В крупных городах встретить собаку в кафе или ресторане давно стало обычным делом, а количество дог-френдли заведений с каждым годом растет. С некоторых пор посетителей с собаками все чаще можно встретить и в барах, причем в некоторых из них для собак даже предусмотрены особые зоны, подстилки, миски для воды, а иногда и специальное «собачье пиво».

The Village нашел четырех петербуржцев, которые регулярно ходят в бары со своими совсем не декоративными псами, и расспросил их о том, каково это — заниматься бархоппингом в компании четвероногого друга.

Фотографии

Виктор Юльев

Тесла

овчарка, восемь лет

Владимир Сорокин

художник, кинолог

У Теслы особенная история. Он отказник, я взял его из приюта. Ему тогда было уже четыре года, он был не воспитан, злобен, готовился к усыплению. Но когда мы встретились, между нами сразу возник контакт, какая-то внутренняя связь наладилась. И я его забрал, воспитал. Мы с ним вместе работали: занимались поиском взрывчатых веществ, потом три года канотерапией — это вид лечения, построенный на взаимодействии людей и собак. Мы работали с детьми, страдающими аутизмом, церебральным параличом. У Теслы оказался какой-то особенный ген — он очень легко взаимодействует с людьми. 

У меня же тогда была такая жизненная ситуация, когда был нужен такой друг, как он, — компаньон, который ничего лишнего не спрашивает. И я с ним ходил абсолютно везде: в гости к друзьям, на выставки, концерты, всевозможные фестивали. Однажды мы в первый раз зашли в кофейню, в небольшое заведение на Лиговском напротив БКЗ. На вопрос «Вы дог-френдли?» бармен, посмотрев на Теслу, ответил: «Ну, вообще да, но обычно к нам приходят только с маленькими собаками». Это, к слову, частый стереотип. Маленькие собаки зачастую ведут себя гораздо хуже, чем большие. Так или иначе, нас пустили, оказалось, что у них есть и миска, и подстилка, в итоге мы быстро подружились. Я художник, как-то даже подарил им свою картинку.

А потом Тимофей (Тимофей Хмелев. — писатель, бармен в баре „Хроники“. — Прим. ред.) сказал: «Приходи к нам как-нибудь». Я сначала засомневался: все-таки бар, люди отдыхают, выпивают. Но Тимофей ответил, что, зная Теслу, это не проблема. Мы пришли, и, как ни странно, он сразу нашел здесь свое место. В первом зале под вешалками у него теперь есть свое «забронированное» место: он всегда садится там и очень комфортно себя чувствует. Правда, если я иду курить, он всегда идет со мной. А так садится в углу, его не видно и не слышно. В то же время он такой магнит, который притягивает к себе людей и часто становится поводом для разговоров.

Несколько раз в «Хрониках» были ситуации, когда Тесла поднимал голос на человека. Но это всегда было неслучайно — человек этого заслуживал. Он как лакмусовая бумажка: если так себя повел, значит, человеку уже достаточно, что он начинает из благостного состояния переходить в неблагостное. В такие моменты Тесла становится этаким внештатным охранником, может встать и гавкнуть пару раз. Естественно, он при этом остается полностью управляемым, сразу ложится обратно, ну а мне приходится намекнуть бармену, что их посетителю пора отдохнуть.

В «Хрониках» с недавних пор есть две миски: поменьше — для спаниеля, который сюда ходит, побольше — для Теслы. Это такой очень приятный комплимент.

Моя кинологическая практика существует без всякой рекламы. Тесла — лучшая реклама. Часто бывает, что к нам подходят незнакомые люди и говорят, что хотят иметь такую же воспитанную собаку. И я многим помог этого добиться. Люди благодарны, у меня даже есть небольшая медалька за вклад в развитие Петроградского района, которую получил как раз за дрессировку собак.

Главный принцип здесь в общем один: какой хозяин, такая и собака. Если хозяин коммуникабельный, много бывает вне дома, общается, то и собака будет чувствовать себя комфортно в окружении людей. Нужно просто сделать так, чтобы новое место было максимально приближенным к привычному для собаки: если я много где бываю, ко мне домой приходят гости, собираются шумные веселые компании, собака к этому привыкла, соответственно, она чувствует себя комфортно в любых барах.


