На этой неделе известный петербургский экскурсовод Татьяна Мэй описала на фейсбуке неприятный инцидент, который произошел во дворе Толстовского дома (улица Рубинштейна,15–17). По словам Татьяны, она собиралась рассказать экскурсантам (среди которых были жильцы дома) о романе Анны Ахматовой с ученым Владимиром Гаршиным, когда их группу начал грубо выдворять молодой мужчина: «Вы не будете здесь ничего рассказывать!»

Молодой человек не представился. Позже выяснилось, что это был Алексей Колотило — сын председателя правления ТСЖ «Толстовский дом», искусствоведа и культуролога Марины Колотило. Информацию корреспонденту The Village подтвердил отец Алексея Леонид Колотило, также среди прочего известный своими экскурсиями по Толстовскому дому.

Толстовский дом, спроектированный в начале ХХ века архитектором Федором Лидвалем, — пожалуй, самый известный жилой комплекс Петербурга. Мы не раз писали об этом доме: в рубриках «Где ты живешь», «Квартира недели» и «Люди в городе: жители улицы Рубинштейна». Среди современных жильцов Толстовского дома есть как обеспеченные люди, так и обитатели коммуналок. Этот адрес — один из самых востребованных среди туристов и горожан, интересующихся краеведением и архитектурой.

The Village разбирался, почему в Толстовском доме нельзя (почти) проводить экскурсии и фотографировать — и законен ли этот запрет.

«Неприличная была ситуация»

Четверо очевидцев из числа участников экскурсии подтвердили корреспонденту The Village версию событий, описанную Татьяной Мэй. «Парень был не в себе, матерился и угрожал. Его никто пальцем не тронул», — рассказала москвичка Владислава Пав. «Молодой человек был неуемно агрессивен. Он теснил нас из двора, когда же мы вышли в боковой проход к среднему дому, он и там не давал нам стоять, осыпал грязной бранью, явно провоцируя конфликт, — добавила другая экскурсантка Зинаида Смирнова. — Неприличная была ситуация. Молодой человек был в каком-то необъяснимом бешенстве».

Леонид Колотило утверждает, что все было совсем не так.


Леонид Колотило

кандидат географических наук, член Русского географического общества

Пост блогерши изобилует ложными утверждениями. Единственное ее верное утверждение, что человек, которого она оскорбляла и которому угрожала, — это мой сын. Провокационные призывы гражданки Мэй «дать в торец» и тому подобное закончились попыткой одного из экскурсантов сломать палец на руке человека, который сделал очень вежливое замечание гражданке о том, что она уже многократно нарушила действующее законодательство, и попросил ее покинуть территорию Толстовского дома (Татьяна Мэй говорит, что этого не было. — Прим. ред.). Естественно, он пошел на перевязку в травмпункт, а оттуда, как и положено по закону, немедленно сообщили в 28-е отделение полиции о происшедшем инциденте. На записи видеокамеры наблюдения видно, что никого мой сын не толкал, как о том пишет гражданка Мэй. Видеозапись заархивирована. Вызывать полицию и решать спор в законном порядке  Мэй не пожелала.


Из двора Толстовского дома регулярно выгоняют экскурсии

Аналогичная история произошла две недели назад с петербургским экскурсоводом и журналистом Константином Шолмовым. У его знакомой был день рождения, она попросила провести экскурсию по улице Рубинштейна. До этого Константин не водил экскурсантов во двор Толстовского дома.


Константин Шолмов

экскурсовод «ДК Льва Лурье», журналист

И вот мы идем, разговариваем о великих князьях и блистательном Петербурге. Заходим во двор Толстовского дома. Там ворота с электромагнитным замком, они постоянно открываются-закрываются — куча всяких организаций, народ ходит. На воротах ничего не написано о том, что тут нельзя проводить экскурсии.

Я начинаю рассказывать про Лидваля и его замечательное творение. Тут выскакивает этот [человек]  — потом я его узнал на фотографии Татьяны Мэй — и начинает сразу кричать. Что-то в том же духе: «Вы не будете проводить здесь экскурсии». Мы, конечно, пытаемся понять, кто он такой, задаем вопросы. Он не отвечает — просто кричит. И напирает очень сильно. Он, правда, не толкался и матом не ругался, этого в нашем случае не было.

