Набить татуировку с именем любимой девушки или рок-группы давно стало обыденностью, однако мало кто решается связать свое тело с любимым районом города. Еще меньше людей знают, как выглядит герб района, в котором они живут. Журналист The Village Андрей Яковлев нашел людей, которые набили татуировки с гербами любимых районов столицы, и поговорил с ними о локальном патриотизме и памяти о юности.

Фото- и видеосъемка

Наталия Куприянова

Таганка

Семен

27 лет, менеджер по продажам


Сейчас я живу в Бирюлеве, а на Таганке со школы провожу все свободное время. Я там учился и вырос, поэтому знаю все дворы, закоулки, пути отходов и отступлений, а также злачные и культурные места. Герб Таганки я набил на печени лет пять-шесть назад. Я увидел с похмелья клип Гуфа, в котором он читает: «А мне че? У меня на печени отмечен навечно любимый райончик Замоскворечье» — и подумал: «Нормальная тема». К тому же на Таганке происходила моя социализация, поэтому символично, что герб набит на печени, которая страдала и страдает. Мастер Кирилл Вархейт мою задумку оценил и в течение пары часов наколол мне портачок. Сверху он украсил герб лавровым венком.

На Таганке происходила моя социализация, поэтому символично, что герб набит на печени, которая страдала и страдает

Меня всегда интересовала геральдика. В нижней части таганского герба — собственно таган (подставка для котла), который символизирует присутствие в былые времена ремесленников. Церковь — это Андронников монастырь, скрещенные бердыши — символ располагавшихся тут стрелецких застав. Герб — это красиво и обозначает твою привязку к корням. Мне нравится демонстрировать на публике, что я москвич. Многих это бесит, что забавляет меня еще больше. Провинциальное раздражение московским образом жизни существует до сих пор.

Все татуировки я набиваю спонтанно. У меня уже есть паутина на локте с клевером внутри, лепрекон на той же руке с мешком золота и дубовыми листьями. На груди большой барабан с крыльями, на левой руке Вовочка из мультика, который говорил: «И так сойдет!» На спине — стилизованный старик Иисус. На левой ноге Джейсон с ножом. Там же еще один ножик и изображение Гермеса. На другой ноге — Корниловский крест, Спасская башня и герб Москвы. В планах было всю правую ногу забить хохломой. Подумал, что башня, герб Москвы и хохлома будут отлично сочетаться.

Раньше меня не интересовало качество татуировок. Да я их и делаю не для окружающих, а для себя. Я вообще получаю эстетическое удовольствие, когда смотрю в зеркало, а татуировки усиливают его в геометрической прогрессии. Друзья с района на ура отреагировали на татуировки Таганки. И стар и млад.

Я обожаю московскую архитектуру и ставлю ее выше питерской: купеческий стиль мне ближе имперского. От других районов Таганку отличает история. Из-за того, что здесь происходило в 90-е, у многих до сих пор остался пиетет к району: тут постоянно кого-то убивали в подъездах, даже в моем дворе.

Для меня главное место здесь — это двор на Котельнической набережной рядом со школой, номер восемь. А также Таганская набережная и, конечно, сама высотка. Я практически каждый день там бываю. Недавно на районе открылся отличный крафтовый бар Craftland. Там крутые бургеры, хорошая атмосфера, отличное пиво.

Что касается негативных моментов, то я не хочу, чтобы меня засудили по 282 статье, но какие-то вещи меня раздражают не только на Таганке, но и в принципе по городу.

Я живу сейчас в Бирюлеве и там чувствую себя спокойно. Героиновые наркоманы умерли, бирюлевскую базу разгромили, и на районе остались одни старики. Но Таганка все равно однозначно лучший район Москвы. У Бирюлева по сравнению с ней плюсов нет.

Планов по татуировкам у меня куча. Например, сделать хохлому на ноге и из мультика печку и «двух из ларца, одинаковых с лица». Я буду всю жизнь забиваться, но из-за работы пока не трогаю кисти и лицо, хотя годам к 40 и их забью. Тогда я и пойму, что состоялся как гражданин и личность. Но больше ни один район города не удостоится татуировки на моем теле.


Марьино

Андрей

35 лет, менеджер по закупкам


В Марьине у меня была первая любовь, первый секс, первые пьянки, первые истории с наркотиками. Даже когда я ненадолго переехал на Коломенскую, меня все равно тянуло в родной район. Марьино — хорошее место, здесь всегда светло, ярко и много свободного пространства. Район оптимален для жизни. Ни в одном другом районе Москвы, тем более спальном, я такого не видел. Недалеко ехать в «Икею» или «Мегу», есть три «Макдака», пять «Бургеркнигов», рестораны и паб.

Если я перееду, например в Кунцево, то не буду набивать его герб, потому что татуировка Марьино — это память о юности

Когда я решил набить тату, связанное с районом, то попросил знакомого мастера нарисовать что-нибудь, где были бы элементы герба: три башни, церковь и так далее. Но его эскиз мне не понравился. Поэтому я плюнул — и набил за 3 тысячи рублей герб района один в один. Первое время я очень гордился татуировкой, но со временем отношение изменилось. Татуировку я сделал примерно семь лет назад в известном тату-салоне Love Life Tattoo. Но тату-мастер только набирался опыта, поэтому работа получилась корявой и выглядит ужасно по сравнению с другими. Периодически даже прячу, чтобы не было косых взглядов. Район у нас спальный, много всяких гопников, и лишние вопросы мне не нужны.