У Теслы особенная история. Он отказник, я взял его из приюта. Ему тогда было уже четыре года, он был не воспитан, злобен, готовился к усыплению


Не важно, какой собака породы, не важно какого она размера, база для социализации у всех одна. Собака в любом случае умеет и сидеть, и лежать, и стоять, и бежать вперед. Она это умеет от природы. Задача кинолога — научить владельцев понимать свою собаку и взаимодействовать с ней так, как им хотелось бы.

Я думаю, было бы здорово, если бы в Петербурге было больше мест для выгула. В советское время была очень хорошая практика, когда во дворах организовывали небольшие площадки для дрессировки и штатный кинолог приходил туда раз в неделю. Это была хорошая возможность для социализации собаки. Сейчас же то, что предлагает рынок, либо слишком сложно, либо слишком дорого. Услуги специализированных центров в основном рассчитаны на тех, кто планирует участвовать в соревнованиях, а не на обывателей.

Еще один важный дополнительный мотив ходить с собакой в бары заключается в том, что таким образом я борюсь с догхантерами. Это очень острая проблема для Петербурга. Наш город, к сожалению, лидер по их активности в России. Собак травят, оправдывая это тем, что они невоспитанные или опасные. Я же своим примером показываю, какими могут быть собаки, разрушаю многие стереотипы.

Как правило, нас с Теслой пускают везде. Помню лишь пару случаев, когда куда-то не пустили. Например, однажды охранник не разрешил пройти на одну фешенебельную выставку. Но это было исключение, обычно в галереи нас пропускают — что в «Борей», что в «Анна Нова», что в выставочный зал в Библиотеке Маяковского. Мы сейчас регулярно ходим в «Хроники», в кофейню на Лиговском и в бар Union на джемы по понедельникам. Здесь его все знают, с ним все дружат, с девочками он вечно обнимается.

Меня очень удивляет тот факт, что в Петербурге запрещено ездить с собакой в метро. Это, конечно, осложняет перемещение по городу. Благо я живу на Петроградке и либо на такси с ним передвигаюсь, либо просто пешком. В метро же исключение сделано лишь для собак-поводырей, но и для них с некоторых пор понадобилось собирать огромное количество документов.

Вообще, существует множество самых разных доводов против собак: аллергия, грязь, санитарные нормы, безопасность. Но думаю, если бар или кафе позиционируют себя как дог-френдли, ставят чашку для собак, какое-то место им выделяют, это большой плюс. Это сближает посетителей, а хейтерам показывает, что собаки легко могут сосуществовать с людьми в одном пространстве и никому не мешать.

Юуки

сиба-ину, один год

Алина Балк

пиар-специалист

Юуки появился у меня, когда ему было два месяца. Я хотела собаку именно этой породы, и так случилось, что мне ее подарили. В моей жизни Юуки выполняет роль компаньона, друга, поэтому у меня нет задачи его как-то особенно дрессировать, чтобы он давал лапу или выполнял сложные команды, тем более что эта порода не расположена к такому виду дрессировки. Он довольно своенравный, и мне нравится, что у него есть характер: если захочет, он подойдет, не захочет — не подойдет. Не стану говорить, что он личность, я не воспринимаю его как человека, но какая-то самость в нем определенно есть.

Первый раз в «Терминал» я с ним пришла, еще когда ему было месяца четыре, у меня даже есть фотография с барменом, где он держит Юуки на руках. Тогда все прошло отлично. Я обычно переживаю, что у него будут болеть уши, а в «Терминале» как раз не очень громкая музыка. Юуки все было интересно, он везде лазил, все его трепали, он был в восторге. Я тогда жила на Фонтанке и ходила в бар довольно часто, но с тех пор как переехала в другую часть города, в зимнее время не выезжаю с ним в центр. Сейчас, наконец, потеплело, так что в ближайшее время снова начну его с собой брать.

Обычно, когда мы приходим в бар, он первым делом все обследует, обнюхает, а так сидит у стула, на котором сижу я, или спит. Вообще никаких жалоб от других посетителей я никогда не слышала и сложностей у нас не возникало. Думаю, потому что Юуки — очень милое существо, ничего, кроме умиления, не вызывающее.


