Паша Техник не скучает даже на карантине. Запертый в доме в Подмосковье рэпер, блогер и шоумен успевает выпивать по несколько литров пива в день, выпускать мерч — фирменный энергетик «Заряженка», вести ежедневные стримы, жарить мясо на гриле и записывать новые треки (в том числе «Дисс на коронавирус»).

Паша Техник уже записал новый альбом своей группы Kunteynir, когда начался карантин: «Но мы его не выпускаем, потому что из-за всей ***** [херни] он потеряется в информационном потоке». С 1 апреля Техник живет в подмосковном доме с женой Евой и сыном Ваней. «Дом мы сняли в первую очередь из-за маленького ребенка. Места много, старичок тут вовсю лазает. Не бегает пока еще, но начинает шизить, за ним смотреть — целый головняк», — рассказывает рэпер.

В интервью The Village он провел экскурсию по дому и рассказал, из чего сейчас состоит его жизнь.

Автор

Андрей Яковлев

Редактор

Лев Левченко

О доме, пиве, быте и еде

— Самоизоляция не провоцирует употребление наркотиков?

— Меня все воспринимают как ******* [сумасшедшего] нездорового, все время *********** [под наркотиками]. Я устал от этой репутации, но ничего с ней сделать не могу. За мной твердо закрепился образ. Как за Гуфом образ наркомана. Даже если Гуф в антинаркотических штуках снимется, вряд ли кто-то ему поверит.

С появлением ребенка я перестал топить, как раньше. С 2016 по 2018 год у меня был пик: я много жрал беспонтовых таблеток «Ксанакс». Ничего не могу вспомнить из того времени, кроме смутного ******* [кошмара]. У меня никогда не было панических атак, а когда начал это говно употреблять, сразу все познал. И панические атаки, и синдром отмены, когда тебя ***** [мажет] так, что можно умереть. Сейчас иногда могу сорваться, как и все люди, но меня жена сразу в наркологичку отправит, если спалит. А она спалит.

— Как сейчас выглядит твой день?

— Начинаю денечек я с пивасика, потом иду в ванную и размораживаюсь потихоньку. Потом с ребенком зависаю, потом кушаю, кушаю, кушаю. Короче, весь день бухаю и мясо жарю. Пью я много пива. Минимум литра три-четыре в день. Его можно и в жару, и в холод. Сейчас держу в руках «медвежье пиво» — Bear Beer, потому что ближайший магазин — «Пятерочка», а там нет ничего другого крепче шести градусов. Меньше я пить не могу.

— Почему именно пиво?

— Вообще я люблю крафтовое пиво, но с имперским стаутом завязал: желудок начал плохо реагировать. Когда много его пил, потом в туалете нефтью ******, как из скважины. Поэтому со стаута пересел на двойную ипу (IPA. — Прим. ред.). Я вообще могу за пиво разжевать. За послевкусие, карбонизацию и все дела. Крафт так благородно заходит, а от «медведя» утром голова опухшая. Для таких случаев у меня всегда есть концентрированная «Струя бобра». Мне ее подгоняет питерский серьезный чувак. Литр 20 тысяч рублей стоит. Еще пью новый энергетик от Паши Техника — «Заряженка». Скоро он появится в «Ашанах». «Заряженка» тебя бодрит, но не ********** [размазывает]. Просто приводит в хороший тонус. Вкус у нее тропический.


Здесь я себя чувствую спокойно: могу покурить, могу задать жару


— Не начал быт раздражать?

— Жена мне каждый день читает нравоучения по поводу того, что я много пью, но я перестал заострять внимание. Я человек взрослый и все понимаю, но образ жизни меня подвел. Она мне говорит: «Почему ты утром начинаешь пить? Лучше сиди с ребенком». А я разве с ним не сижу? Сижу. Я же не пью водку. Вернее, пью, но не злоупотребляю. Мы сейчас не ссоримся с женой. Можем *********** [покритиковать] друг друга, и через пять минут все нормально. Короче, меня держат в узде, но не до конца.

— Расскажи про свой дом.

