7 декабря, вторник
Санкт-Петербург
Войти

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

«Хэллоуин» проклинает и мстит, возвращается и воскресает. Вот вышел еще один — «Хэллоуин убивает», хронологически уже двенадцатая часть франшизы (которая стартовала аж 40 лет назад), а сюжетно — лишь третья. Если взглянуть на схему логического развития вселенной, то поражаешься не столько разветвленности, сколько отсутствию последовательности. Хэллоуин еще и удивляет, и огорчает.

Вместе с Владимиром Бурдыгиным, автором RussoRosso, «Ножа» и «Искусства Кино», мы попытались понять, что происходило с франшизой с момента создания и чего ждать от оставшихся фильмов.

Предыстория

Первый фильм в 1978 году снял Джон Карпентер — и он давно стал классикой хоррора, образцовым слэшером. Все шаблоны о неумолимом маньяке, кромсающем подростков направо и налево, хотя и зародились немного раньше, но кристаллизовались именно в оригинальном «Хэллоуине». Есть Майкл Майерс — сбежавший из лечебницы психопат, убивающий всех на своем пути. И есть американский городок Хэддонфилд, куда он возвращается при каждом удобном случае. Который всегда выпадает на Хэллоуин. Все гениальное — просто.

«Хэллоуин» (1978)

После первого фильма создатели продолжили штамповать продолжения, пытаясь развить успех оригинала. Получалось далеко не всегда. Если посмотреть на то, как развивалась франшиза в ХХ веке, то становится понятно, что это история скорее плохого расчета, чем пылкой любви. Для Джона Карпентера первый «Хэллоуин» был всего лишь третьим фильмом в карьере, и ему не хотелось завязнуть в этой истории. Сценарий ко второй части он закончил так, чтобы в следующей Майкл Майерс не появлялся вообще. Карпентер планировал сделать из проекта «сериал-антологию, что-то вроде „Сумеречной зоны“, только гораздо более масштабное», но впоследствии и этот ход был признан неудачным, и для сиквелов главного злодея пришлось воскрешать.

Поэтому в следующих частях Майкл Майерс стал бессмертным и до неприличия неуязвимым, связался с сектантами, оброс ментальными связями, начал охоту за дочкой бывшей главной героини — в общем, всячески испытывал логику происходящего на прочность. Когда противоречий накопилось столько, что звук трещащих швов стал угрожающе громким, случилась первая перезагрузка. То ли изменились времена, то ли вошедшие в дело ко второй половине 90-х братья Вайнштейны сами решили, что балаган пора прекращать.

«Крик» (1996)

Так или иначе, сюжеты 3–6 серий пошли под нож и следующий фильм стал прямым продолжением первых двух частей. Только что вышел «Крик» — главный слэшер 90-х, который будто бы вбил последний гвоздь в крышку гроба безумного эксплуатационного кино 80-х. «Крик» не стеснялся шуток, ввел в сюжет элементы пародии и сфокусировался на жертве. И, конечно, в тот момент его влияние стало огромным — тем более, что продюсером «Крика» были те же Вайнштейны. Так, на рубеже веков появились «20 лет спустя» (1998) и «Воскрешение» (2002), которые несмотря на неплохие сборы, выглядели вторично одновременно по отношению и к именитому современнику, и к заслуженной классике. Казалось, на этом «Хэллоуин», не успев переродиться, и закончится.

