18 мая, среда
Санкт-Петербург
Войти

Немецкий классик или солист Rammstein? Проверьте, отличаете ли вы стихи Тилля Линдеманна от текстов Гете и Гейне

Немецкий классик или солист Rammstein?

В издательстве «Эксмо» выходит поэтический сборник Тилля Линдеманна, фронтмена немецкой группы Rammstein. Презентация книги «В тихой ночи. Лирика» прошла в торговом центре «Колумбус» 18 ноября, автор на ней присутствовал. The Village предлагает читателям угадать, где стихи Линдеманна, а где — немецкого поэта-классика.


Это очень, очень хорошо,

Когда кто-то понимает твое искусство


В вечерней заре умывается сегодняшний день,

Убей себя утром среди мертвых людей,

Для того чтобы никогда не забыл сброд,

Кто из нас двоих уже не живет. 


Ах! Я, как мальчик, в землю смотрю порой,

Нору ищу я, чтобы укрыться в ней,

Найти хотел бы я местечко,

Где бы не властвовал ты, Могучий.


Ты не должна плакать,

Жри мою грязь, пей мою грязь.

Я грязный, как падаль.

Жри мою грязь, пей мою грязь.


Многие ль знают

О любви всю тайну?

Сердце ненасытное

В тех алчет всегда!


В полночь рыдал и стонал я,  

Что нет тебя со мною,  

Но призраки ночи пришли,  

И стало мне стыдно.


Я соглашался с собой: она ведь все та же,

Как в детстве сбегали на пастбища мы.

Пусть кожа в морщинах уже и стала чуть дрябше,

Бока зажирели, и ноги немного хромы.


Скажите, волны: что есть человек?

Откуда пришел он? Куда идет?

Кто там над нами живет, на звездах золотых?

Волны журчат своим вечным журчаньем;

Веет ветер; бегут облака;

Блещут звезды, безучастно-холодные...

И дурак ожидает ответа.


Покойник спит, забывшись, забытый,

Овеваем лесом. Черви, вгрызаясь

В щели его черепа, поют свою песню,

И она ему снится звенящей музыкой. 


Мне встречались люди, которые,

Называя свою фамилию,

Произносили ее так робко,

Точно им и в голову не могло прийти

Представиться как-нибудь по-иному —

«Фройляйн Кристиан», а затем

Добавляли: «Как имя Кристиан»,

Этим, должно быть, желая облегчить твое положение:

Не трудная, мол, фамилия, не «Папиоль» или «Бабендэрэрдэ».

«Как имя» — не утруждайте, пожалуйста, память!


Так тихо,

Если сердце разбито.

Нужно просто любить,

Даже если вообще не хочу.

Я думал, была ли любовь...

Но ее вовсе не было...

Тихо!

Так мучительно тихо,

Если сердце жалит огонь...


Что же это за времена, когда 

Разговор о деревьях кажется преступленьем, 

Ибо в нем заключено молчанье о зверствах! 

Тот, кто шагает спокойно по улице, 

По-видимому, глух к страданьям и горю 

Друзей своих?


Резвились, ползая в соломе, мы...

Ее ужалило вдруг насекомое,

Таившееся между бабочками.

Она запрыгала и закричала: «Мамочка!»

Без платьишка, без лифчика

На грудь ее глядел, мое краснело личико…

Обложка: Tomaso Baldesarini

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Молодые аристократы
Молодые аристократы The Village выяснил, можно ли встретить в городе настоящего принца или принцессу и как аристократическое происхождение влияет на повседневную жизнь
Молодые аристократы

Молодые аристократы
The Village выяснил, можно ли встретить в городе настоящего принца или принцессу и как аристократическое происхождение влияет на повседневную жизнь

Кто живёт в квартирах великих поэтов век спустя
Кто живёт в квартирах великих поэтов век спустя The Village поговорил с нынешними обитателями квартир, в которых успели пожить Маяковский, Хармс, Чуковский, Ахматова и Мандельштам
Кто живёт в квартирах великих поэтов век спустя

Кто живёт в квартирах великих поэтов век спустя
The Village поговорил с нынешними обитателями квартир, в которых успели пожить Маяковский, Хармс, Чуковский, Ахматова и Мандельштам

Российские немцы — о жизни в двух культурах
Российские немцы — о жизни в двух культурах The Village поговорил с российскими немцами об их предках, восстановлении республики немцев Поволжья и особенностях жизни в двух культурах
Российские немцы — о жизни в двух культурах

Российские немцы — о жизни в двух культурах
The Village поговорил с российскими немцами об их предках, восстановлении республики немцев Поволжья и особенностях жизни в двух культурах

Молодые поэты — о своих стихах и новом языке
Молодые поэты — о своих стихах и новом языке The Village поговорил с тремя петербургскими поэтами о том, как избежать штампов, нужно ли быть голодным и как писать о сексе
Молодые поэты — о своих стихах и новом языке

Молодые поэты — о своих стихах и новом языке
The Village поговорил с тремя петербургскими поэтами о том, как избежать штампов, нужно ли быть голодным и как писать о сексе

Тэги

Сюжет

Люди

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Подпишитесь на рассылку