Первый раз в «Терминал» я с ним пришла, еще когда ему было месяца четыре, у меня даже есть фотография с барменом, где он держит Юуки на руках


Раньше я ходила с ним в «Голицын-лофт», в «Фартук», но с тех пор, как переехала на станцию метро «Московская», мне его стало особенно некуда брать. Люди в этом районе относятся к собакам более строго: туда нельзя, сюда нельзя. Например, меня иногда не пускают с ним в магазины. У меня есть рядом с домом «Пятерочка» — это, кажется, единственный магазин, где ему рады. Девушка на кассе его настолько любит, что каждый раз, когда я захожу, просит меня поставить его на ленту, чтобы погладить. Но я, конечно, этого не делаю. Это перебор!

Подводные камни в случае с собаками в общественных местах есть. Я сама работаю в ресторанной сфере. Для одного их наших заведений мы делали табличку, сообщающую,  что мы рады собакам до 40 сантиметров в холке. Есть люди, которые адекватно понимают, что это животное, что у него есть когти, шерсть, берут с собой подстилку, стелют ее для собаки. А есть те, кто считает, что это что-то вроде ребенка и он может сидеть везде, делать что хочет, а это не очень хорошо и для мебели, и для гостей, что обедают рядом, это не всем нравится. 

Мне запомнился такой случай. Как-то к нам пришел очень необычный пес — гриффон, — и его посадили на стул. Я решила его сфотографировать, выложила в соцсети, а после мне поступило сразу несколько негативных отзывов. Люди писали, что вот, мол, у вас собака сидит на стуле, это не гигиенично и так далее. В результате мне даже пришлось удалить этот пост. И теперь мы не разрешаем сажать животных на стулья даже с подкладкой.

Дерик

фокстерьер, шесть лет

Александра Коркина

совладелица магазина Tictactoy.ru

Дерик живет с нами чуть больше шести лет. Я всю жизнь мечтала о собаке и долго обрабатывала Вову (Владимир Коркин — муж Александры. — Прим. ред.), когда же он сдался, начала изучать породы: прямо шла по алфавиту и смотрела на всех собак. В финал вышли несколько пород, но мы окончательно остановились на жесткошерстном фокстерьере. Нам эта порода очень понравилась внешне и, конечно, характером.

Я нашла семью, они не были профессиональными заводчиками, но с хорошими данными: папа у Дерика — финн, а мама — российская чемпионка. Нам все говорили: берите девочку, с ней проще. Но мы принципиально хотели пацана. Когда пришли знакомиться, нам сказали, что это единственный мальчик из помета (тогда его звали Шегги Шэдоу) и он же самый спокойный пес. И правда, с первого дня мы с ним очень сдружились и поняли, какой он классный компаньон во всем! Специальным воспитанием не занимались, освоили основные команды, но главное, мы много времени проводили (и проводим) вместе. У нас свой бизнес — интернет-магазин дизайнерских часов и аксессуаров, есть возможность брать Дерика на работу, поэтому он редко бывает один, а мы не знаем о таких бедах, как съеденная обувь, лай в одиночестве или туалет не на улице.

Мы стали всюду брать с собой Дерика, как только он у нас появился. Куда бы ни заходили, спрашивали, можно ли с небольшой собакой, и показывали его. В 90 % случаев нас пускали. И даже когда Дерик подрос, количество отказов не увеличилось. Если мы идем в новое заведение, стараемся позвонить и уточнить, можно ли с «собакой размера M»: если нет, Дерик может спокойно поспать в машине. Но это скорее относится к кафе, в барах же мне даже сложно вспомнить, где нас не были бы рады видеть. Мы ходим с ним не только в бары, но и в музеи, и даже в клубы: например, как-то раз он стал звездой вечеринки в «Бездельниках». Сейчас все больше дог-френдли заведений. Я смеюсь, что в Co-op Garage собак уже чуть ли не больше, чем людей.