Как назло, в нашей компании была девушка-юрист. Она стала задавать ему профессиональные вопросы: почему, на каком основании он действует? Но он производил впечатление неадекватного человека. Просто кричал и не слушал. Я, честно говоря, может быть, и вступил бы с ним в конфликт, но мне не хотелось портить день рождения и вообще превращать экскурсию в разборки. Мы просто ушли. Хотя, конечно, приезжим все это очень испортило впечатление.


Проблемы с Толстовским домом были и у проекта «Последний адрес»

Координатор «Последнего адреса» в Санкт-Петербурге Николай Иванов рассказал корреспонденту The Village, что волонтеры проекта пытались установить две таблички на Рубинштейна, 15–17. Одну — учительнице Тамаре Валентиновне Коссетти, сосланной за «участие в контрреволюционной организации» в Сороклаг и там погибшей в 1952 году; вторую — капитану парохода «Аргунь» Павлу Ивановичу Нейману, который был расстрелян за «причинение ущерба на транспорте» и «измену Родине» в 1938 году.


Николай Иванов

координатор «Последнего адреса» в Санкт-Петербурге

К этим заявкам мы отнеслись с особым тщанием, поскольку они были поданы прямыми родственниками. После переписки с архивами ФСБ, проверки всех сведений мы пошли в дом согласовывать установку табличек с его собственниками. Туда мы ходили несколько раз, разговаривали как с обычными жильцами, так и с руководством дома.

Увы, в этом доме мы встретились с одним из самых решительных сопротивлений, которое не демонстрировало даже малейшего уважения к невинным жертвам сталинских репрессий и выказывало презрение к нам — людям, которые занимаются проектом «Последний адрес».

Мы вынуждены были приостановить нашу работу с этим зданием и пометить дом как один из самых безнадежных, а его жителей как очень агрессивных.

По меньшей мере сорок жителей этого дома были убиты во время советских государственных репрессий. Эти 40 человек — те, чьи имена нам известны.


Леонид Колотило сам водит экскурсии по Толстовскому дому

Если задать в «Яндексе» поиск «Толстовский дом экскурсии», в основном выпадут ссылки на туры, которые ведет Леонид Колотило — муж председателя ТСЖ «Толстовский дом» Марины Колотило. Леонид проводит экскурсии в сотрудничестве с различными организациями — например, «ДК Льва Лурье» (как, кстати, и выгнанный из двора Толстовского дома Константин Шолмов). Сам Лев Лурье в беседе с корреспондентом The Village охарактеризовал инцидент, описанный Татьяной Мэй, как «возмутительный», а о Леониде Колотило сообщил следующее: «Он обратился к нам, у нас не было никаких сомнений в его квалификации, в том, что он все знает про Толстовский дом, в котором живет. Поэтому мы согласились с ним сотрудничать. Он проводит, по-моему, в среднем пару экскурсий в месяц. Если бы о нем были плохие отзывы, мы бы не стали с ним сотрудничать».

Федор Грибков, еще один организатор экскурсий по Толстовскому дому, охарактеризовал Леонида Колотило исключительно комплиментарно.


Федор Грибков

организатор экскурсий по модерну Санкт-Петербурга

Леонид Григорьевич — прекрасный экскурсовод, большой знаток нашего города. Организация экскурсий, которые проводятся самим ТСЖ, — шаг в будущее. То же самое я бы, например, сделал в доме Веге на Крюковом канале или в Египетском доме на Захарьевской, куда попасть нет никакой возможности. А коммерческие группы, приводящие большое число людей за 800–1000 рублей, понятное дело, надоедают жильцам, поэтому вопрос о легализации стоит ребром. Какая-то сумма с экскурсии, если она не бесплатная, должна идти в само ТСЖ. Насколько я знаю, Леонид положительно относится к каким-либо группам, нужно только поставить его в известность и договориться по поводу оплаты.

