К 40 годам художник Андрей* накопил три миллиона рублей и решил купить собственное жилье. Денег хватало на не самую маленькую студию в Девяткино («то, что Варламов называет „гетто“») или однушку в ЖК на намыве Васильевского острова («ЗСД под окнами и потоки людей на „Приморской“»). Андрей предпочел комнату с высоким потолком в 150-метровой коммуналке в Адмиралтейском районе и за 300 тысяч рублей переделал ее в студию, организовав туалет, ванну, кухню и крепкую входную дверь.

Таких, как Андрей, в Петербурге сотни. Переделка комнат в коммуналках в квартиры-студии за последние несколько лет стала заметным феноменом на городском рынке недвижимости. На «Авито» можно найти сотни объявлений о продаже и сдаче в аренду микроквартир площадью 12–25 квадратных метров в старом фонде. Так жилье в центре становится доступным не только для верхушки среднего класса, но и для тех горожан, которые при прочих равных могли бы себе позволить лишь студию в Кудрово или Шушарах. Это одинокие студенты, пенсионеры, молодые пары и семьи с одним ребенком.

The Village разбирался в том, каким образом компании и обычные люди организуют частный быт внутри (или вместо) коммуналок.

Текст

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

Как сделать из комнаты студию

Чтобы попасть в квартиру Андрея, нужно зайти в коммуналку на четвертом этаже бывшего доходного дома, миновать общий коридор и постучать в массивную дверь. За ней находится студия с высоким (более четырех метров) потолком и вторым ярусом. Быт недавно отремонтированного помещения контрастирует с потертой коммунальной эстетикой общего пространства.

Отделяться герой решил сразу: обобществленный быт не был его мечтой. «Для меня неприемлемо делить санузел с чужими людьми. Брезгливость какая-то. Естественно, путешествуя и останавливаясь в хостелах, я пользуюсь общими санузлами. Но в своем доме хочется иметь собственный», — поясняет Андрей. От предыдущих владельцев помещения ему достались второй ярус, стены со звукоизоляцией и хрупкая межкомнатная дверь, которую Андрей заменил на крепкую входную. Почти сразу жилец провел в будущую студию домофон (старый давно не работал, и соседи по коммуналке сказали, что новый им не нужен).

Студия Андрея, которая раньше была комнатой в коммунальной квартире
Кухня на первом ярусе в студии Андрея
Спальня на втором ярусе в студии Андрея

Важным этапом отделения стала организация пресловутого санузла и кухни. Андрей нашел мастера на YouDo: тот за день смонтировал туалет и ванну с душем. На монтаж икеевской кухни ушло в четыре раза больше времени; Андрей купил настольную индукционную плитку (приготовить на ней можно самый минимум, но герою этого хватает); компактный холодильник разместился под столешницей. Гостиная и кухня объединены; спальня находится на втором ярусе — по сути, это полноценный второй этаж. Неспешный ремонт длился около трех месяцев и стоил вместе с мебелью почти 300 тысяч рублей (треть суммы ушла как раз на организацию санузла).

Соседи Андрея по коммуналке к ремонту отнеслись равнодушно. Счетчики на воду в квартире общие, так что герой исправно ежемесячно платит за начисляемые ему десять кубометров (притом что фактически использует только три). В теплые месяцы коммунальная плата за 25 квадратных метров комнаты-студии составляла 2,5 тысячи рублей. Периодически Андрей моет пол в общем коридоре: соседи не просили — это его личная инициатива. «Я люблю мыть пол: это лучше, чем платить за фитнес-клуб. Нормальная двигательная активность», — объясняет герой.

Андрей считает, что преобразование комнат в старом фонде в отдельные квартиры — «похоже, единственный способ спасения от коммуналок для нашего города».

Санузел и кухня в студии Андрея
Санузел в студии Андрея

Новый тренд для старого фонда

Коммунальных квартир в Петербурге больше, чем в любом другом российском городе. Сейчас их порядка 69 тысяч, в них проживает 229 тысяч семей. С 2008 года в городе действует программа расселения коммуналок. За это время власти расселили 47 тысяч квартир. В 2019 году Смольный планирует расселить более трех тысяч коммуналок.

В своей книге Юрий Кружнов, работавший в позднесоветское время квартирным маклером, пишет, что коммуналки — в том или ином виде — существуют чуть ли не с основания города. Так, в доходных домах XIX — начала XX века малоимущие горожане арендовали комнаты и углы. После революции многокомнатные квартиры с высокими потолками активно делили на две и более частей, а внутри возводили перегородки. Новый виток дробления и уплотнения совпал с капремонтами 1970-х, когда нередко тотально перестраивали «начинку» бывших доходных домов.

В этом смысле организация студий внутри коммуналок совпадает со старым трендом на дробление таких квартир. Руководитель агентства «Минаков недвижимость» Александр Минаков говорит, что новый процесс отделения начался в первой половине 2010-х. Сегодня, если задать в поиске по недвижимости на «Авито» «студия» или «однокомнатная квартира» в центре, на Петроградской стороне или на Васильевском острове, вы увидите сотни объявлений о продаже бывших комнат в коммуналках — цены сопоставимы с однушками на окраинах.

