27 мая, пятница
Москва
Войти

Авторы сериала «Что я здесь делаю?» — о бездомных, Навальном и кукольной анимации Как в Екатеринбурге создают анимационный сериал «Что я здесь делаю?»

Авторы сериала «Что я здесь делаю?» — о бездомных, Навальном и кукольной анимации

В этом году в программу международного фестиваля документального кино «АртДокФест» включили серию анимационного документального сериала «Что я здесь делаю» про уральского казака, принявшего иудаизм. Сейчас в сериале всего шесть эпизодов. Аниматоры из Екатеринбурга выходят на улицы и задают прохожим вопрос: «Что вы здесь делаете?», а после оживляют человеческие истории с помощью бумажных декораций и картона.

Текст

Оля Татарникова

Фотографии

Сергей Потеряев

Мультсериал на стыке анимации и документалистики уже выиграл Гран-при «Кинопробы», получил грант от фонда Белля и поучаствовал во многих кинофестивалях России. Сейчас команда сериала работает над серией о митинге Навального против коррупции — на прозрачном столе в квартире режиссера Маши Седяевой появляются сотни фигурок подростков и взрослых горожан, которые объясняют, что именно они здесь делают. The Village встретился с мультипликаторами и узнал, откуда появился экзистенциальный вопрос, зачем аниматорам нужны реальные герои и почему в России так мало авторских мультсериалов.

Маша Седяева

режиссер

Для меня все началось на втором курсе анимационного института. Преподаватель дал задание — анимировать тряпичную куклу-солиста группы 30 seconds to Mars. Мы захотели выделиться и вместо классической покадровой анимации стали перемещать в кадре куклу. Техника мне понравилась, все получалось быстро и просто. Кроме того, я люблю живопись, и мне интересно рисовать портреты реальных людей. Я ведь, как и все аниматоры, сижу дома одна и рисую. Мне не хватало человеческого контакта: захотелось выйти к людям и почувствовать дух Екатеринбурга.

Как-то я сказала Сабрине, сценаристу сериала, что хочу делать портреты людей на основе разговоров, но не в стандартной анимационной технике, а в той, что ближе к видео-арту. Думала, что мы сделаем это вдвоем, но она пригласила своих друзей, и у нас набралась большая команда. Мне нравится работать с разными точками зрения, потому что обычно весь анимационный мир выдуманный. Ты по сути клонируешь себя, сам придумываешь и персонажей, и историю, и, если не добавить в него чего-то реального, — мир получится искусственным. Когда берешь в качестве прототипов живых людей и работаешь в команде, то результат становится полнее и богаче.

Чтобы собрать материал для серии, мы выходим на улицы втроем: я, сценарист Сабрина и оператор. Сабрина записывает беседу на диктофон, я делаю зарисовки, а оператор снимает героя. После Сабрина расшифровывает аудио, я монтирую звук. По черновому сценарию я уже пишу свой, режиссерский, и делаю раскадровку.

Мне нравится брать референсы из художественного мира. В «Тане» за основу мы взяли одиночество Хоппера, в «Атамане» был такой сюр, что я решила — это Дали. У героя будто было несколько человек внутри, и для каждого я нашла свою картину. Персонажей и декорации мы создаем вместе, когда собираемся по выходным у меня дома. Обычно наши герои из картона, и мы их двигаем с помощью проволочек для бисероплетения. В «Тане» мы ввели объем и впервые сделали пластилиновые головы. Это в каком-то смысле наивное искусство. И я его люблю, потому что наив — настоящий. Для меня в кино важны эмоции, а сделать рисунок эмоциональным можно минимумом средств, но так, чтобы чувствовалась душа.

Мы будем снимать серии, пока не надоест, но не думаю, что их будет больше 20-ти. Потом выпустим их одним большим альманахом. Вообще я мечтаю снять документальный анимационный полнометражный фильм. В России не хватает большой авторской анимации, все, что есть, — это короткометражки, которые живут на дотации Минкульта. А в этой технике можно за небольшие деньги снять полный метр.

Сабрина Карабаева

сценарист

Я не помню, откуда взялся вопрос «что я здесь делаю». Нужны были слова, с которых можно начать разговор в любом месте. И так получилось, что через этот вопрос люди выдавали глобальный монолог. Я журналист, мне и с более глупыми вопросами нужно обращаться к людям, так что я не стеснялась. Сначала мы пошли по легкому пути и выбрали маргинальных героев. У них всегда есть байка. После первой критики мы поняли, что лучше перейти на более приземленных персонажей.

