Как разрушенный госпиталь на ВИЗе превращают в деловой центр Зачем в Екатеринбурге спасают памятник эпохи классицизма, который дешевле отстроить заново

Как разрушенный госпиталь на ВИЗе превращают в деловой центр

В 2016 году госпиталь Верх-Исетского завода стал первым объектом культурного наследия в Екатеринбурге, который продали на торгах со стартовой ценой в 1 рубль и обязательством восстановить памятник по программе государственно-частного партнерства. Таким образом, законодательство позволило привлекать инвесторов для сохранения объектов культурного наследия. Главный корпус, флигель и западный павильон вместе с землей под ними за 23 миллиона рублей приобрел СКБ-банк, входящий в ГК «Синара» Дмитрия Пумпянского. Позже банк выкупил восточный павильон и участок под ним, чтобы при реконструкции сохранить целостность ансамбля. Работы по реставрации в здании с двухсотлетней историей не проводились более 100 лет, а капитальный ремонт с 1980-х годов. Общий износ составлял более 65 %, здания флигеля — более 80 %. Потратить на реставрацию исторического здания придется почти в два раза больше средств, чем на строительство аналогичного здания с нуля.

The Village поговорил с главным научным руководителем проекта, заслуженным архитектором РФ Александром Долговым, и узнал, почему было важно восстановить здание даже при сильном износе, какие обязательства несет новый собственник и что будет в новом общественно-деловом центре.

Госпиталь Верх-Исетского завода

Годы постройки: 1824-1826

Архитектор: М. П. Малахов

Стиль: классицизм

Адрес: ул. Верх-Исетский бульвар, д. 9, 15

Износ здания: 65 %

Собственник: ГК «Синара»

Стоимость покупки: 23 миллиона рублей


Об истории здания и его значении

Здание госпиталя завода — важный элемент для содержания всего исторического облика Екатеринбурга. Раньше объект выполнял роль связки между городом и территорией Верх-Исетского завода. В 1819 году на месте полукилометрового пустыря, разделявшего Екатеринбург и территорию Верх-Исетского завода, появился благоустроенный бульвар — так был сделан первый шаг к дальнейшему расширению территории города в западном направлении. По новому бульвару жители промышленного поселка могли пешком дойти до Екатеринбурга, он был популярен в качестве прогулочно-парковой зоны — по двум сторонам находились березовые аллеи. В 1824 году на территории бульвара возвели госпиталь Верх-Исетского завода — здание в стиле классицизма. Несмотря на всю свою лаконичность, здание госпиталя получилось очень выразительным и не уступает грандиозному ансамблю усадьбы Расторгуевых-Харитоновых. Композиция госпиталя важна, с точки зрения совершенства композиции ей нет равных на Урале. Она сама по себе законченная и имеет в своей основе чистые геометрические построения.

Автором проекта выступил главный архитектор города Михаил Малахов, здания которого во многом определили облик Екатеринбурга. Малахов редко занимался частными заказами, но Яковлеву (Иван Савельевич Яковлев; династия Яковлевых держала Верх-Исетский завод 144 года, — прим. ред.) не смог отказать, потому что захотел пополнить ряд объектов классицизма интересным произведением. Интересно, что большинство ключевых объектов эпохи классицизма в Екатеринбурге имели государственное происхождение. Многие также предполагают, что Яковлев хотел построить на месте ВИЗ-бульвара домашнюю резиденцию. Территория была никем не освоена — Яковлев считал землю своей, но многие были с ним не согласны. Яковлев понял, что использовать территорию под свои цели не получится, и решил построить там госпиталь, который так или иначе был необходим. В процессе подготовки предпроектных исследований к реконструкции рядом искусствоведов высказывалось предположение, что, возможно, к проекту был причастен швейцарский архитектор Доменико Жилярди — крупнейший архитектор русского классицизма, но документальных подтверждений этому пока не нашли. Госпиталь высоко оценил даже государь Александр I, посетивший Верх-Исетский завод в 1824 году.

Об обязательствах, износе здания и процессе восстановления

Главным обязательством нового собственника стало воссоздание здания бывшего госпиталя Верх-Исетского завода. Важно было по максимуму сохранить подлинную историческую часть, а также вернуть утраченные за годы эксплуатации элементы, которые раньше входили в общий ансамбль госпиталя. Объект менял свое назначение, поэтому его необходимо было приспособить под новые функции — общественно-делового центра, и при этом не нарушить важных характеристик предмета охраны объекта культурного наследия компания «Синара-Девелопмент ведет работы на основе архивных чертежей начала девятнадцатого века и сохранившихся до нашего времени подлинных элементов ансамбля.

Здание госпиталя досталось нам в аварийном состоянии, с 65 процентами износа, и могло разрушиться в любой момент. Больше всего пострадал главный корпус, который за годы эксплуатации получил наибольшую нагрузку. С прежних времен в первоначальном виде сохранилось немногое: кладка стен и лепной декор в венецианских окнах в главном корпусе. Портики были утрачены — в первую очередь тот, что сломали в 1930 при прокладке трамвайных путей. Во флигеле в хорошем состоянии осталось помещение, которое раньше служило химической лабораторией и изначально было сделано очень прочным, с кирпичным сводом. Подлинных лестниц не осталось практически никаких — все они сгнили или были перестроены.