Я с удовольствием провожу экскурсии по тем местам, которые исследовал лично, буквально каждый уголок. О Толстовском доме, несомненно, Леонид Григорьевич знает больше, поэтому у меня даже мысли не возникло делать экскурсию по Толстовскому дому самостоятельно. Да, его можно включить в обзорную экскурсию по Лидвалю. Но если это полноценная экскурсия по дворам и парадным Толстовского дома со всеми историями этого феномена, то, конечно, это должны делать сами жители. Особенно такие эрудированные, как Л. Г. Колотило.


По словам историка Льва Лурье, он не знает других экскурсоводов, которые бы водили группы во двор Толстовского дома: «Туда не попасть с экскурсией. Я не знаю, как Татьяна Мэй туда попадает. Мне не удавалось». И все же такие экскурсоводы есть. Краевед Сергей Бабушкин рассказал, что периодически водит экскурсии в Толстовский дом «и никаких проблем пока не было». С ТСЖ дома Сергей не договаривался.

Жильцы Толстовского дома запретили несогласованные экскурсии

В отличие от некоторых других исторических комплексов в центре Петербурга, территория двора Толстовского дома — частная собственность жильцов. Весной 2018 года на общем собрании собственники постановили «запретить проведение фото- и видеосъемок, экскурсий на придомовой территории <...> без согласования с администрацией ТСЖ». За запрет проголосовали 77,1 процента жильцов, против — четыре процента, остальные воздержались. Протокол собрания есть на официальном сайте ТСЖ.

Однако, как говорит директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов, с частной придомовой территорией на Рубинштейна, 15–17, есть такой нюанс: «При формировании данного земельного участка установлено ограничение: право прохода и проезда». Это значит, что во двор Толстовского дома можно свободно проходить и даже заезжать. Соответствующая характеристика прописана в кадастровом паспорте земельного участка.

Юрист Дмитрий Некрестьянов также напоминает о 73-м Федеральном законе («Об объектах культурного наследия»).


Дмитрий Некрестьянов

к.ю.н., партнер компании «Качкин и партнеры», руководитель практики по недвижимости и инвестициям

Толстовский дом — объект культурного наследия. Обязанность собственников культурного наследия — обеспечение доступа к объекту. Запрет на доступ является прямым нарушением ФЗ-73. Формально они не вправе ограничивать доступ. Собственники обязаны установить порядок доступа для всех.

Но на практике ограничение доступа очень тяжело доказывается. Потому что каждый раз, когда приходит проверяющий, калитку открывают и говорят: «Видите, открыто». Каждый раз, когда проверяющий уходит, калитка закрывается. Этот маскарад может продолжаться достаточно долго. Здесь, кроме совести и проверки контролирующими органами в лице КГИОП, ничего не сделать».


В доме Бака ищут компромисс между ФЗ-73 и интересами жильцов

Дом Бака на Кирочной улице — еще один знаменитый петербургский комплекс. Здесь нет ТСЖ, но есть активное сообщество жильцов, которое очень много делает для дома: например, благодаря их инициативности сейчас идет ремонт фасадов, в планах — открытие музея на территории дома. На Кирочную, 24, тоже часто водят экскурсии.


Марина Жукова

жительница дома Бака

Понятно, что мы открытый дом. Так есть. И в этом есть большой плюс. Понятно, что когда экскурсии уходят, оставляя за собой мусор, это никого не радует. И в этом — большой минус. Понятно, что экскурсии — источник дохода для экскурсовода или компании, которую он представляет, а дом — средство к получению дохода. К Совету дома обращаются экскурсионные бюро, предлагая варианты сотрудничества: то есть оплаты с каждого экскурсанта в пользу дома — на уборку, охрану, реставрацию. И это разумно.

Мы ищем оптимальный формат открытости и закрытости. Сейчас это отложенный вопрос: пока идет ремонт фасада, возможности для посетителей дома ограничены. Но мы встречаем экскурсионные группы и в этом сезоне, несмотря на леса. Мы в процессе принятия решения, которое обеспечит и доступность дома памятника, и учтет интересы жителей.



Фотографии: Дима Цыренщиков