В рубрике «В закладки» The Village показывает сайты, страницы в Instagram, паблики и телеграм-каналы, которые пригодятся для жизни в большом городе. В этот раз — твиттер «Текстовые мемы, за которые ты сядешь», из названия которого уже понятно, что он одновременно смешной и ужасно грустный: здесь собраны описания картинок из социальных сетей, за которые прямо сейчас кого-то судят по статьям об экстремизме. Твиттер появился только неделю назад, но уже собрал 6 тысяч фолловеров.


Twitter

«Текстовые мемы, за которые ты сядешь»

Перейти



Анатолий Капустин

автор проекта

В «прекрасной России будущего» этот твиттер позволит людям вспомнить, за какой абсурд в 2018 году тебе угрожало попасть в тюрьму или в список экстремистов, со всеми вытекающими лишениями. Цитаты я беру из реальных материалов лингвистических экспертиз, которые прикладывают к обвинению. Их мне скидывают Валя Дехтяренко и Полина Немировская из «Правозащиты „Открытой России“», а также сама Мария Мотузная — девушка, которую судят за экстремизм в Барнауле.

Я долго думал, что мне напоминает этот «следовательский язык» — это язык профанов: так мы со знакомыми можем разговаривать о высоком искусстве, так пытается рассуждать о музыке человек, который впервые услышал техно. Это дилетантство, которое исключает любое критическое мышление. В этих ведомствах работают люди, которые просто не понимают, как работает интернет, как его «читать».

Законно ли вести такой твиттер? Я слово в слово цитирую речь силовиков, экспертов и других «государственных мужей». Если мои твиты экстремистские, значит, и эти люди тоже создавали экстремистские материалы. Я общался с юристом по этому поводу, и мы сошлись во мнении, что нет смысла прятаться в песок. Если захотят посадить — посадят, откопают мою старую страницу во «ВКонтакте», наскринят каких-нибудь постов и будут потом током по яйцам бить — они могут это сделать и безо всяких проектов. Последние два года я не чувствую себя в безопасности вообще.