В 2017 году исследователи Высшей школы экономики опубликовали работу, посвященную ценам на секс-услуги в Москве. Изучив 1 800 анкет проституток, авторы составили усредненный портрет работницы платного секса — ею оказалась 29-летняя девушка ростом около 170 сантиметров, весом 57 килограммов и с третьим размером груди. Свои услуги девушки оценивали в среднем в 3 818 рублей за час без выезда и в 7 211 рублей с выездом.

The Village удалось пообщаться с сутенером из Екатеринбурга, который рассказывает о карьерной лестнице секс-работников, романах с клиентами, дополнительных услугах и ценах.

Дисклеймер: Организация занятия проституцией уголовно наказуема. Согласно статье 241 Уголовного кодекса за нее предусмотрен штраф от 100 до 500 тысяч рублей или лишение свободы на срок до пяти лет. Зачастую женщины становятся секс-работницами в результате психологических манипуляций или оказавшись в сложных жизненных обстоятельствах. Они нередко становятся жертвами физического насилия.

Иллюстрации

Паша Жирков

Новичок

Я стал сутенером случайно. Работал на дядю, получал 60 тысяч рублей и спускал их в букмекерских конторах. Однажды, во время чемпионата мира по хоккею, я поставил все деньги на Россию в игре с Финляндией — и проиграл весь аванс. Под утро, когда игра окончилась, я снял остаток денег с карточки и поставил их на настольный теннис. Мне повезло, и я выиграл даже больше, чем проиграл на хоккее.

В то время я очень любил ходить по баням после работы — приходишь грязный, волосы засаленные. А тут я был с кучей бабла. И впервые решил потратить деньги на девушку легкого поведения, потому что своей у меня тогда не было. Познакомился прямо в бане, купил на час и выманил телефон — я обаятельный. Обычно секс-работницы не раздают номера, встречи вообще основаны на лжи, и увидеться потом проблематично. Девушка может обнадежить, дать неправильный номер — ты никогда не дозвонишься потом.

У меня получилось иначе: я не стал ее насиловать, не стал проявлять дикий интерес, напоил кофе, вошел в доверие, заинтересовал. «Ты во „ВКонтакте“ есть?» — «А зачем?» — «Ну, мало ли, пересечемся на досуге, или тебе будет помощь нужна». Кинул ей запрос, она одобрила, и я надолго об этом забыл.

Потом как-то зашел во «ВКонтакте» — хотелось бесплатного секса с той же девушкой. Спрашиваю: «Че делаешь?» Она: «Ниче, на месячных». А девушке же нельзя показывать, что тебе именно секс нужен. Я предложил ей покататься, посмотреть на самолеты у взлетки. Встретились, и я опять о ней забыл. Пока через две недели она не написала мне: «Что делаешь вечером? Можешь нас с девчонками покатать?» Я сразу понял, в чем дело, у меня как раз было свободное время. Говорю: «А где ваш водитель?» Водитель в этот день заболел. Я приехал, забрал ее, потом подругу, она включила рабочий телефон, и мы стали ездить по заказам. Про оплату не говорили. Мне было просто интересно находиться рядом с новой знакомой, и я совсем не ревновал — это ее выбор.

Сначала мы отвезли ее подругу в баню и оставили на шесть часов — она продлевалась, продлевалась, и мы о ней забыли. Свою знакомую отвез на другой заказ. Она пробыла там час, вышла минута в минуту, попросила отвезти на следующий адрес. Так прошла вся ночь. Утром она дала мне символические 2 500 рублей, это неплохие деньги. У меня есть основная работа, а тут легкий заработок. Зарплату я могу откладывать, а на эти — жить.


А тут я был не только грязный, но и с кучей бабла. И впервые решил потратить денег на девушку легкого поведения, потому что своей у меня тогда не было. Познакомился прямо в бане, купил на час и выманил телефон


Водитель

Так я проработал пару недель, познакомился с другими девчонками из коллектива, с их старшим. Сначала я его зауважал: красивый, спортсмен. А потом понял, что он манипулирует девчонками, а им некуда деться. Волей судьбы он где-то подцепил одну, другую, развез их визитки по саунам и назвал это фирмой. И эти ничтожные действия позволяют ему давить на личность: оскорблять, покрикивать. В итоге симбиоза не выходит: девушки готовы с ним делиться половиной своего дохода, а взамен получают только унижение. Когда возникали проблемы с клиентами, старший находил тысячу причин, чтобы не приехать. Я же, далеко не спортсмен, решал конфликты вполне удачно.