Если все-таки возникает ситуация, что нас не хотят пускать, мы предлагаем компромисс: давайте вы нас пустите, а если мы кому-то будем мешать, то уйдем. Как правило, это помогает. Мы знаем, что Дерик очень спокойный, он всегда мирно лежит под столом или у барной стойки. Если он на видном месте, то к нам часто подходят девушки и просят его погладить или сфотографироваться с ним. Дерик очень дружелюбный и всегда рад вниманию к себе со стороны незнакомых людей, особенно девушек. Проблема может возникнуть, когда Дерик не единственный кобель в баре. Это особенность фоксов — нетерпимость ко всем конкурентам. Если мы видим, что в баре есть еще одна собака, то узнаем, какого она пола: если мальчик, стараемся сесть подальше, чтоб избежать контакта. Если заведение маленькое, то уходим — не хотим провоцировать драки и пугать людей, которые пришли отдохнуть.


Сейчас все больше дог-френдли заведений. Я смеюсь, что в Co-op Garage собак уже чуть ли не больше, чем людей


Как я уже говорила, мы берем Дерика везде. Он легко переносит длительные поездки, а если мы не хотим ехать на своей машине, то пользуемся такси. Кстати, вот полезный лайфхак для владельцев собак: если вы хотите поехать на такси с вашим псом, но не хотите объясняться с водителем, просто оставьте комментарий к заказу о том, что вы будете с собакой. Как только мы начали пользоваться этой опцией, сразу все проблемы с провозом Дерика пропали.

Так как мы много гуляем и посещаем различные места, я завела Дерику собственный аккаунт в Swarm. Дерик оставлял подсказки к местам в своей собачьей манере, вставлял в текст «гав» и отмечал, как на него реагируют люди. Как-то произошел забавный случай: я стала писать подсказку к Co-op Garage примерно в такой форме: «Меня ласково приняли, официантка Аня почесала за ухом и принесла миску с прохладной водой…», но оказалось, что я забыла перелогиниться и оставила комментарий от своего имени. Друзья тогда написали, что, кажется, Дерик взломал мой аккаунт.

В Петербурге с собакой живется сложнее, чем в Москве. Мы часто ездим с Дериком на поезде в Москву: там с ним можно без проблем ходить в метро, в парках нет запретительных табличек. Вообще, по ощущениям, в Москве среда более дружелюбна к собакам. Вот, например, нам нравится Новая Голландия, но туда не пускают с собаками, поэтому мы с Вовой туда ходим без Дерика только на вечеринки в «Кузню». Помимо Москвы, Дерик покатался по Золотому кольцу, а вот за границу мы его пока не брали.

Наше любимое заведение — AF Brew Taproom. Мы живем на «Балтийской» и были очень удивлены, когда в нашем промышленном районе открылось такое крутое место. Несмотря на отсутствие рядом жилых домой, в «Тапруме» всегда битком. Дерик ходит туда с самого открытия, поэтому его узнают и всегда рады видеть, а нам, как хозяевам, это очень приятно. Кстати, других собак мы там, кажется, ни разу не встречали. Единственный раз, когда Дерика не пустил фейсконтроль, был на дне рождения бара: охрана испугалась, что ему оттопчут лапы, и мы отвезли его домой. В тот день, кстати, людей там было действительно слишком много — мы и сами еле нашли себе местечко.

Умбо

аляскинский маламут, два года

Елена Лобастова

фрилансер

Умбо живет у меня с июня 2017 года. Когда он появился у нас, ему было два с половиной месяца. История его появления была такой. Я увлекаюсь альпинизмом, весной 2017 года поднималась на Эльбрус и на высоте четырех тысяч метров в горах встретила маламута — рыжего и красивого. И, кажется, вслух пожелала, что если у меня будет собака, то это будет рыжий маламут. Даже придумала ему имя — Умбо. И спустя несколько месяцев мой друг показал фотографию щенка рыжего маламута. Он был очень похож на Умбо. И мне его подарили.

Два года назад я жила на Байкале, работала там гидом. Умбо появился у меня, когда я еще находилась там, с мыслями, что, может быть, задержусь в Сибири. Но в итоге мы все-таки переехали в Петербург.

В Петербурге маламуту живется тоже неплохо, особенно в центре города. Он хорошо социализирован, у него насыщенная жизнь, мы часто выезжаем за город, на Ладогу, ходим в походы, также мы часто гуляем по центру города, общаемся с людьми, заходим в магазины, в кафе, бары. Люди в основном на него очень позитивно реагируют — мне кажется, он живет в мире своих фанатов и счастлив.

