7 июля, четверг
Москва
Войти

Как звезды придумывали свои модели кроссовок Обувь с крыльями, 50 цветов Superstar и ночи работы над Yeezy

Как звезды придумывали свои модели кроссовок

В издательстве «Бомбора» вышла книга «Кроссовки. История мирового безумия». Это серия монологов дизайнеров и менеджеров известных фирм о том, как появились культовые модели, как спортивная обувь вышла на улицы, стала частью повседневного стиля горожан и объектом охоты сникерхедов. The Village публикует отрывок о том, как свои модели создавали Канье Уэст и Джереми Скотт.

Рейчел Маскат, Портленд

Директор по работе с мировым брендом Adidas Originals Рейчел также стала креативным советником в работе со звездами, которые являются мастерами проектов высшего пилотажа. Фаррелл, Канье, Джереми Скотт — для всех них она поддержка и опора. 

 Крылья, кандалы и пушистый верх

Беседы с Джереми Скоттом никогда не начинаются со слов: «Я хочу сделать целую серию кроссовок с крыльями». Эти беседы больше похожи на выуживание из него идей, которые ему хотелось бы реализовать. Порой это его вдохновляет. Но ты должен научиться «выбивать» информацию у дизайнера, чтобы преуспеть в совместных проектах. Будь это Yeezy, Jacquard Stan Smith или сотрудничество с Фарреллом и Захой Хадид — для создания любых кроссовок мы ищем креативные решения.

Видимо, я именно та, кто охотнее всех выходит из зоны комфорта. Я всегда пытаюсь найти способ получить согласие на работу с нами. Посмотри, с кем я работала: от Джереми Скотта и до Фаррелла с Канье — я определенно преуспела в объединении творческих вызовов. Аdidas начал работать с Джереми Скоттом десять лет назад. В самом начале мы встречались за обедом или ужином в Whole Foods в Портленде. Затем он неожиданно для меня стал креативным директором в Moschino, и обстановка для наших встреч изменилась — теперь это были богатые офисы Милана.

Трудно будет собрать вместе все модели, над которыми я работала. Мне понадобится квартира только для кроссовок

Знаешь, в этом есть нечто особенное: ты работаешь с художниками и дизайнерами с момента их скромных начинаний, чтобы потом увидеть, как они поднимаются на новый уровень. Джереми Скотт начал работать над брендом примерно в то же время, что и Стелла Маккартни с Ёдзи Ямамото. Первой обувью, которую мы сделали с Джереми, была «Доллар Билл 1» — просто кроссовки для метросексуалов. Он предоставил мне все материалы, которые взял с показа мод. Потом к хайтопам мы приделали крылья. Джереми создал камуфляж. Как-то раз он сделал кроссы, у которых вокруг лодыжек были кандалы. Но плюшевый медвежонок… помню, как впервые увидела дизайн для обуви из плюшевых медведей, — и в следующий миг мне уже пришлось договариваться с фабриками по производству этих самых медведей, чтобы изготовить такие кроссовки. Обычно я занимаюсь не этим. После мишек мы выпустили еще версию с пандами и гориллами. Здорово, когда можешь немного расслабиться и получать удовольствие от работы. Не всегда же надо воспринимать вещи со всей серьезностью, да?

В моей коллекции около 300 пар кроссовок. Должна сказать, что трудно будет собрать вместе все модели, над которыми я работала. Мне понадобится квартира только для кроссовок. Нужно обладать духом авантюризма, чтобы пойти на риск и выпустить Jeremy Scott Teddy Bear 2. Но я действительно люблю эти кроссы за их оригинальность. Иногда мы забываем, что выпускаем не для одного покупателя. Интересы у людей могут кардинальным образом отличаться. Когда я рассматривала своих потенциальных партнеров — от Джереми Скотта до Palace Skateboards, — то обращала внимание прежде всего на то, что они могут предложить в своем уникальном стиле.

Я действительно верю, что каждый проект, над которым мы работали, дал жизнь отличным партнерским отношениям. Сейчас, когда я рассказываю все это, у меня в голове всплывает картинка: A$AP Rocky, обутый в модель Wings в одном из своих первых видеоклипов. Сразу после этого Джереми сделал для него памятные Wings — над этими кроссовками они работали вместе. У Джереми очень хороший нюх на то, что станет модным и кто станет новой музой в индустрии. Это он пригласил Фаррелла и Канье.

 Производители производят

Фаррелл делает всех вокруг себя креативнее. Он заходит в комнату — и словно по щелчку возникают новые идеи. Ему каким-то образом удается быть очень открытым для новых мыслей, но в то же время очень конкретным в том, чего он хочет. Мы хотели, чтобы он показал свое видение модели Superstar. Ему нравились эти кроссы, но это совершенно не означает, что проект получится идеальным только из-за симпатии. Когда один из наших партнеров работает над классической моделью, мы хотим убедиться, что между ними возникла реальная связь. Не хотелось бы, чтобы вышло типа «Вот ваши кроссовки — распишитесь вот тут».

Фаррелл позвонил мне, он сказал: «Я хочу выпустить эту модель в 50 разных цветах»

Когда я подкинула ему идею Superstar, он решил обдумать мое предложение. Когда Фаррелл позвонил мне, он сказал: «Я хочу выпустить эту модель в 50 разных цветах». Это необычный способ создания коллекции в мире кроссовок. Обычно делается четыре-шесть расцветок. Но 50! Такое количество цветов станет проблемой — и даже не столько дизайна, сколько бизнеса. Как уместить 50 расцветок всех размеров на складе? На создание и утверждение этой модели у нас было три месяца. Короче говоря, перед выступлением Фаррелла в Дюссельдорфе мы привезли чемоданы с обувью, чтобы показать ему. Дизайнеры, с которыми он работал, создали целый цветовой круг, как он и просил.