— Я с 1 апреля живу в большом доме на северо-востоке Подмосковья. Снял до сентября из-за маленького ребенка и коронавируса. Смотрел и другие дома, но попадались душные люди. Хозяин одного дома мне говорит: «Я буду рядом с вами жить». Ты чо, ***** [охренел], дядя? У нас сейчас и так на территории живет садовник, наводит красоту. У этого дома хозяин адекватный, нам тут все понравилось. Хочется бани разве что — здесь ее нет. С другой стороны, *** с ней, с баней, ничего страшного. Люблю я просто в воде покупаться, а здесь негде.

— Куда выходишь и как часто?

— Я никуда не езжу, уже неделю на улицу не выходил. Не знаю, что там происходит. Надо так-то домой за вещами ехать, но неохота — в *****, там какие-то движухи непонятные, штрафуют кого-то. Здесь я себя чувствую спокойно: могу покурить, могу задать жару.

— Где больше всего любишь бывать дома?

— Любимое место в доме — это мангал. Люблю шашлычок делать, вчера вот готовил на открытом огне. Это такой турецкий стиль кухни, получилась бомба: снаружи сухарики, а внутри вкусная прослоечка.

— Вес набираешь?

— Вес у меня и без карантина набирается. Я уже 95 держу свободно. Набираю сейчас по большей части с пива — уже ряха не помещается в экран. Жена недавно собралась бегать, а я как посмотрел, что она куда-то идет утром рано, мне аж плохо стало. Сразу хлопнул пива. Хотя на улице солнышко светит, птички поют. Если бы футбольчик был, то я бы пошел играть. Это единственное, что может мне помочь.

— Карантин не напоминает тебе тюремный опыт?

— На тюрьму карантин совсем не похож. Это жесть, там все ценности переосмысляешь. Нет друзей. Там поддержка — только родители. А это — чепуха. Распорядка дня нет, лазеечки выйти на улицу все же есть, никто тут мне не хозяин. Сейчас у меня каникулы. Я называю это отдых.

Я тут порой сплю по три раза в день. Такое ощущение, что я всю жизнь работал на заводе, а теперь могу отдохнуть. Хотя нет, конечно, я и так всю жизнь отдыхаю. Сейчас меня вдохновляет что-то пожарить на улице, побухать. Прошло пока только семь дней, впереди еще много.

О новом альбоме Kunteynir и эфирах 
в инстаграме

— Будешь ли вести блог дома?

— У многих людей рвет крышу, они исполняют какую-то дичь. Посмотри на Ольгу Бузову. Она какую-то люксовую дорогую сумку разрезает ножницами на видео и плачет. Смысл в том, что людям нечего кушать, а она такая крутая режет сумку из крокодиловой кожи. Испанский стыд.

А мне хочется делать какие-то приколы для всех. Хайповать уже незачем, меня и так все знают. Для блога мы придумали новый формат «На улице». Не пранки, а просто смешные интервью. Но сейчас все заморозили из-за вируса. А дома много не наснимаешь. Снимал недавно видео, где сидел в Chatroulette — мне не понравилась. Некоторые собеседники киселятся просто, а некоторые сидят и дрочат. Сидит чел из Аргентины, наяривает и смотрит на тебя дикой совой. Это страшно.

— Как ты начал вести эфиры в инстаграме?

— Сейчас я веду трансляции в инстаграме, которые меня ****** [задолбали]. Уже со всеми поговорил. С Олегом ЛСП хотел пообщаться, но у моего телефона батарейка села. Трансляции надо вести, просто их стало так много, они стали попсятиной. Раньше меня смотрели 1,5–2 тысячи человек, а сейчас 500–600. Мне по фигу, все равно одни ***** [придурки] смотрят. Пишут всякую ***** [херню]: «А помнишь, тебя в Воронеже били резиновым ***** [членом], а помнишь эту ***** [херню], а помнишь это?» Или классика: «Ты ** *** никому не нужен». И сам комментатор подписан на мой аккаунт. Этих людей я не понимаю. У меня такого хейта в их возрасте не было.


После отмены карантина запишем совместный трек с Шурой. Он сам изъявил желание


— Готовишь что-то сам в плане музыки?