Мне был интересен документальный театр и кино, и хотелось попробовать их объединить. Для сценария мы взяли театральную технику вербатим, когда ты разговариваешь с человеком, записываешь на диктофон разговор, потом дословно расшифровываешь и из самых интересных моментов создаешь сценарий.

Была задумка поступить как в документальном фильме «Человек». Там люди на камеру рассказывали о своей жизни. Мне понравился один мужчина, который говорил обычные вещи, и складывалось впечатление, что он очень хороший человек. А потом оказалось, что он убил свою семью и получил пожизненное. Мы тоже хотели, чтобы рисованный герой рассказывал историю, а потом бы мы его показывали и зритель резко менял свое мнение.

В первой серии мы пошли на автовокзал, увидели женщину в старом платье и шлепках — ей негде было жить. Купили ей еды, и она начала рассказывать ужасные вещи: как ее изнасиловали и сбросили с поезда. При этом она говорила, что работала преподавателем музыки и предлагала научить меня играть на виолончели. Мы постарались сделать так, чтобы у зрителя не складывалось впечатление, что это бездомный человек, а потом показали ее в реальной жизни.

Очень пафосно звучит, но, когда я занимаюсь сериалом, полностью отдаюсь творчеству, и вырезание этих маленьких фигур становится самым важным в жизни. Это сериал позволяет ощущать себя творческим человеком, а не тем взрослым, которых мы представляли в детстве.

Вероника Накрохина

оператор

В начале я не снимала, а снималась. В серии про лошадку я была актрисой. Сабрина сказала, что нужна мерзкая грубая женщина, и я отлично подойду. Я пришла в студию, мы прочли сценарий по ролям и начали играть.

Сейчас мы работаем над выпуском о митинге Навального. Я записывала видео на акции протеста и снимаю саму серию. Мне нравится, что хоть я и оператор, но могу красить кукол и помогать их переставлять.

«Что ты здесь делаешь?» — это очень простой вопрос, под него можно найти хороших героев. Если ты подходишь к человеку и начинаешь разговор таким образом, появляется какой-то конфликт, поэтому всегда получается интересно — даже когда нет ответа, как, например, в серии про девочку-кошку.

Ника Непутина

мультипликатор

На феминистском пикете 8 марта я стояла с плакатом, и ко мне подошла Сабрина, чтобы взять интервью для своего издания. Потом мы пошли в кафе выпить чаю, разговорились. Я рассказала, что я учусь на художника-аниматора, и она позвала меня снимать мультфильм. Они с Машей тогда начинали делать серию «Таня». И я была очень рада, потому что уже давно следила за сериалом.

Это очень оригинальный проект — соединение анимации и документалистики. Я видела такое сочетание только в рисованной технике. Машину технику, наверное, правильно назвать кукольно-марионеточной. Вообще анимация позволяет дать простор фантазии и иллюстрировать слова человека интереснее, чем обычная документальная съемка.

Я делаю кукол, перемещаю их в кадре и готовлю декорации. Самое сложное — так пошевелить куклу и другие предметы, чтобы в кадр не залез рукав, и чтобы все движения получились с первого раза. В «Тане» есть сцена, где героиня запускает самолетик. Оператору нужно было поднять героиню, а мне одновременно так дернуть за леску, чтобы самолет красиво полетел.

Я участвовала в сборе материала на митинге против коррупции, ходила в толпе и зарисовывала людей. Мне всегда было интересно смотреть на прохожих и думать, что это за человек и чем он занимается. Когда я случайно знакомилась с людьми, всегда пребывала в удивлении, что жизнь существует и помимо моего мира.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я работаю с детьми, от которых отказались
Я работаю с детьми, от которых отказались Социальные няни — о работе с младенцами, от которых отказались родители
Я работаю с детьми, от которых отказались

Я работаю с детьми, от которых отказались
Социальные няни — о работе с младенцами, от которых отказались родители

«Я живу с „женским обрезанием“»
«Я живу с „женским обрезанием“» Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве
«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»
Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве

«В Европу езжайте, вас там дубинками и водометами приласкают»
«В Европу езжайте, вас там дубинками и водометами приласкают» Как Екатеринбург воспринял одиночные пикеты феминисток против церкви
«В Европу езжайте, вас там дубинками и водометами приласкают»

«В Европу езжайте, вас там дубинками и водометами приласкают»
Как Екатеринбург воспринял одиночные пикеты феминисток против церкви

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна
Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями
Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна
The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку