Фланер — мужчина, который гуляет по улицам и наблюдает за прохожими. Чуть больше года назад Лиза Семяновская придумала феминитив «фланерка» и решила наконец вернуть город женщинам. Так появился одноименный цикл прогулок, посвященный выдающимся москвичкам. Чаще всего на экскурсиях женщин упоминают мельком — и только как родственниц, жен или любовниц известных мужчин, и Лизу это не устраивает. Мы прошли с ней один из ее авторских маршрутов и рассказываем, кто и зачем слушает экскурсии только про женщин.

Советскую космонавтку Светлану Савицкую, долетевшую до космической станции после долгих трудностей, коллега Валентин Лебедев встретил сексистской шуткой: космонавт сказал, что для нее запасли фартук, чтобы женщина смогла готовить им на орбитальной кухне. Савицкая, первая женщина, вышедшая в открытый космос, и положила начало «Фланерке»: однажды Лиза, прицельно искавшая в библиотеке книжки, написанные женщинами или про женщин, наткнулась на ее воспоминания, которые показались ей очень искренними.

Семяновская вспоминает, что была под большим впечатлением: и оттого, что Савицкая уже в 17 лет была чемпионкой мира по групповым прыжкам из стратосферы, и оттого, что она, не будучи феминисткой, возмущалась, что женщин не брали в гражданскую авиацию.

Экскурсия начинается на Патриаршем мосту, Лиза подробно рассказывает про Дом на набережной и революционерку Розалию Самойлову с партийными кличками Землячка и Демон, которая там жила. В ближайшие четыре часа мы обойдем еще семь мест и услышим об авангардистке Варваре Степановой, скульпторке Вере Мухиной, модельерке Надежде Ламановой и в конце — о той самой Савицкой, жившей рядом с Патриаршими прудами. Экскурсоводка уделяет внимание зданиям, но сосредотачивается именно на историях москвичек.

Для каждой группы Лиза создает телеграм-канал. Туда она транслирует геопозицию для тех, кто опоздал, отстал или потерялся, а еще публикует фотографии героинь или их произведений, например оригинальной рекламы на доме Моссельпрома или «Рабочего и колхозницы» в Париже.

Экскурсоводка Лиза
Экскурсия на Патриаршем мосту

Самые безопасные мужчины города

У нас небольшая группа из 11 человек, среди которых один парень. Вообще, посещать «Фланерку» могут все желающие, экскурсоводка не позиционирует проект как предназначенный только для женщин. Но мужчины приходят на экскурсии гораздо реже, говорит Лиза. Она помнит всего двух молодых людей, которые захотели ее послушать, потому что им самим было интересно, остальных обычно приводят подруги. Одна из участниц прогулки рассказала, что ее муж отказался идти — подумал, что на экскурсии будут негативно отзываться о мужчинах.


Лиза

создательница «Фланерки»:

«Откровенно говоря, я [когда приходят мужчины] напрягаюсь чуть больше, потому что ожидаю возражений, подколок из-за феминитивов, которые я использую принципиально. Хотя я понимаю, как это странно: если уж мужчина нашел мою экскурсию, потратил на нее деньги, то он точно не начнет посреди прогулки кричать: „Что это за фигня?!“ На самом деле я думаю, что ко мне приходят самые безопасные мужчины города».


Аюр, посетитель экскурсии, рассказывает, что про мужчин и их работу он слушал и узнавал всю жизнь, а с женщинами все было по-другому. Он пишет сценарии и сам собирает истории про известных женщин, например про американку Ли Миллер, которая занималась модной фотографией, или итальянскую художницу Артемизию Джентилески. Поэтому его и заинтересовала «Фланерка».

В момент обсуждения крымского красного террора, которым руководила Землячка, к нам подбегает человек с криками «Путин! Гомики! Позор!». Лиза смеется и вспоминает похожий случай. В конце одной из экскурсий к группе прибился парень, который навязчиво знакомился с девушками, — это был настоящий кэтколлинг. Но обычно прохожие никак не реагируют на гуляющих девушек и экскурсоводку.

Аюр

Прогулки по Москве как сейфспейс

Мы идем к первой мастерской художников Александра Родченко и Варвары Степановой на Волхонке, а затем — пить кофе и отдыхать. Я знакомлюсь с Яной, которая занимается английской литературой. В ее переводе уже вышел комикс «Сестры», как она говорит, «с нормальными женскими персонажами». С ней пришли подруги Саша и Лиза, которые подарили ей прогулку на день рождения.