— В директе инстаграма я просматриваю все сообщения. Больше 5 тысяч в день. Я вообще все время сижу в телефоне — раз пять заряжаю его за день. Если его заберут, меня начнет ломать. Смотрю твиттер, WhatsApp, «ВКонтакте». Вижу, где чо как. Вроде в курсе новостей, стараюсь понимать, что в музыке происходит. Кстати, Kunteynir уже записал новый альбом, но мы его не выпускаем, потому что из-за всей ***** [херни] он потеряется в информационном потоке. Думаю, опубликуем его осенью. Там старый добрый дух. Всё как и положено: в таком стиле, и в таком. Правда, без старых участников, они слились. Возможно, мы его ещё доработаем. Я хотел альбом без фитов, но сейчас не уверен. Может, пару-тройку хороших стоящих фитов добавлю.

Тексты я сейчас новые не пишу — только сразу в студии. Бит включили, и я начинаю делать. А писать заранее меня напрягает. Я не Пушкин, мне не нужно мысль записывать — она сама появится в нужный момент. После отмены карантина запишем совместный трек с Шурой. Он сам изъявил желание. Не чтобы хайпануть, а чтобы сделать что-то новое.

— Зачем ты записал песню про коронавирус?

— Песню про коронавирус меня попросили записать. Лавэ заплатили, сказали: «Мы тебе снимем клип на любую песню, но одно условие: чтобы про коронавирус». Приехал в студию, текст быстро накидал, записал, быстро сняли ролик. Мне главное — денежки. Кто заказал — не знаю, но, кажется, если на хештег под видео нажать, то перейдешь на сайт Роспотребнадзора. Этому клипу дам семь баллов из десяти.


Если бы вируса не было, я давно купался бы в Мексике, хотя плавать не умею


О деньгах, кризисе и работе курьером

— Сильно доход упал из-за карантина?

— Если бы вируса не было, я давно купался бы в Мексике, хотя плавать не умею.

У меня все планы пошли ****** [прахом]. Слетели все концерты и съемки. У нас готовы два новых выпуска моего блога «В поисках легких денег». В одном я работаю татуировщиком, в другом тиктокером. Но рекламу пока не можем для них снять, поэтому не выпускаем. Из-за вируса движухи нет. Впереди еще должно быть много профессий: и рыбак, и стриптизер.

Я бы уже давно купил себе этот домик, в котором живу. Я 3–4 миллиона рублей потерял. В месяц раньше выходила примерно полторашка. Кто-то скажет, что я зажрался, но я не понимаю, как жить на 10 тысяч рублей. Я бы, наверное, повесился. Хотя два года назад мне было по кайфу ***** [всадить] «Доширак». Это было нормой. И пиво пить говенное, и есть разогретую пиццу. Сейчас у меня иногда такие расходы, что я ***** [охреневаю]. Полтора миллиона рублей в месяц. Я думаю: «*** [блин], куда столько ушло?» А я просто в рестики ходил устриц пожрать.

Раньше на неделе по два-три раза снимался, а сейчас нигде. Если мы сейчас массовую съемку будем делать, могут оштрафовать. Меня и так прав уже лишили ****** [членососы] на три года. Ладно, не ****** [членососы], все по закону было.

— Что случилось?

— Я отказывался от медосвидетельствования после двух аварий с моим участием. Сотрудники понимающие были, сфоткались со мной.

— Как думаешь, это надолго еще? Чем займешься после кризиса?

— Не хочу даже думать, что будет, если карантин продлят до осени. Курьером не пойду — это для меня страшный сон. Может, таксистом. И видео снимать в машине, как раньше на ТНТ делали. Если изоляция затянется, люди будут коцать друг друга на улице. Я уже видел видосы, как грабят бабок на улице. Всем, кто в изоляции, держитесь, всех благ, здоровья и счастья. Держитесь, друзья. Надеюсь, эти недели будут последними. Но если карантин затянется до сентября, будет ****** [плохо]. Даже не знаю, что будет. Половина умрет за это время, а вторая ****** [сойдет с ума].

Сейчас закончим говорить, я пойду ребрышки жарить. А потом буду с ребенком сидеть. У меня все простенько.


Фотографии: Паша Техник