Главная проблема, как правило, — агрессия клиентов. Повод может быть любым: плохой минет, «пусть дорабатывает, верните мне деньги, вызовите старшего». Я всегда представлялся водителем, не врал. «Со старшим вы можете связаться и объяснить суть проблемы. А она свой час отработала, и отработала хорошо, я знаю ее с хорошей стороны, — говорю. — Услуга оказана, и если вы не кончили — это уже ваши проблемы. Советую меньше пить». Беру девчонку за руку и увожу прочь. Было много случаев, когда за мной бежали с ножом: приходилось решать вопрос хитростью и подручными средствами. Тогда я понял, что мой потенциал в этой сфере выше и интереснее, чем у старшего.

Со временем он начал срываться на девочек, использовать грязные методы: брал заработанные деньги в долг, зная, что не отдаст. Так он придерживал у себя большие суммы, чтобы девушке было жалко уходить, оставлять деньги. Многие девочки так и продолжают работать в надежде, что сутенер отдаст заем. Я же люблю умных девушек, которые знают законы, анализируют мир вокруг и не боятся этих жалких людей. Такие старшие страшны лишь на словах и руки умеют распускать только с девками, а как клиент сорвется — так и хвост поджимают. Когда моя знакомая решила уйти от него, мы создали свою фирму.


«Со старшим вы можете связаться и объяснить суть проблемы. А она свой час отработала, и отработала хорошо, я знаю ее с хорошей стороны, — говорю. — Услуга оказана, и если вы не кончили — это уже ваши проблемы. Советую меньше пить»


Фирма

Я знаю случаи, когда проституток забирают у сутенера целыми машинами. Поэтому существуют определенные правила — например, водителям нельзя спать с девочками. Правила нужны, чтобы все были порознь, чтобы не сплотились, чтобы водитель не утащил девочку и не открыл свою фирму. Старшие постоянно сеют раздор, вбивают клинья в коллективе — поодиночке проще управлять.

Но в любом случае водителю нужен талант. Забрать машину девчонок — полдела, на этом ресурсе долго не проездишь. Это же люди: одна забеременела, у второй случилась любовь, и она не выходит на работу. Третья устала и улетела отдыхать. Осталась одна, ты ее возишь. А баням, например, уже неинтересно с тобой работать — фирма не предоставляет выбора, на заказ приезжает поздно, не успевая с другого заказа. Единственная девушка вскоре уходит в другую фирму. Интереснее сотрудничать с теми, кто быстро привозит трезвых, красивых и ухоженных девушек на любой вкус. Существуют фирмы, что работают по 15 лет, а есть те, что сдуваются спустя месяц, — все зависит от руководителя.

Нужно иметь много тестостерона, чтобы подойти к девчонке и организовать ее на работу. Все отслеживать, понимать и планировать. Видеть, что вот эти двое сейчас снюхаются, снимут квартиру на двоих и будут там принимать клиентов. Нужно интересоваться их делами и вовремя вбивать колышки, не перегибая палку. Давать верные советы — иначе зачем ты нужен?


Существуют определенные правила — например, водителям нельзя спать с девочками. Правила нужны, чтобы все были порознь, чтобы не сплотились, чтобы водитель не утащил девочку и не открыл свою фирму


Девочки часто советуются по поводу личной жизни, знакомят со своими мужчинами. Одна проблема: обычно ищут такого же, как и они сами, маргинала. Это может быть наркоман, алкоголик, который не сможет содержать семью. Приходится постоянно разжевывать, что не стоит сваливать с работы, на которой платят по 100 тысяч рублей. Как правило, их альфонсы быстро уходят, а девочки через месяц возвращаются: «Ты был прав, буду работать, не надо мне никого». Пока очередная любовь не случится. Все мы люди, все хотят семейного благополучия.

Рекрутеры

Сейчас в Екатеринбурге работают фирмы численностью от одного до 70 человек. Были и другие времена: десять лет назад существовала фирма на 180 человек, охватывала всю Свердловскую область, работала в разных городах. Руководители непрерывно тасовали девчонок, потому что зацикливаться на одном районе нельзя. Здесь главные подводные камни — постоянщики. Клиент ходит в одну и ту же баню, туда привозят одних и тех же девчонок. И девки неплохие, но их уже никто не хочет, а хочется нового. Поэтому фирма считается жизнеспособной, если сутенер хорошо исполняет работу по набору новых девочек.

