Молодой успешный управленец Надежда Артес уехала из Петербурга в областную деревню, запустила проект «Село оно мое» и сейчас среди прочего возрождает производство ягод в одном из совхозов (инициативу можно поддержать пожертвованиями). В инстаграме «Сельская Надежда» она ищет новый язык рассказа о деревне: без алармизма и жалоб — с уважением к местным жителям.

инстаграм

«Сельская Надежда»

перейти


Надежда Артес

Я родилась в маленьком селе в Казахстане, но всю жизнь хотела из него вырваться, поэтому уехала учиться в Петербург. После учебы у меня появилось свое рекламное агентство, затем я ушла на руководящие позиции — сначала в строительном холдинге, потом в архитектурном бюро. Вокруг меня была городская тусовка: мы читали на The Village про новые места и шли туда. Я жила в мансарде с видом на Дворцовую площадь, здесь же мы проводили вечеринки. А потом я попала в аварию.

Я поняла, что жизнь конечна. И задала себе вопрос: чем я могу гордиться? Решила, нужно кардинально поменять жизнь, чтобы успеть сделать что-то стоящее, важное, живое. Обнаружила, что мне некомфортно в большом городе. Взяла и переехала, потому что по-другому просто не могла. В прошлом году жила в деревне под Суздалем, а сейчас — в деревне Пеники под Петербургом. Пока что мы остановились у родственников, но ищем дом в Пениках или рядом: там мы организуем коливинг с друзьями. Хотим снять дом, в котором поселится сообщество уставших от города людей. Таких друзей у меня много: людям физически сложно в городе, многие болеют, у некоторых аллергия. Все хотят более комфортную здоровую среду. В Европе много кто практикует коливинг: это удобный формат для людей без детей и сложных семейных обстоятельств.

Деревенская среда сильно отличается от городской. В целом наши деревни не приспособлены для жизни современного молодого человека. Они уступают с точки зрения самых простых вещей: понятной и удобной инфраструктуры, интернета и так далее. Но рано или поздно модернизация должна настигнуть деревню, мы сами должны принести ее. Как только молодежь будет приезжать в деревню, жить там, что-то покупать — микроэкономика сразу начнет меняться.

В Пениках жизнь кипит. Деревня находится у моря: шикарный вид на залив и Кронштадт, ландшафт очень крутой — топовое место. Тут есть гончарная и кузнечная мастерские, дом культуры и библиотека, «Магнит». У меня собственный огород (в этом году выросли огурцы, помидоры, тыквы, кабачки, зелень, травы). Я поняла, что потребление в деревне уменьшается в разы и оно более осмысленное. Ты потребляешь либо то, что сделал сам, либо купленное у соседа.

На самом деле, я не сижу в глуши и периодически езжу в город — там много дел: работа, переговоры. Я работаю на фрилансе, занимаюсь консалтингом по программам социальной ответственности для брендов. На сельские проекты, впрочем, отваживается немного компаний, так что деревня приносит очень мало денег, но я ею занимаюсь, поскольку по-другому не могу.

Пожив в деревнях, я пришла к выводу, что мы все глобально погрязли в текучке и рутине и забываем о главных вещах. О том, что всегда важным остается сам человек как таковой. Я часто задаю людям вопрос: счастливы ли они? Жители деревни — даже такой, где нет изобилия — отвечают, что, да, они очень счастливы. Для меня это показатель, что для каждодневной радости надо очень мало.


Обложка: СЕЛЬСКАЯ НАДЕЖДА