Врач-терапевт Юлия Фрелих сообщила, что ее уволили из дагомысской больницы №5 после того, как она организовала внеплановую проверку независимой от больницы профсоюзной ячейкой «Альянса врачей».

Проверка выявила нарушения. Руководство больницы пыталось помешать проверяющим

Проверка прошла 30 октября, представители профсоюза сообщили, что в больнице не хватает инсулина, аспирина, антибактериальных препаратов, масок, перчаток, мочевых катетеров, зондов, не работает ультразвук, нет возможности сделать анализы на биохимию крови, всего один аппарат ЭКГ на всю больницу, а рентген можно сделать только до 12:00. Во время проверки членам профсоюза пытался помешать исполняющий обязанности главного врача Геннадий Кормилицын. Он не пускал проверяющих в паллиативное отделение, забаррикадировав входную дверь на восемь часов.

После проверки Фрелих объявили выговор. Спустя неделю его отменили

Спустя неделю после проверки, 7 ноября, Юлии Фрелих выдали приказ «О применении дисциплинарного высказывания» за отсутствие на рабочем месте в течение 25 минут. По словам Фрелих, 6 ноября, когда, как говорится в приказе, ее не было на рабочем месте (Юлия работает в паллиативном отделении), она оказывала помощь пациенту в приемном отделении и не покидала территорию больницы. Ее слова подтвердил Александр Архицкий, тот самый пациент, которому врач оказывала помощь. 14 ноября, без объяснения причин, исполняющий обязанности главврача Геннадий Кормилицын подписал приказ, который отменяет выговор. По мнению Фрелих, это связано с рекомендацией юриста больницы, который разъяснил, что приказ может быть оспорен и посоветовал не доводить дело до суда.

Врача уволили одним днем без объяснения причин

26 ноября, одним днем, Юлию Фрелих уволили «за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей, которое выразилось в разглашении охраняемой законом (врачебной) тайны». Именно такая формулировка фигурирует и в приказе об увольнении, и в трудовой книжке врача. Юлия утверждает, что ничего не разглашала, при увольнении ей также не объяснили, о какой тайне идет речь.

The Village Черное море попытался получить комментарии у исполняющего обязанности главврача Геннадия Кормилицына и у министра здравоохранения Краснодарского края Евгения Филиппова. Кормилицын от комментариев отказался и адресовал все вопросы министерству здравоохранения края, которое курирует работу больницы. Министр Филиппов проигнорировал обращения редакции.

Юлия Фрелих

врач-терапевт, глава независимой профсоюзной ячейки в больнице №5


Проблемы в больнице

Я работаю в больнице с 21 января 2019 года, приехала из другого региона — из республики Коми. В больнице, в которой я работала до этого пять лет, не было таких проблем как здесь: низкие зарплаты, отсутствие лекарственных препаратов, расходных материалов, нельзя получить консультации эндокринолога, невролога, невозможно экстренно транспортировать пациентов на томографию. Администрация не решает вопросы по дополнительному обследованию. В штате только терапевты и хирурги. Чтобы сделать ФГДС (осмотр пищевода), нужно ждать три-четыре дня. А что, если это необходимо сделать срочно? УЗИ сначала было два раза в неделю. Потом врач вообще уволился. Он, кстати, тоже жаловался, что его выжили из больницы. Рентген работает до 12 часов, потом лаборанты уходят. Врача-рентгенолога у нас нет, все снимки описывают дистанционно. Из-за всего этого период диагностики очень сильно затягивается. Пациенты, естественно, спрашивают с меня, с лечащего врача. В августе сломался биохимический анализатор — мы не могли проводить анализы. Закрыли почти на два месяца кабинет физиотерапии. Нас оставили один на один с больными. Пациенты жалуются, звонят на «горячую линию», а нам за это дают выговоры, мол, плохо лечим. Это замкнутый круг.

Независимая профсоюзная ячейка

Я писала служебные записки, на которые мне никогда не отвечали. В общем, я поняла, что мне не добиться правды в больничном профсоюзе, и организовала независимую профсоюзную ячейку, в которую, помимо меня, вошли еще два санитара. Мы присоединились к «Альянсу врачей», потому что нам нужна была хоть какая-то защита. Ведь, если мы неадекватно лечим, все это приводит к печальным последствиям, а за ними жалобы, разбирательства и проверки прокуратуры. Я не хочу, чтобы на меня заводили уголовное дело. Я вижу что администрация никаких мер не предпринимает, чтобы исправить ситуацию в больнице.

Проверка и необоснованный выговор

30 октября пришла профсоюзная проверка, они хотели проверить все мои жалобы. Но главный врач их никуда не пустил. Он с 8 утра до 4 вечера он забаррикадировал двери, всячески оборонялся, толкал председателя «Альянса врачей». Я записала видео: несколько пациентов дали интервью и рассказали, что они лежат в паллиативном отделении за деньги, что по больнице бегают тараканы и так далее. Мы написали заявления в прокуратуру, трудовую инспекцию и хотели проверки, чтобы со всем этим разобрались. В итоге никакой проверки не произошло, министерство ни на что не отреагировало. А мне дали выговор за отсутствие на рабочем месте. Через неделю его сняли. Выговор — это серьезное дисциплинарное взыскание, а руководство больницы раздает их направо и налево. Например, наша заведующая терапией подала в суд на выговор. Я не одна такая недовольная.

Причина увольнения

Меня уволили за разглашение медицинской тайны. Они это никак не прокомментировали, даже не конкретизировали, какую тайну я разгласила. Врачебная тайна — это персональные данные, сведения из истории болезни, диагнозы, лечение. Максимум, кому я об этом рассказываю — родственникам пациентов или врачам.

Позже я узнала, что поводом послужили интервью с больными, которые я выложила в интернет. Якобы, пациенты не дали на это согласие. Но согласие есть, перед съемкой я задавала всем вопрос о том, согласны ли они, чтобы их снимали, это хорошо видно на видео. В моем интервью больные говорят, что с них вымогают деньги, говорят об этом и родственники пациентов. Сейчас, все понимают, если дальше говорить об этом, их просто выпишут из отделения. Многим удобно, что их родственники лежат в паллиативном отделении годами, хотя оно предусмотрено для тяжелобольных и умирающих людей.

Что дальше?

Мое увольнение — это мелкий, мстительный поступок. Теперь у меня есть пометка в трудовой, с такой статьей меня никуда на работу не возьмут. Мои коллеги готовы организовать петицию и собрать подписи сотрудников в мою защиту. Но мы думаем, как сделать это правильно. Все понимают, что на моем месте может быть каждый. Безусловно, я буду оспаривать это решение. Я хочу вернуться обратно, хочу, чтобы мне поменяли трудовую книжку, хочу, чтобы поменяли людей, которые грязно и открыто занимаются коррупцией. Я намерена подать жалобы в трудовую инспекцию, прокуратору и обратиться в суд.