Вчера, 6 июня, в центре Москвы задержали Ивана Голунова — одного из самых известных журналистов, занимающихся расследованиями в России. Корреспондента «Медузы» посадили в полицейскую машину, когда он шел на рабочую встречу с журналистом Ильей Васюниным, и впоследствии обвинили в намерении продать наркотики. Теперь по статье о покушении на сбыт в крупном размере Голунову грозит до 15 лет колонии. Вопрос об аресте Голунова планирую решить завтра, 8 июня.

«Медуза» связывает преследование журналиста с его работой: «Мы знаем, что в последние месяцы Ване поступали угрозы; знаем, в связи с каким готовящимся текстом; догадываемся, от кого». Голунов известен в том числе как автор расследований о коррупции в московской мэрии. Так, в конце прошлого года «Медуза» выпустила его материал об огромном пентхаусе вице-мэра Москвы Петра Бирюкова. Последнее расследование Голунова, опубликованное в мае, посвящено микрофинансовым организациям, обманом отнимающим квартиры должников.

Перед задержанием журналист работал над большим расследованием на тему мусорных полигонов, а также готовил вторую часть текста о рынке ритуальных услуг. В одном из подкастов «Медузы» Голунов говорил, что за такими организациями стоят крупные банки и бизнес.

Рассказываем, как проходило задержание журналиста и какие нарушения допустила полиция.


Обновление: Ивана Голунова отправили под домашний арест до 7 августа. На суде корреспондент «Медузы» связал свое преследование со стороны силовиков с продолжающимся расследованием о похоронном бизнесе, из-за которого ему уже поступали угрозы.

Иван Голунов — о своем задержании

Все началось вчера около 14:30 на Цветном бульваре: ко мне сзади подбежали двое мужчин в гражданской одежде и объявили о задержании. Удостоверения полицейские показали только после моей просьбы об адвокате. Когда на меня надели наручники, один из сотрудников полиции достал из моего кармана мобильный телефон и несколько раз потребовал его разблокировать, но я отказался.

В полицию с нами приехал понятой в марлевой повязке — один из полицейских поприветствовал его фразой «Привет, Сергей, болеешь, что ли?». Я постоянно просил связаться с адвокатом, но сотрудники полиции сказали, что бывает принудительный досмотр, для которого защитник не требуется. После того, как досмотрели меня, стали досматривать сумку — она все время была на стуле, я старался смотреть за ней, однако мог упустить какой-то момент.

В большом отделении рюкзака поверх моих личных вещей нашли пакет с пятью шариками (два из них позднее отправили на экспертизу и обнаружили 3,6 грамма наркотика мефедрона. — Прим. ред.). После того, как полицейские нашли первый пакет, другие отделения сумки они осматривали менее внимательно. Опечатанный конверт с пакетом я не подписывал, так как не было адвоката.

На меня оказывали давление, обзывали гомиком. После того, как я отказался подписать протокол, полицейский меня ударил. Во время освидетельствования, когда мне снова отказали в адвокате, я стал держаться за стул — меня начали тянуть за руки, и мы упали. Потом меня поволокли по земле, один полицейский надавил мне ногой на грудь, другой ударил кулаком в щеку.

После досмотра в отделе полиции меня повезли домой для проведения обыска. Ключи у меня изъяли. Когда приехали к квартире, меня держали в машине еще 20–30 минут, при этом сотрудники из машины выходили. В квартире полицейские пошли к шкафу, один из них скрылся из поля зрения, а затем радостно нашел на шкафу сверток и весы. После этого больше ничего не искали.

Вину в совершении преступления не признаю, пакет и наркотики не мои. Во время задержания за моей спиной находились сотрудники полиции, которые могли подкинуть пакет в рюкзак. Оперативники сработали очень топорно.