Центр

Где: улица Марата

Площадь студии: 15,5 квадратного метра

Этаж: второй из пяти

Сколько: 2,5 миллиона рублей

Где: 5-я линия Васильевского острова

Площадь студии: 12,3 квадратного метра

Этаж: первый из четырех

Сколько: 1,5 миллиона рублей

Где: Полтавская улица

Площадь студии: 22 квадратных метра

Этаж: второй из пяти

Сколько: 3,5 миллиона рублей

Окраины

Где: Мурино

Площадь студии: 22 квадратных метра

Этаж: 16-й из 24

Сколько: 1,9 миллиона рублей

Где: Кудрово

Площадь студии: 21,5 квадратного метра

Этаж: первый из 17

Сколько: 2,1 миллиона рублей

Где: Шушары

Площадь студии: 26 квадратных метров

Этаж: второй из 25

Сколько: 2,3 миллиона рублей

Источники: 1, 2, 3, 4, 5, 6

Как на отделение смотрят соседи

Новый владелец угловой комнаты в другой петербургской коммуналке, на последнем этаже бывшего доходного дома, сразу поразил соседей: выглядел он слишком прилично и общался чересчур вежливо. «Все тут же почуяли недоброе», — вспоминает соавторка блога «Коммуналка на Петроградской» Анастасия Вепрева.

Раньше комната площадью 18 квадратных метров принадлежала одному молодому человеку: ее купил отец, который хотел, чтобы сын жил отдельно. Но жизнь у мужчины не заладилась: он начал пить, родители забрали его домой, а комнату стали сдавать. С арендаторами хозяевам тоже не очень везло: кто-то быстро съезжал, кто-то, опять же, спивался и его выгоняли. Вместе с людьми в комнате обитали клопы. Так продолжалось, пока в комнате не поселилась пара с Украины, и на долгое время здесь воцарились чистота и покой. А потом хозяину понадобились деньги, и тогда он продал жилплощадь.

Новый владелец уверял соседей по коммуналке, что комнату купил для себя, и, предупредив о «небольшом ремонте», попросил обязательно звонить ему в случае дискомфорта. «Самая старшая жительница коммуналки сразу воодушевилась, что можно будет сделать еще пару манипуляций в ванной, которые она давно хотела, но не было рабочих рук и сил — ей все сделали, как она просила», — рассказывает Анастасия.

Кухня в петербургской коммуналке, где один из соседей переделал комнату в квартиру-студию
Петербургская коммуналка, где один из соседей переделал комнату в квартиру-студию
Дверь в квартиру-студию в одной из петербургских коммуналок

«А потом неожиданно начался кошмар», — добавляет она. Полетела строительная пыль, со стороны черной лестницы стали раздаваться странные звуки. Стены трещали, у Анастасии ночью упала надежно закрепленная картина. Соседи из ближайшей к комнате квартиры вызвали полицию: та приехала, но владелец быстро уладил вопрос. В этот момент жители коммуналки на Петроградской решили освежить в памяти план квартиры. Тогда-то и стало понятно, что седьмая комната отделяется — а вход в нее организуют с черной лестницы. «Многие стали завидовать», — говорит Анастасия. Полицию в коммуналку вызывали еще не раз (в основном из-за того, что жильцы боялись трещин), но она все время уезжала ни с чем.

Спустя какое-то время все утихло, а потом соседи неожиданно получили письма-уведомления о продаже комнаты (по закону владельцы долей в коммуналке имеют первоочередное право выкупа). «Я нашла объявление на одном из сайтов недвижимости и просто не узнала ту комнату: все выглядело чисто, прилично — своя небольшая кухня, совмещенный санузел. И это за нашей стремной коридорной стенкой», — рассказывает Анастасия.

Впрочем, добавляет она, очевидный плюс для соседей в том, что теперь у них шестикомнатная коммуналка (а не семикомнатная). «Мне кажется,  несмотря на все неудобства, разделение на студии — единственное, что может нас спасти от коммуналок. Особенно когда из квартиры есть выходы как на парадную, так и на черную лестницу. Так люди наконец-то смогут начать спокойно жить своей жизнью и не доставлять никому мучений», — подытоживает героиня.

Первый этаж в парадной бывшего доходного дома, где одна из компаний выкупила коммунальную квартиру и организовала внутри пять отдельных студий

Перепланировки и закон

Самая большая проблема с подобными студиями заключается в том, что практически невозможно узаконить перепланировку с отделением, если вы выкупаете не всю коммуналку, а только долю в квартире. Руководитель агентства «Минаков недвижимость» Александр Минаков говорит, что наиболее уязвимый вариант — когда получившаяся микроквартира находится не на первом этаже, а над жилым помещением. Согласно Своду правил «Здания жилые многоквартирные», «не допускается размещение уборной и ванной (душевой) над жилыми комнатами и кухнями». Первая жалоба на протечки от соседа снизу — и проблемы владельцу новой студии обеспечены.