Самый простой способ найти девчонок — это интернет. В соцсетях дежурят настоящие акулы, пикаперы по жизни, которые могут затянуть в работу через незатейливую переписку. Но сначала девочка оказывается в сложном жизненном положении. Есть определенные маркеры, тут нужно быть психологом. Забиваешь в поиск «все сложно» или просто по фотографиям анализируешь образ жизни: много тусуется, потом грустит. Кидаешь ей готовое предложение о работе, в котором каждое слово имеет значение. Чтобы девушка откликнулась или начала переписку с тобой, нужно что-то в ней зацепить.

Как правило, когда девочка узнает, что работа связана с интимом, она сразу говорит «нет». Профессионалы из этого «нет» путем разных манипуляций получают «да». Такие люди будут работать годами, им нужно отдать должное: они затягивают народ в сферу.

Я так не умею, потому работаю по старинке, на личных связях. Я хедхантер, и выбираю лучших из тех, кто уже есть на рынке труда. Пикаперы из интернета упускают важную деталь: девочка ему поверила и считает, что он решит все ее проблемы, даст работу, будет как папа, любовник или будущий муж. Первые несколько дней она проведет в эйфории: вот он ее опекает, у него классная машина, все девчонки в него влюблены, а он уделяет внимание ей. Потом эти иллюзии развеиваются. Ее закидывают в машину, начинают покрикивать, и она ощущает себя то, кем и является — маленьким винтиком. Сутенеру она нужна лишь для того, чтобы делать часы. И тут появляюсь я.


Есть определенные маркеры, тут нужно быть психологом. Забиваешь в поиск «все сложно» или просто по фотографиям анализируешь образ жизни: много тусуется, потом грустит


Хедхантер

Единственный способ выйти на такую девочку — встретить ее на заказе. Закупка — это грязная технология: по сути, я залезаю в карман конкурентов. Обычно мне нужна одна из всей машины, звезда. Мне ведь потом ее возить на заказы, а я не хочу развозить овощи. Важно, чтобы она была веселой, интересной, чтобы были титьки и жопа. Я ведь делаю инвестиции, а не просто так. Все записываю себе в тетрадочку: 2 500 рублей я потратил на ее услуги, тысячу на баню, плюс тапочки, простынки. Чтобы доказать, что я джентльмен — две бутылки пива для нее. И у меня есть всего лишь час, чтобы расположить к себе человека. Взять данные, чтобы связаться после бани. За это девочек штрафуют, но они оставляют номера все равно.

На следующий день я начинаю плести сети, встречаюсь, когда ей удобно. И в дружеской обстановке в глаза говорю, что у меня есть своя фирма: «Я тебя заприметил и хочу с тобой работать, брать кого попало из интернета не хочу». Это часто подкупает: в своей фирме девушка обезличена, а у меня фирма с человеческим лицом, поэтому для начала я интересуюсь ее проблемами, делаю соцпакет. Если она мается по хостелам или снимает квартиру с подружкой — даю денег в долг. При одном лишь условии, что она уйдет от своего сутенера, поменяет номер телефона и не будет отвечать ему в интернете.

Чтобы получить работницу бесплатно, иногда приходится закинуть свою девчонку в другую фирму. Она там поработает пару дней, с кем-то подружится. Узнает, кто есть во «ВКонтакте», возьмет телефоны и вернется не одна.


Закупка — это грязная технология: по сути, я залезаю в карман конкурентов


Девочки

По официальным данным, в Екатеринбурге от 8 до 10 тысяч секс-работниц. Существуют фонды и официальные организации, которые ведут учет. Такой же ведет полиция нравов. Например, есть фонд «Серебряная роза» — девочки могут обратиться туда анонимно, получить бесплатные презервативы, консультацию, юридическую и психологическую поддержку. Специализация этих фондов — информировать девочек о ВИЧ. Они делают это в надежде, что те будут консультировать клиентов и настаивать на защищенном сексе. Правда, государство думает о сокращении финансирования этих фондов, несмотря на то что в городе эпидемия ВИЧ.

Девочки делятся на два типа. Одни сидят на квартире и жопы не отрывают. Вторым вечно нужен праздник, трэш, движуха. Они садятся в машину и ездят с заказа на заказ, сами выбирают клиентов. Обычно это запрещено, но в нашей фирме давно в прошлом. Контингент случается разный: пьяные, агрессивные люди. У девушки всегда есть право не оставаться. Однако и кататься в машине подолгу им никто не даст. Только ты замечаешь, что девушку не берут и раз, и два, звонишь администратору: «Почему не оставили?» А она, бывает, убежала или сама все сделала, чтобы не остаться, придумав тысячу причин.