«Воскрешение» (2002)

Но спустя всего каких-то пять лет, цикл вновь вернулся из небытия. Новый режиссер Роб Зомби начал историю уже даже не с конца первого или второго фильма, а с нуля — с детства Майкла Майерса. Как ни парадоксально, именно фильмы Зомби, по большей части концентрирующиеся на кровавой резне, а не на психологических особенностях причастных, делают все происходящее гораздо более понятным и логичным. Снятые в грязной грайндхаусной эстетике, знакомой массовому зрителю по «Планете страха» и «Мачете» Роберта Родригеса или «Доказательству смерти» Квентина Тарантино, фильмы Зомби образовали параллельный Хэллоуин — пусть местами и копирующий первоисточник, но все же существующий совершенно в другом мире. Основной массе зрителей это скорее понравилось (сборы первой части явное подтверждение), но именно фанаты остались недовольны. Как и сам Джон Карпентер, создатель оригинальных фильмов. По его словам, о Майкле Майерсе слишком многое стало понятно, а ведь он должен был оставаться силой природы, кем-то в шаге от сверхъестественного.

Новая метла

Так что сейчас перед нами очередная перезагрузка, которая игнорирует вообще все части, что были сняты за последние 40 лет и позиционируется как прямое продолжение картины 1978 года. Началось перерождение три года назад — планировали снять лишь один фильм, но опять увлеклись и решили растянуть всё на трилогию. За все три картины, впервые в истории франшизы, отвечает один и тот же режиссер — Дэвид Гордон Грин, одна из главных надежд американского независимого кино начала нулевых (критики сравнивали его первые фильмы — «Джордж Вашингтон», «Все настоящие девушки» и «Подводное течение» — с работами Терренса Малика и Вернера Херцога).

«Хэллоуин», первый опыт Дэвида Гордона Грина во франшизе, стал гораздо более интеллигентным творением, чем версии того же Роба Зомби. Никогда ранее не притрагивавшийся к хоррорам режиссер смог соединить почерк Джона Карпентера с веяниями XXI века, в который автор первоисточника вписаться так и не смог. Несмотря на отказ от самобытности, который у Грина случился еще за 10 лет до соприкосновения с франшизой, здесь чувствуется дух американского инди-кинематографа. В предыдущем десятке фильмов ничем подобным и не пахло. Но главное, что случилось с циклом в этой его итерации — Лори Строуд окончательно перестала быть жертвой: от типичной final girl остались лишь воспоминания, теперь это безумная, одержимая местью старуха, открыто ведущая охоту на маньяка.

Лори Строуд, первоначально задуманная как типичная последняя выжившая, благодаря харизме Джейми Ли Кёртис стала не меньшим символом цикла, чем сам Майкл Майерс. Подобное парное присутствие — редкость в таких сериях. Те же «Пятница 13-е», «Кошмар на улице Вязов» и другие концентрировались на злодее, а не на жертве. Тот же «Крик» и вовсе уделял почти все внимание выжившей — перекос уже в другую сторону. Так что парность — еще одна отличительная черта «Хэллоуина» (хотя, по идее, в слэшерах вообще никто не должен выживать). При это в самой франшизе и вовсе были эпизоды без нее и даже без Майкла — но выглядели они как «Том и Джерри» без Тома или Джерри. Грин, привыкший к психологической достоверности больше, чем к жанровым условностям, не мог не показать такого сращивания.

Джейми Ли Кёртис

Первый намек на сдвоенность случается еще до появления Лори в кадре — когда журналисты-расследователи обсуждают, что метафизически Лори и Майкл и так давно двойники, и оба с нетерпением ждут новой встречи. Джон Карпентер специально не добавлял к портрету Майкла Майерса никаких штрихов, главный антагонист «Хэллоуина» — чистое зло. Без прошлого, без будущего, без всего. Это затем авторы следующих частей стали домысливать для него чувство юмора, гневливость, сексуальные отклонения — в оригинале у Майкла нет ничего, кроме желания убивать, кажется, это больше машина, чем человек. Но там, где один зритель, условно карпентеровский, станет домысливать десять вариантов, как Майкл дошел до жизни такой и почему не останавливается, другой увидит в нем всего лишь пустоту. Главное преимущество легко можно выставить главным недостатком, наверняка Майкл легко может оказаться как самым любимым, так и самым нелепым злодеем хоррор-франшиз 70-х–80-х.