Лиза изучает подъемные краны, но не хочет дальше работать по этой специальности. Она уже окончила бакалавриат по робототехнике и занимается разработкой программного обеспечения. Лиза не любит экскурсии, но говорит, что на «Фланерке» ей понравилось, потому что Семяновская рассказывает просто и не ставит себя выше других. Саша специалист по информационной безопасности, она ищет уязвимости в системе, моделируя атаки злоумышленников. Познакомились девушки в кружке по рукоделию.


Лиза

создательница «Фланерки»:

«Когда в группе только женщины, я определенно воспринимаю экскурсию как сейфспейс. Мне приятно находиться в компании единомышленниц. Свой проект я воспринимаю как некое комьюнити. Честно, я знаю, что ко мне идут либо уже феминистки, либо профеминисты, либо сочувствующие».


У памятника Чайковскому на Большой Никитской авторства Веры Мухиной к группе подходит пожилая семейная пара. Лиза рассказывает про монумент «Рабочий и колхозница», который тоже делала Мухина, и первоначальный, несогласованный замысел — герои должны были быть полностью обнаженными, как античные статуи. Лиза несколько раз повторяет слово «скульпторка», а супруги в эти моменты переглядываются и улыбаются. Часть про Мухину они слушают до конца, женщина даже хочет пойти с нами дальше, но муж не соглашается — им надо в другую сторону.

Еще одна участница экскурсии Лиза работает аналитиком и уже второй раз приходит на «Фланерку». Она лингвистка по образованию и поддерживает феминитивы, старается их использовать, как и наша экскурсоводка, но для ее профессии подобрать нужное слово трудно. У экскурсоводки проблема возникает только с Надеждой Ламановой, которая была подмастерьем. Подмастерицей ее точно не назовешь.

Лиза и Саша
Яна
Лиза

Всего 5 % памятных табличек в Москве посвящены женщинам

Семяновская уверена, что ее прогулки никого не спасут от харассмента и других проблем, но считает, что они повышают дружелюбность городской среды. Лично для нее город уже стал более доброжелательным местом: теперь она постоянно обращает внимание на памятные таблички и, когда видит красивый дом, думает: «Пожалуйста, пусть он будет связан с женщиной!»


Лиза

создательница «Фланерки»:

«Благодаря „Фланерке“ город наполняется якорями. Сколько раз вы проходили мимо памятника Чайковскому и думали, что его сделала женщина? После экскурсии участница или участник, увидев дом, о котором я говорила, вспомнит, что тут жила космонавтка Савицкая. Для меня феминистская оптика работает очень буквально. Я просто беру линзу и накладываю ее на город, в котором сразу появляются объекты, связанные с женщинами».


К прогулкам экскурсоводка тщательно готовится. У нее нет специального образования по женской истории, но она постоянно читает научные статьи. А еще вручную отсмотрела весь реестр московских мемориальных табличек, которых в городе более 4,5 тысячи, и выяснила, что женщин в них упоминают всего в 5 % случаев. В ближайшие месяцы экскурсии, скорее всего, будут проходить чаще раза в неделю и не только по выходным, потому что Семяновская ушла из «Яндекс.Транспорта», которым управляла несколько лет.

Второй маршрут проходит от «Красных Ворот» до «Китай-города». У него, в отличие от первого, есть конкретная объединяющая идея. Лиза рассказывает о женщинах, которых затмевали мужчины: меценатке Надежде фон Мекк, содержавшей Чайковского, советской художнице Алле Андреевой, жене писателя Даниила Андреева, и возлюбленной Пастернака Ольге Ивинской. В этом году Лиза хочет запустить еще три маршрута, а первый перевести на английский язык.

Семяновская соглашается, что ее проект близок к понятию партиципации — это демократическая практика, когда в создании культуры принимают участие не только эксперты и вообще те, кто получает за это зарплату, но и обычные люди. В Москве такими проектами занимаются в основном музеи, рассказывает заместитель генерального директора Политеха по посетительскому опыту Вера Шенгелия.

Политехнический музей делает проект об отношениях людей с инвалидностью с городом. Они рассказывают о важных для них точках в Москве, а потом эти истории превращают в выставки, программы которых тоже придумывают герои. Ценность проекта экскурсий про девушек, по ее мнению, скорее, не в том, что он партиципаторный, а в самой репрезентации: Семяновская рассказывает про Москву, в которой жили и живут женщины. Кажется, что их голоса не слышны, но она своими прогулками возвращает их в город.