Источники: Baza, «МБХ Медиа», «Русская служба Би-би-си»

Полиция показала фото нарколаборатории Голунова, но потом призналась, что снимки не имеют к нему прямого отношения

Mash со ссылкой на свидетелей пишет, что полицейские начали крутиться у квартиры Голунова за несколько дней до задержания. При обыске изъяли только три пакета и весы, хотя на фотографиях, опубликованных МВД, — целая нарколаборатория с колбами и шприцами. В ведомстве сперва настаивали, что все снимки были сделаны дома у журналиста, хотя знакомые и соседи Голунова заверяли, что только на одном фото из девяти действительно его квартира.

«Представить себе более абсурдную ситуацию, чем человека с химической лабораторией дома, который едет в рабочий полдень в центр города продавать три грамма мефедрона, довольно сложно», — заметил Илья Васюнин.

Позднее министерство все-таки признало, что почти все фотографии были сделаны при проведении оперативных мероприятий в отношении преступной группы, на связь с которой проверяют Голунова. В деле журналиста пока не упоминаются наркотики, изъятые при обыске в квартире, — они могут лечь в основу отдельного эпизода дела.

Журналисту отказали в экспертизе, положенной по закону. Есть и другие нарушения

Только спустя 13 часов после задержания следователь Игорь Лопатин посреди ночи позвонил одной из коллег Голунова и предложил найти ему адвоката. После приезда защитника Дмитрия Джулая журналист попросил полицейских взять у него смывы рук и срезы ногтей, чтобы проверить, прикасался ли журналист к наркотикам. В экспертизе ему отказали. Делать смыв с рюкзака в полиции также не стали.

Следователь не разрешил адвокату ознакомиться с видеозаписью задержания журналиста. В МВД заявили, что никто журналиста не избивал, при этом скорую в отделение сотрудники полиции вызывать отказались, заявив, что медосвидетельствование Голунов пройдет уже в изоляторе после ареста.

По словам адвоката Рустама Яхина, специализирующегося на уголовных делах, в деле Голунова — нарушение на нарушении. В разговоре с The Village юрист отметил, что досмотр и обыск в квартире действительно возможны без защитника. При этом смывы рук и срезы ногтей полицейские должны были взять — обычно это делается как раз по инициативе самих сотрудников полиции.

Несмотря на отговорки оперативников, журналист имел право на защитника с момента задержания. «К сожалению, сотрудники полиции в 90 % случаев не дают вызвать адвоката задержанному, пока он не окажется на допросе у следователя, где присутствие адвоката обязательно», — пояснил Яхин. Также он добавил, что присутствие среди понятых человека, знакомого с полицией, недопустимо, хотя российские суды не обращают на это внимания, и почти у всех сотрудников есть свои понятые.

Кроме того, говорит Яхин, на практике, когда ловят дилеров, оперативники обычно проводят проверочную закупку — это очень сложная процедура с большим количеством документов, позволяющая убедительно доказать намерение подозреваемого продать наркотики. То, что полиция не организовала проверочную закупку, само по себе странно при обвинениях, предъявленных Голунову.

Голунова поддержали многие журналисты, некоторых задержали во время пикетов

Сразу после того, как стало известно о задержании, основатели «Медузы» опубликовали заявление в поддержку Голунова и пообещали защищать своего корреспондента всеми возможными способами. Редакция издания выразила уверенность в невиновности своего сотрудника.

Сергей Собянин уже попросил начальника полиции Москвы Олега Баранова взять под личный контроль ситуацию с задержанием Голунова, а в Генпрокуратуре пообещали, что ведомство тщательным образом проверит возможные нарушения в уголовном деле журналиста.

Тем временем независимый профсоюз журналистов назвал задержание Голунова грубой и нелепой провокацией, призвал подписать открытое письмо за немедленное освобождение журналиста, а также присоединиться к пикетам в его поддержку.

Такие пикеты уже стартовали по всей России, в том числе в Краснодаре и Перми. Прошли и первые задержания. В Москве в автозак попали журналист Илья Азар, главред «Батеньки» Григорий Туманов и литературный критик Анна Наринская — всего около 15 человек. Всех их отпустили без составления протоколов.


Обложка: Иван Голунов