Фотографию новой татуировки я выложил в паблик «Типичное Марьино». Люди по-разному оценивали работу. Кто-то хотел пожать мне руку, а кто-то называл меня идиотом. Но большинство друзей поддержало мою идею. До сих пор, когда я жалуюсь, мол, надоела татуировка, может, свести ее на фиг, они говорят: «Никогда. Другие своди, а Марьино не трожь». Если я перееду, например в Кунцево, то не буду набивать его герб, потому что татуировка Марьино — это память о юности.

У меня восемь татуировок, и все своеобразные. Года два назад я набил запорожец. Еще есть пистолет-самострел, как в фильме «Брат». На ноге — татуировка, посвященная бабушке и дедушке. Плюс портрет Курта Кобейна. Марьино для меня тесно связано с «Нирваной», потому что в подростковом возрасте я гранжевал. Помню, у меня был друг Кефир, с которым мы лазили по району. Кефир старался одеваться как Кобейн: все время грязный какой-то, рваные джинсы, рубашки, кеды. Вечно таскал черную гитару без половины струн. Также у меня на руке есть татуировка в японском стиле и подкова на счастье с надписью «Фарт».

Герб — это идеальный символ. Чайки на гербе Марьина изображены, потому что весь район стоит на Москве-реке. Три колонны — три башни около метро. Это обычные высокие жилые дома, которые стоят нереальных денег, являются символом нашего района. Либо же три колонны — это местная церковь.

Я живу в старом Марьине — «старухе», с которой началось в принципе Марьино. Раньше здесь давали дома работникам заводов, поэтому жила всякая лимита: наркоманы, алкоголики, панки — все здесь. Тут же и тусовались скейтеры. Даже такие небезызвестные Паша Сорокин и Денис Мархасин родились в Марьине. Поэтому по сравнению с другими спальными районами Марьино более субкультурный и продвинутый. Помню, как в 90-х я первый раз увидел человека с татуировками, да еще и со скейтом в руках. Причем дело было в троллейбусе.

Главное место Марьина — это кинотеатр «Экран». Сколько себя помню, возле него всегда были драки и другие мутные движения. На месте кинотеатра были то клубы, то бары, то рестораны. Экран стоял посередине старого Марьина, нашего «гетто», и олицетворял его. В этом году его снесли и теперь строят многофункциональный торговый центр.

Одно из культовых мест Марьина — ирландский паб. Мои знакомые очень удивляются, как в Марьине такое может существовать. Там не продают «Жигули» и «Крюгер», это настоящий ирландский паб с «Гиннессом», «Белхевеном» и прочим. Здесь проводят ирландские вечеринки и отмечают День святого Патрика. Народу внутри всегда битком, а в пятницу надо бронировать столики заранее.

В Марьине есть где погулять с ребенком. Тут и Москва-река, и парки. Кстати, у нас в свое время вроде бы жил сын Лужкова, поэтому Лужков много сделал для района. В Марьине нет разрухи, как в Бирюлеве.

Но есть вещи, которые я бы хотел и улучшить в районе. Когда Черкизовский рынок закрыли, то все перекочевали в ТЦ «Москва». Теперь Люблино и половина Марьина заселены вьетнамцами и другими приезжими. Из-за этого я уже не испытываю такой же любви к району, как в детстве.


Митино

Дмитрий Болдин

29 лет, администратор офиса

С 19 лет у меня была маленькая татуировка на спине, но я хотел вторую. Думал-думал и понял, что не хочу запечатлеть какие-то временные этапы жизни, поэтому лучший вариант — зарисовать район, в котором я живу почти 20 лет. В жизни может все поменяться, а любимый район останется навсегда. Даже если в 60 или 70 я перееду куда-нибудь в Канаду, то все равно буду помнить Митино. В ближайшее время я собираюсь сделать тату, связанное с моим любимым клубом «Динамо».

В жизни может все поменяться, а любимый район останется навсегда. Даже если в 60 или 70 я перееду куда-нибудь в Канаду

Татуировку я сделал на печени. Место выбрал из-за трека Гуфа. Работа стоила 30 тысяч рублей, но цена и результат меня полностью устроили. Были мысли типа: «Зачем набил, тело же чистое было». Но это ушло, когда работа полностью зажила. Я подошел к зеркалу и увидел, насколько качественно и точно мастер передал мою идею.

На гербе Митина изображена не просто ладья, а ладья на колесах. Если набить в поисковике это словосочетание, то не найдешь ничего, кроме герба Митина. Поэтому мастеру Паше нужно было не просто набить герб района, который смотрится довольно тупо, а нанести некий художественный аналог. А щиты на татуировке мастер подсмотрел с инсталляции, которая установлена на Пятницком шоссе.

Ладья на колесах появилась на гербе из-за князя Олега, который жил во времена Древней Руси. Во время похода на Константинополь он использовал ладьи на колесах, потому что часть пути нужно было переходить по суше. Кроме ладьи на гербе есть дубовый лист, который символизирует нашу Дубравную улицу и лес.

Многие не знают гербов своих районов. Меня как москвича это не радует. Я родился в этом городе, я люблю его — больше тут нечего добавить. Вообще, каждая лягушка свое болото любит. Для меня лучшие места в Митине — это любимый митинский парк, а также бассейн и спортзал рядом с моим домом. Я люблю прогуляться летом от станции «Волоколамская» до дома. Тут же рядом есть огромный овраг, через который можно попасть в Красногорск. В овраге даже есть старые деревенские дома — наверное, там живут какие-то изгои.

Еще мне нравится, что станция метро выходит прямо в парк. Когда еду домой, люблю слышать, как в метро объявляют: «Митино». Кстати, хочу обратиться к жителям Митина, чтобы они были почеловечнее. Митинцы, жители Северо-Западного округа и все жители Москвы и гости столицы, будьте чуть добрее!