Маламуты, как все ездовые породы, очень расположены к людям. Единственное — они довольно сдержанные. Умбо спокойно относится к вниманию и ласкам, хотя общению всегда рад. Он знает слово «маламут», и если на улице кто-то спрашивает, что это за порода, и я произношу «маламут», он сразу же начинает вилять хвостом — проявляет желание общаться.

Когда Умбо стремительно вырос из щенка в неуправляемую машину, я решила, что нужно идти к профессионалам. Сначала мы занимались с ним в центре дрессировки в Сибири, там он был покладистым и спокойным, а вот когда переехали в центр Петербурга, где не очень много мест для выгула собак и при этом самих собак очень много, Умбо стал периодически выяснять с кем-то из них отношения. В итоге я нашла местного кинолога, который с ним занимался (и иногда занимается до сих пор).


Он знает слово «маламут», и если на улице кто-то спрашивает, что это за порода, и я произношу «маламут», он сразу же начинает вилять хвостом — проявляет желание общаться


Так как это порода довольно уверенная в себе, своенравная, мы с ним «договариваемся». Умбо, как и все маламуты, — пищевик: за кусочек печенки сделает все что хочешь, а потому договариваться с ним довольно легко.

Брать его с собой в общественные места я, кажется, стала сразу. Спокойствие и уравновешенность собаки этому очень способствовали. Мы начали с магазинов, кафе, каких-то офисов, потом стали ходить в гости к друзьям. Во время застолий Умбо обычно спокойно ждет: у него есть режим энергосбережения, то есть если я «зависаю» на каком-то месте, в книжном магазине или в баре, он может просто свернуться клубком и поспать.

Иногда бывает, что нас куда-то не пускают. Есть много симпатичных мест, куда можно только с собаками небольших размеров. Плюс иногда бывает, что люди боятся собак и думают, что и другие тоже боятся. Так что да, нас не пускали в некоторые кафе, в некоторые гостиницы, некоторые таксисты отказываются везти меня с собакой. В метро с крупными собаками тоже нельзя. Правда, однажды я видела на Финляндском вокзале молодого человека, который вытащил из сумки для хоккейных принадлежностей самоеда. Он приехал с ним на метро. Мы же в основном передвигаемся на общественном транспорте — автобусах, троллейбусах. Если нужно такси,  я предупреждаю, что у меня собака, и приезжает водитель, который любит собак. Умбо, кстати, компактно помещается в ногах на переднем сиденье, чем обычно восхищает водителей.

В барах, ресторанах и кафе его обычно фотографируют, гладят, задают вопросы. В основном все настроены очень позитивно. С каким-то недовольством легче, мне кажется, столкнуться в парках — там, где много детей. Могут спросить о наморднике, но с нами это случалось от силы пару раз.

Из тех заведений, где мы бываем регулярно, могу назвать булочную «Коржов», куда мы заглядываем по пути на собачью площадку, ходим в кафе Italia и бар Evo, в бары на Рубинштейна, но туда в основном летом, когда открыты террасы. Как-то Kuta Bar пригласил нас на фотосессию, и там Умбо позволили почти сесть за стол. Это был настоящий сбой программы: потому что ему нельзя вставать на стол или есть с него что-то, а тут все было разрешено. В результате мне потом пришлось долго ему объяснять, что это было исключение. Недавно мы заходили поужинать в кафе Italia, был очень сильный снегопад, был очень мокрый заснеженный маламут. И когда мы уже почти доели свою пиццу, не поделившись с Умбо, он обиделся, встал и, посмотрев на всех сидящих вокруг гостей, отряхнулся. Это было очень неожиданно и не смешно. Но такое случилось лишь однажды и, надеюсь, никогда не повторится. А с Умбо тогда пришлось договариваться последним кусочком пиццы: он дал нам доужинать и вел себя прилично.


Предупреждение о возможном конфликте интересов: главный редактор The Village Петербург Петр Биргер является совладельцем бара «Хроники».

Редакция The Village благодарит бары «Хроники», Terminal, AF Brew Taproom и Evo за помощь в проведении съемок.