В прошлом семикомнатная коммуналка, эта квартира находится в Доме Ярошенко в Подколокольном переулке. Трехэтажное здание на Хитровской площади — памятник культуры и, по словам владельцев квартиры, самый старый жилой дом в Москве: в нем есть крыло, датируемое XVII веком (основная часть — 1860–1880 годов постройки). В доме до сих пор живут люди, хотя многие прохожие считают, что он в аварийном состоянии. С квартирой, как и с домом, связано много историй и легенд: от пьянок Горького, Станиславского и Гиляровского в трактире «Каторга» до сцены из фильма «Брат-2» с фашистом. Есть версия, что здесь родился актер Савелий Крамаров, но бывший хозяин квартиры ее не подтверждает. Сейчас в ней живут журналист Джейк, топ-менеджер Залина и их двое сыновей: Габриэлю три года, а Теодору пять месяцев.

Город

Москва

Дизайн

делали сами

Площадь

120 м²

Комнат

6

Высота потолков

3,4 метра

Этаж

3 из 3

Залина: Мы давно и долго вынашивали план нашего идеального дома, поэтому искали квартиру в этом районе, определенной площади и с возможностью полностью поменять планировку. Я увлекаюсь архитектурой и очень люблю предметный дизайн, мне было довольно интересно подбирать вещи для дома. Планировкой, подборкой материалов и декодированием занимались мы с мужем, а с технической частью нам помогала архитектор Мария Соколова, она же готовила чертежи для рабочих.

120 квадратных метров мы поделили на кухню-столовую, гостиную, три спальни (одна из них детская), кабинет, гардеробную и санузел. Рядом с входом разместили кухню-столовую — это обычное зонирование для домов и квартир в США, откуда родом Джейк. Еще один прием, привезенный из Штатов, — так называемый walk-in closet, или гардеробная, спрятанная за обычной дверью. Туда можно убрать обувь, несезонные вещи или пылесос, например. Из столовой можно попасть в две спальни: детскую и гостевую. Дальше идет гостиная, разделенная книжным шкафом на зону ТВ (смешно, но телевизора у нас нет, мы смотрим там фильмы на ноутбуке) и лаундж-зону, где гости обычно собираются после ужина. В самом дальнем углу квартиры — наша спальня с большой гардеробной и кабинетом.

На ремонт ушло полтора года. Квартира — бывшая коммуналка с семью комнатами и тремя коридорами. В ней не было ничего, что хотелось бы сохранить: никаких излишеств вроде лепнины или качественной столярки. Деревянные стены рабочие снесли, предварительно получив огромное количество разрешений. Кирпичные — очистили от штукатурки и так и оставили. Кстати, под слоем штукатурки мы нашли дымоход с выводом на крышу. Специалисты сказали, что он действующий, — так в квартире появился камин. Пока он декоративный, но как только мы оформим все необходимые бумаги, им можно будет пользоваться. Перекрытия оказались бетонными, их не трогали, а все остальное поменяли: полы, радиаторы, трубы и проводку. На полу — массивная дубовая доска и паркет в спальне. Все стены покрашены в разные цвета английской краской Little Greenе. От газа мы отказались в пользу открытой кухни и заменили газовую плиту электрической.

Пространство очень старое и сложное, думаю, вряд ли можно было бы сделать что-то в одном стиле. Многое мы привезли из прошлой съемной квартиры, а что-то подобрали уже сюда. Обеденный гарнитур, письменный стол и зеленый диван я заказывала напрямую из Дании, у ребят, которые продают винтаж. Сама растаможивала груз — это был тот еще квест. Кресла в гостиной и торшер мы купили в Repeat Story на «Артплее». Мебели из IKEA немного — в основном то, что я планирую заменить со временем. И еще кухонные шкафы. А вот столешницу заказали из гранита — сами выбирали на складе натурального камня. Барные стулья искали очень долго — эти купили на сейле FChairs. Интересная история у большого дивана и кровати из нашей спальни. Это американская мебель, я ее уже несколько раз перетягивала и перекрашивала. Муж купил ее за копейки много лет назад у человека, который работал в «Газпроме». Он (человек, не муж!) привез ее из Штатов, но потом его перевели в Новый Уренгой — пришлось срочно все продавать.

Практически весь свет в квартире винтажный. Люстру в гостиную мы привезли из Мадрида три года назад. Это ар-деко, Франция, 1920-е годы. Нам с мужем она очень понравилась, но он сомневался, что мы сможем довезти стеклянные плафоны на самолете. Люстра в итоге пережила перелет, но когда ее монтировали в новой квартире, электрик случайно разбил один из плафонов. Слава богу, прораб нашел в Питере мастера, который сделал точную копию плафона.

Ковры на полу — тоже винтажные, дагестанские: я родом из Дагестана и выросла там. Картины — коллекция, которую мы начали собирать во время медового месяца в Бразилии восемь лет назад. С тех пор мы постоянно привозим что-то из путешествий. Также есть пара вещей из советского периода, которые мы купили в Москве: оригинальный постер Лисицкого «Клином красным бей белых» и работа Пугачева в стиле советского кубизма — она висит над обеденным столом.