Снимок Фаррелла, сидящего посреди всех этих разноцветных кроссов, стал для нас одной из наиболее знаковых фотографий и заодно самой популярной публикацией в нашем твиттере за год. Такое невозможно спланировать заранее. Вскоре после этого мы выпустили Human Race NMD. По мере того как они создавались, Фаррелл прорабатывал человеческий фактор, связав его с идеей равенства и объединения разных культур по всему миру. Мы вместе с ним проходили этот путь и воплощали идею равенства в жизнь.

 «Йизус» из Херцогенаураха

Канье… Мне кажется, всю свою жизнь он был модельером и дизайнером обуви. Вопрос состоял только в том, сколько свободы мы ему дадим. Он заставил нас попробовать новые вещи. Он бросил вызов всем нашим подходам. Его собственная преданность творческому процессу реально вдохновляет. В начале своих отношений с Adidas он приехал в Германию на неделю, чтобы поприсутствовать на наших крупных маркетинговых собраниях. Он выходил на сцену и говорил с аудиторией о равенстве, о том, что хочет запачкать руки, делать грязную работу. Сразу после этих собраний каждую ночь в течение примерно восьми дней мы возвращались в офис и продолжали работать над Yeezy до четырех утра. Он приходил на работу раньше всех, в восемь утра. Возможно, не все это видели, но он реально выкладывался на все 100 %, чтобы воплотить этот проект в жизнь.

Каждую ночь в течение примерно восьми дней мы возвращались в офис и продолжали работать над Yeezy до четырех утра

Тогда я фактически перешла к полноценной работе над проектом Канье. Игра началась. По прошествии времени я могу сказать, что он гений. Мне нравится моя работа благодаря людям, которые меня окружают. Я думаю, в этом что-то есть. Молодежь всегда задается вопросом — как принять решение о своем будущем? Ответ прост. Тебе просто нужно наслаждаться тем, что ты делаешь, тогда придет и все остальное. Я всегда придерживаюсь этого принципа.

Есть ли что-то, чем я готова заниматься в любое время дня и ночи? Что заставляет меня вставать с кровати каждое утро? Такие люди, как Джереми, Канье, Фаррелл, никогда не останавливаются, у них нет выходных. Суббота и воскресенье — для них обычные рабочие дни. Они трудятся не покладая рук, но и награда за этот труд особенная. Вчера вечером я переписывалась с Джереми Скоттом, спрашивала о его показе мод. У меня на восточном побережье было около девяти вечера, а он находился в Милане. Он должен был спать в это время, понимаешь?


Обложка: ЭКСМО

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Ешь правильно, беги быстро»: Как правильно бегать
«Ешь правильно, беги быстро»: Как правильно бегать Сверхмарафонец Скотт Джурек в автобиографии рассказывает о том, как научиться бегать без вреда для здоровья
«Ешь правильно, беги быстро»: Как правильно бегать

«Ешь правильно, беги быстро»: Как правильно бегать
Сверхмарафонец Скотт Джурек в автобиографии рассказывает о том, как научиться бегать без вреда для здоровья

«Канье — гений, божество»: Москвичи в многочасовой очереди за кроссовками Yeezy Boost
«Канье — гений, божество»: Москвичи в многочасовой очереди за кроссовками Yeezy Boost Настя Курганская провела час в бесконечной очереди за новой парой обуви от главного рэпера современности и adidas
«Канье — гений, божество»: Москвичи в многочасовой очереди за кроссовками Yeezy Boost

«Канье — гений, божество»: Москвичи в многочасовой очереди за кроссовками Yeezy Boost
Настя Курганская провела час в бесконечной очереди за новой парой обуви от главного рэпера современности и adidas

«Кажется, ему очень понравилось»: Сотрудник МАММ — о визите Канье Уэста на выставку Родченко
«Кажется, ему очень понравилось»: Сотрудник МАММ — о визите Канье Уэста на выставку Родченко Позвонили в музей, который посетил рэпер
«Кажется, ему очень понравилось»: Сотрудник МАММ — о визите Канье Уэста на выставку Родченко

«Кажется, ему очень понравилось»: Сотрудник МАММ — о визите Канье Уэста на выставку Родченко
Позвонили в музей, который посетил рэпер

«Биохакинг мозга»: Что нужно есть, чтобы лучше думать
«Биохакинг мозга»: Что нужно есть, чтобы лучше думать Кофе, черника, дикий лосось и другие виды «мозгового топлива»
«Биохакинг мозга»: Что нужно есть, чтобы лучше думать

«Биохакинг мозга»: Что нужно есть, чтобы лучше думать
Кофе, черника, дикий лосось и другие виды «мозгового топлива»

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Идея была моя, но сделал это не я»

Сотрудники IKEA — о закрытии магазинов, своем будущем и домах без шведской мебели

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США

Первая полоса

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

«Зачем вы сюда приехали? Мы вас звали?»: Три истории о беженцах и России

Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля
Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля
Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля

Черешневый суп, гаспачо с нектарином и горошкомоле: Недорогие сезонные рецепты июля

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Все в порядке с янг эдалтом
Все в порядке с янг эдалтом Почему пора перестать критиковать литературу для «молодых взрослых»
Все в порядке с янг эдалтом

Все в порядке с янг эдалтом
Почему пора перестать критиковать литературу для «молодых взрослых»

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет» Ресторанный критик переезжает в Израиль
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
Ресторанный критик переезжает в Израиль

Подпишитесь на рассылку