По официальным данным, в Екатеринбурге от 8 до 10 тысяч секс-работниц


Охранников у девушек нет — это пережиток 90-х, сейчас их роль выполняют водители. Многие сутенеры дружат и в случае конфликта приходят на помощь в течение 10–15 минут. Мы заранее узнаем, сколько человек в бане, чтобы силы были равны. Но когда все выходят наружу (в банях драться запрещено), у клиентов обычно срабатывает инстинкт самосохранения. Так что драк я не видел ни разу. Весь этот бизнес строится на том, что опасности кажущиеся. На деле сутенерами работают 17-летние мальчики, я знаю пару таких.

Иногда девушки уходят в свободное плавание. Работают как хозяйствующие субъекты, оплачивают анкеты на топовых сайтах. Однако в одиночестве очень опасно. Периодически приходят новости, что убивают. Бывают нормальные постоянные клиенты, которых вдруг переклинивает: «Шлюха, сколько я в тебя денег вложил». Достаточно одного опасного случая, чтобы девушка прекратила работу.

Другая угроза в работе девочек — пьянство и наркомания. Выпивать приходится на каждом заказе. Те, кто поумнее, делают вид, что пьют, остальные спиваются. Те, что пробует синтетические наркотики, получают серьезные психические проблемы, сгорают на работе. Иногда смотришь: полгода назад девка была идеальной секс-работницей, а превратилась в старую клячу. Такие не делают часов и берут лишь агрессией, что уйдут в другую фирму. Приходится расставаться.


В гостиницах роль заказчиков обычно выполняют руководители службы безопасности, а не администраторы. Это их подработка, они ни с кем не делятся


Заказчики

Заказы могут поступать от диспетчеров, с сайтов и бань. Рабочка — это единый телефон, которым пользуются клиенты, бани, сауны и гостиницы. На него может позвонить любой желающий, а диспетчер выбирает заказ. Безопасность — в первую очередь. Девочки могут запросто отказаться от заказа в неизвестной квартире и поехать на другой.

В гостиницах роль заказчиков обычно выполняют руководители службы безопасности, а не администраторы. Это их подработка, они ни с кем не делятся. Шифруются, звонят с секретных телефонов, а в случае контрольной закупки начинают переводить стрелки. Ответственность для них минимальная: если вызываешь проститутку, попадаешь по статью 241 УК РФ («Организация занятия проституцией»). На первый раз обычно прощают. Реальные сроки грозят лишь за систематичность — если поймают два или три раза.

Экономика

Средняя цена за час в Екатеринбурге не меняется уже несколько лет и составляет 2 500 рублей. Любое отклонение в большую или меньшую сторону — это чисто рыночный механизм. Конечно, можно назначить и 4, и 5, и 7 тысяч, но у тебя будет один звонок за две недели. И это только звонок, а не покупка. Цена состоялась, и на нее все ориентируются. Если поставить ценник ниже 2 500 рублей, будет нецелосообразно много звонков.

Есть важное правило — деньги за дополнительные услуги девочки оставляют себе. Это анальный секс, секс или минет без презерватива. Обычно все это хорошо оплачивается и зависит от того, насколько в девушку вцепился клиент. Стоимость начинается от 2 тысяч и заканчивается 5 тысячами (например, минет без презерватива стоит 2 тысячи рублей). Еще существует лесби-шоу, когда клиент платит за двух девочек и они там исполняют, как в порнофильмах. На самом деле это выглядит дико смешно, зато стоит 10 тысяч рублей.

Еще одна из самых распространенных сейчас услуг — два парня на одну одновременно, спереди и сзади. Хотя цена на нее упала, стоит всего 2 500 рублей плюсом к основной цене.

Рынок секс-услуг — это рынок совершенной конкуренции, поэтому необходимо быть как все. С другой стороны, если у тебя есть уникальный товар, можно продать его подороже. Но нужно потратить деньги на его рекламу. Еще уникальный товар имеет свойство пропадать. Самая большая опасность красивых девочек — клиенты уводят их из сферы. Девочка становится содержанкой, а сутенер ничего сделать не может. Поэтому я предпочитаю середнячок. Крокодилов не держу — только возить и позориться, что из 20 заказов ее оставили на два.