Минаков объясняет, что есть три основных сценария преобразования комнат в микроквартиры. Первый мы рассмотрели на примере Андрея и соседа Анастасии: частное лицо выкупает одну или две комнаты, отделяется от коммуналки и живет в получившейся студии или продает ее. Второй: когда человек или организация выкупает целую коммуналку и перепланирует ее под сдачу (посуточную или долгосрочную) — таким образом отсеки-студии становятся гостиничными номерами. «А третий вариант — когда выкупают коммуналку, и доли, превращенные в студии, продают. Причем нередко будущий владелец доли может выступить соинвестором. Происходит это так: основной инвестор ищет квартиру, собирает вкладчиков — например, четырех молодых людей, которым нужна такая студия,— они вскладчину покупают квартиру, инвестор согласует перепланировку и делает ремонт», — рассказывает эксперт.

В Петербурге есть компании, которые специализируются на выкупе и перепланировке больших квартир и продаже студий. Минаков называет четыре: ГК «Метражи», Investa, «Метры оптом», Maslov Group. В то, что новый тренд решит проблему коммуналок в городе, эксперт не верит. «Но если говорить о реновации частными силами старых квартир — да, это положительный процесс. Убитая 150-метровая квартира во дворе-колодце на первом этаже никому не нужна; а так, пришли люди, отремонтировали, вернули в нее жизнь», — добавляет Александр.

Одна из пяти квартир-студий, созданных ГК «Метражи» на месте бывшей коммуналки на первом этаже

Как компания преобразует коммуналки

Коммуналку на первом этаже одного из домов конца XIX века недалеко от метро «Василеостровская» недавно выкупила группа компаний «Метражи». Теперь здесь пять автономных квартир-студий с трехметровыми потолками, отдельными кухнями, санузлами, а также счетчиками горячей/холодной воды и электричества. Старую начинку в ходе реконструкции вычистили: пол, шумоизоляция, инженерные коммуникации — все новое. Студии объединяют общий квартирный номер и коридор, который принадлежит всем жильцам. Микроквартиры с ремонтом под ключ стоили от двух миллионов рублей — их мгновенно раскупили.

В презентации ГК «Метражи» указано, что компания появилась на рынке жилой вторички в 2012 году, за это время она реконструировала более 37 объектов, построив 180 квартир нового формата; сейчас в работе — 20 локаций. Маркетолог Михаил Зайцев рассказывает, что компания берется за объекты после анализа конструктива здания, инженерных систем и так далее; цель — реконструировать, не нарушив ни один закон. Это значит — строго первый этаж или второй над нежилым помещением; капитальные стены и перекрытия из надежных материалов; отсутствие статуса памятника (который ставит крест на перепланировках). Специализация ГК «Метражи» — дореволюционные и раннесоветские дома 1890–1930-х годов постройки в центральных районах. «Все хотят жить в центре Петербурга. Но здесь фактически нет небольших квартир с актуальными планировками. Есть огромные квартиры в плохом состоянии, есть VIP-дома от дорогих застройщиков типа RBI с 300 тысячами рублей за квадратный метр. Квартиры-студии оживляют рынок, поскольку люди хотят и могут их купить», — говорит Михаил.

Одна из пяти квартир-студий, созданных ГК «Метражи» на месте бывшей коммуналки на первом этаже

Студии и однокомнатные квартиры площадью от 16 до 35 квадратных метров стоят от двух до пяти миллионов рублей. Покупатели — те же, что на окраинах в микрорайонах новостроек: студенты, которым жилье приобретают родители; пенсионеры, которым жилье приобретают дети; молодые семьи. Для большинства важна специфика жизни в центре: архитектура, культура, инфраструктура.

Как и в обычной коммуналке, помещения, преобразованные в студии, находятся в долевой собственности. Помимо этого, каждый участник проекта обязательно подписывает нотариальное соглашение о порядке пользования, которое регулирует права жильцов, и отказ от преимущественного права покупки доли. Последний документ снимает с собственника необходимость общаться с соседями, если он захочет, например, продать свои 18 квадратов. «Исчезает почва для конфликтов. Фактически студии находятся в частной собственности», — говорит Михаил Зайцев.

Сейчас, помимо Петербурга, в работе у компании несколько аналогичных проектов в Москве. Следующий этап — полная реконструкция целых зданий (когда фасады сохраняют, а внутри происходит полная перепланировка).

«Проблема классической коммуналки старого формата в том, что не понятно, кто в ней хозяин. Каждый жилец решает проблемы только у себя в уголочке, общие не решает никто. Поэтому в итоге все ветшает и разрушается, — рассуждает Михаил. — Коммуналки должны трансформироваться, и мы предлагаем один из вариантов, как это можно сделать. Не продавать миллиардеру под элитное жилье, а создать актуальные условия, которые устроят обычных людей».

* Имя и некоторые обстоятельства жизни героя изменены