукописные отчеты в группе не отображали полного объема деятельности движения и вводили участников группы в заблуждение.


Учитывая, что на Мельникова не поступало жалоб ни от жертвователей, ни от полиции, а на движение он тратит личные средства (выписки с его счетов, где видно переводы на счета движения, публиковал «РБК»), блокировка выглядит формализмом. Но «ВКонтакте» действительно имеет право требовать от пользователей нарушать их банковскую тайну. В лицензионном соглашении «ВКонтакте» (на Западе это называется EULA, end-user license agreement) — полный карт-бланш на любые действия с контентом, пабликами и профилями. Юрист Виктор Воробьев объясняет, что такие условия нередко оспаривают в судах.


Виктор Воробьев

юрист

Администрация вправе приостанавливать, ограничивать или прекращать доступ пользователя ко всем или к любому из разделов и/или элементов социальной сети (персональной странице, сообществам, группам, функциям, удалять сообщества и группы) в любое время без объяснения причин и без уведомления.

Пользователю же запрещается размещать в социальной сети «иную информацию», которая, по мнению администрации, не соответствует политике и целям создания социальной сети. Есть там и обязанность «соблюдать иные требования и выполнять иные обязательства». Такие требования для благотворительных сообществ действительно размещены  на сайте. Поэтому формально сотрудники VK действовали в пределах установленных ими правил.

Другое дело, что пользователь не может влиять на содержание лицензионного соглашения, а значит, это «договор присоединения». В таких договорах у слабой стороны есть право требовать (в том числе через суд) изменения условий, даже если они не противоречат законам, а просто содержат явно обременительные условия, которые слабая сторона не приняла бы, имей она возможность влиять на содержание договора.

Конкретно здесь закон не запрещает сторонам «договариваться об условии» предоставления банковских выписок для сбора пожертвований. Но у движения [«Альтернатива»] есть возможность оспорить лицензионное соглашение VK в суде. Соцсеть злоупотребляет своим доминирующим положением и фактически такое условие навязывает, в духе «либо так, либо никак». Судебные споры, связанные с содержанием так называемых договоров присоединения, не редкость. Еще в 1999 году Конституционный суд отмечал, что свобода договора имеет свои ограничения и не должна приводить к тому, чтобы сильная сторона договора диктовала слабой заведомо несправедливые условия (постановление от 23.02.1999 № 4-П). Но соразмерность, разумность, справедливость — оценочные понятия. Поэтому предсказать исход потенциального судебного спора в случае Мельникова сложно.


Сейчас активисты продолжают работу через другие соцсети, а Мельников уже зарегистрировал новую страницу во «ВКонтакте». Вести сбор пожертвований через эту соцсеть он больше не станет. Администрация VK также пошла активистам навстречу, предлагая вернуть важные данные: «Мы можем помочь скопировать необходимые материалы из заблокированной группы для размещения их в новом сообществе. Восстановление деятельности [всего старого] сообщества [сейчас] возможно только при условии предоставления полной финансовой отчетности. Мы ни в коем случае не препятствуем деятельности самого движения, но обязаны соблюдать собственные правила, которые одинаково равны для всех».