При этом есть фирмы, которые специализируются на крокодилах. У таких девушек есть особенность — они всегда в машине. Их плохо берут, зато это самые дисциплинированные работницы. Спрос на них наступает с шести до 11 утра, когда вообще сложно кого-то найти. Ночью в такие фирмы никто не звонит. Зато утром и днем они компенсируют то, что не заработали ночью из-за конкуренции. В других случаях время работы зависит от девочки. У меня есть несколько работниц, что выходят в 20:00 и работают до последнего, до семи или восьми утра. За это время успевают сделать пять —  десять часов.


Еще существует лесби-шоу, когда клиент платит за двух девочек и они там исполняют, как в порнофильмах. На самом деле это выглядит дико смешно, зато стоит 10 тысяч рублей


С банями работать невыгодно. Клиент платит 2 500 рублей, тысячу девочка оставляет бане. На улицу она выносит 1 500 рублей, из которых тысяча ей и 500 — тебе. Однако от бань никто не уйдет, потому что это масштабная постоянная работа: за ночь поступает не меньше 100 звонков. В гостиницах та же система, что и в банях, только посредник получает уже от тысячи до 2 тысяч рублей. Заказы без посредников интересней, но приходится тратить время, чтобы найти квартиру. И есть опасность — в случае проблем тебе просто не откроют дверь. Даже если ты зайдешь и проверишь обстановку, нет гарантий, что спустя время с верхнего этажа не спустится кто-то еще.

Если девочка работает на банях, за пять часов она заработает 5 тысяч рублей. На квартирах ее зарплата увеличится, и мы поделим заработанное пополам. Можно увеличить стоимость до 4 тысяч — тогда чисто по-человечески сутенеру останется тысяча, а ей — 3 тысячи. В среднем каждая работает около 100 часов, не напрягаясь, с выходными. Я же в последнее время отталкиваюсь от суммы в 50 часов в месяц. Не загоняю работниц: у них есть выходные, время для личной жизни и для детей. Получаю с каждой по 25 тысяч рублей, а заработок фирме обеспечиваю количеством.


За месяц самый ленивый сутенер способен заработать 150–200 тысяч рублей. Грамотный — до 500–600 тысяч


Доходы и расходы

Мы бесплатно получаем презервативы от фонда, а когда девочки покупают контексы и дюрексы — это их личные расходы. В основном я трачу деньги на дополнительного водителя и штрафы. За десятичасовую смену водитель получает 3 500 тысячи рублей, если катаю один — вся прибыль моя. Обычно мы ездим на двух машинах, возим восемь-девять девочек. Заезжаем за каждой, включаем рабочий телефон.

Рискуя свободой, я выступаю еще и в роли диспетчера. Доказательство в виде рабочего телефона — это очень опасно, но и очень удобно: мы реагируем на заказ в считаные секунды. Рынок перенасыщен, и одним из конкурентных преимуществ является быстрая доставка. Приходится нарушать и закладывать в расходы взятки гаишникам. Обычно это около тысячи рублей в день. Если вы видите машину, летящую ночью на второй красный свет подряд — скорее всего, внутри едет улыбающийся сутенер с девчонками. Мы создаем аварийную обстановку, но все нужно делать быстро. Фирмы, которые не нарушают, вымирают как мамонты.

Чтобы посчитать ежемесячный доход, возьмем одну машину в пять человек. Сутенеру в ней повезло: пять опрятных и ухоженных девчонок, с маникюром. Умножаем часы на пять и получаем 25. Работаем только по баням одного района: развезем визитки, чтобы ездить с заказа на заказ. 25 часов умножаем на 1 500 рублей. Из них 12 500 — выручка лично сутенера. Из этих 12 500 отдадим тысячу на штраф, тысячу на бензин, 500 рублей на кофе, хот-дог и сигареты. Останется 10 тысяч чистых в день.

На следующий день он выйдет на работу и соберет лишь трех девочек. Но если в будни девочки вышли втроем, то в пятницу и субботу они компенсируют. И за неделю в среднем у сутенера получится 70 тысяч рублей. Если свою работу он исполняет грамотно и современно, количество желающих работать с ним увеличится. Начнут ходить слухи, но больше он взять в машину не сможет — не автобус же нанимать? Конкуренты начнут шептать, что совсем охренели, целой «газелью» ездят.

Тогда он наймет второго водителя для пяти новых девочек и будет выполнять функцию диспетчера. За день, рассчитавшись с водителем и его топливом, заработает 9 тысяч рублей — итого 19 тысяч с двух машин. В целом за месяц самый ленивый сутенер способен заработать 150–200 тысяч рублей. Грамотный — до 500–600 тысяч.