Что будет дальше

Откровенно говоря, этот перезапуск, последний на данный момент, не выглядит таким уж необходимым. Как, впрочем, и любой другой. Мир спокойно бы существовал и без «Хэллоуина» в версии 40 лет спустя, но теперь эта история наконец обрела студийный лоск, уж чего, а этого она точно заслуживает. Возможно, как попытка вернуть былое величие — это вновь неудача, но существовало ли вообще это величие? В конце концов, это же всего лишь слэшер. Хотя и отсюда можно выносить социальные комментарии, один из самых страшных моментов фильма — вряд ли осознанная мета-отсылка к реальности, когда в переполненной трупами больнице громко звучит слово «локдаун». Или взять гораздо более значимый аспект происходящего — впервые жители Хэддонфилда объединяются для борьбы с заразой маньяком, но коллективное действие бесполезно и ведет к поражению. Жертвы неизбежны и в том, и в другом случае, но победить монстра можно лишь схватившись с ним один на один. Можно ли увидеть здесь критику левых идей и реверанс в сторону индивидуализма? Конечно да, но нужно ли? Скорее все же нет, хотя в 80-е, в момент расцвета, слэшеры были своеобразным ответом на консервативный рейгановский разворот в США. Сейчас маятник качнулся в другую сторону, пересев с коня антитрамповской истерии на лошадку эпидемиологических мер, демократическая партия переворачивает американское общество уже на другой бок. О том, правда ли в хоррорах 2010-х–2020-х годов можно найти реакцию на эти новые веяния или это только случайные всполохи, с уверенностью можно будет сказать лет через 10–20.

Как недавно стало известно, «Хэллоуин заканчивается» — финальная часть трилогии, будет разворачиваться спустя четыре года после событий предыдущих двух серий. Немного странно, учитывая, что вторая часть, выглядит как экспозиция к чему-то большему, чем как самостоятельное кино — тем интереснее. Майклу Майерсу будет уже 65 лет, Лори Строуд, что гораздо более критично, 61 — идеальный момент для красивого завершения если не всей истории, то хотя бы этой главы. Остается только надеяться, что он не будет упущен.

Фотографии: обложка – «UPI», 1, 4, 5 – Кинофестиваль в Турине, 2 – «Кармен-Премьер», 3 – «West»

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Новое и лучшее

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий

Главные сериалы этой зимы

Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы

Первая полоса

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»
Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»
Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий
Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий Дюрер в Эрмитаже, Луна, Дельфин и спецпоказ первой «Матрицы»
Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий

Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий
Дюрер в Эрмитаже, Луна, Дельфин и спецпоказ первой «Матрицы»

Главные сериалы этой зимы

Главные сериалы этой зимы«Эйфория», «Как я встретила вашего папу» и продолжение «Секса в большом городе»

Главные сериалы этой зимы

Главные сериалы этой зимы «Эйфория», «Как я встретила вашего папу» и продолжение «Секса в большом городе»

Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется
Промо
Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется
Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется
Промо

Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы
8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы А также ключевые изобретения их героев
8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы
А также ключевые изобретения их героев

Свежий воздух и безопасная среда
Промо
Свежий воздух и безопасная среда Почему спортивные площадки на территории ЖК стали так актуальны
Свежий воздух и безопасная среда
Промо

Свежий воздух и безопасная среда
Почему спортивные площадки на территории ЖК стали так актуальны

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату
Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату И можно ли принимать предложение о работе только ради денег
Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату
И можно ли принимать предложение о работе только ради денег

Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара
Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара
Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара

Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара

«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию
«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию «Что может быть тупее рассола? Но через него можно выйти на тему Просвещения»
«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию

«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию
«Что может быть тупее рассола? Но через него можно выйти на тему Просвещения»

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть в выходные
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть в выходные

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki
Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki
Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki

Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Подпишитесь на рассылку