В первую очередь было необходимо усилить фундаменты железобетонными обоймами. С конца девятнадцатого века осталось много прикладок, которые выполняли функцию контрфорсов (выпирающая конструкция, выполняющая функцию опоры, — прим. ред.). Они защищали здания от чрезмерной горизонтальной нагрузки и помогали ему не разъезжаться, однако воспринять горизонтальную нагрузку было нечему. В результате нестабильности фундаментов на стенах корпусов образовались трещины.

После усиления фундаментов мы приступили к реставрации стен, вычинке кирпича и его замене на аналогичный в тех местах, где это было необходимо. За 200 лет вокруг объекта культурного наследия скопился значительный культурный слой (слой земли, содержащий остатки деятельности человека, — прим. ред.) — целый метр. Медицинская функция постоянно менялась, помещения перестраивали то в палаты, то в лаборатории, то в амбулаторные помещения. Много нововведений произошло в процессе национализации учреждения в период до и после Октябрьской революции, с 1912 по 1920 годы — тогда госпиталь претерпел коренную реконструкцию. В советское время изменились инженерные системы, поэтому стали активно прокладывать электрические кабели и монтировать системы вентиляции где только можно. Задача стояла в первую очередь хозяйственная — так все здание оказалось в дырках. Культурный слой привел к тому, что нижние ряды кладки неоднократно намокали — они постоянно находились в воде, замерзали и размораживались. С каждым таким циклом кирпич разваливался, по всему периметру здания эта деструкция довольно значительна. Мы понимали, что процесс реставрации здания нужно было начинать с кирпичной кладки — в противном случае появился бы высокий риск разрушения всего здания целиком.

Кроме того, в корпусах госпиталя были деревянные перекрытия — за время эксплуатации они частично сгнили, поэтому смысла их реставрировать не было. Межэтажные перекрытия представляли довольно большой массив по вертикальному сечению. В нем мы решили разместить все инженерные коммуникации, чтобы освободить от них интерьеры. Перекрытия мы заменили на железобетонные. Это было важно сделать параллельно с усилением кладки, потому что перекрытия соединяли стены между собой, сдерживали и стягивали их, создавали конструктивную жесткость.

Конструкции крыш тоже были деревянными — они неоднократно горели, ремонтировались и прогнили. В рабочем состоянии оставались только стропильные конструкции куполов, но в опорных зонах корнями проросли дикоросы, их тоже нужно было менять. Раньше чердачные пространства куполов отделялись от общего пространства потолком. Мы решили раскрыть подкупольные пространства в помещении, сделав новые металлодеревянные конструкции куполов. Таким образом,  мы смогли воссоздать прежнюю объемно-пространственную форму и композицию здания, снаружи добавив помещения внутри здания.

О предстоящей работе

Сейчас «Синара-Девелопмент» фактически завершила этап консервации объекта культурного наследия, то есть по максимуму сохранили и воссоздали все исторические элементы. Сделать предстоит еще многое: впереди отделочные работы, работа с инженерными системами. Здание должно соответствовать не прежним представлениям, а создавать все условия для комфортного пребывания в нем людей.

Мы приступаем к строительству нового трехэтажного корпуса. Можно было бы пойти по простому и наиболее распространенному пути и сделать дополнительный стеклянный объем, абсолютно никак не связанный с оригинальной архитектурой, но он смотрелся бы чужеродным. То самое правило контраста, которое так часто используют при реконструкции исторических объектов, не всегда хорошо воспринимается самими обывателями, шокирует их. Поэтому новый корпус будет выполнен в той же архитектуре, что и старые — так все здания будут создавать единый комплекс.

О сложностях и деньгах

Главная сложность заключается в том, что сегодня малое количество внимания уделяется развитию предприятий, владеющих реставрационными технологиями. Раньше за этим следило государство, были специальные общественные институты и реставрационные мастерские. В Екатеринбурге работал филиал пермских реставрационных мастерских, сейчас его нет. Есть несколько фирм, которые занимаются реставрацией, и каждая из них владеет неполным спектром технологий. Нет общего института, который курировал бы их работу, это неправильно. На мой взгляд, в городе должны быть созданы организации, которые под попечительством государства или муниципалитета с помощью квалифицированных кадров применяли бы эти технологии комплексно и регулярно.

Сейчас у нас нет конечной сметы по госпиталю, потому что объем предполагаемых работ постоянно увеличивается. Иногда стоимость реставрации невозможно оценить, пока не раскопаешь фундамент, не начнешь работать со стенами. Памятник раскрывается в процессе ведения на нем реставрационных работ. В воссоздание 5 700 квадратных метров ансамбля госпиталя завода и строительство нового корпуса точно будет вложено больше 500 миллионов. Для сравнения — построить похожий дом с такой же площадью можно примерно за 350 миллионов.

О будущем назначении объекта

В главном корпусе планируется разместить переговорный зал, офисные помещения и лектории, в восточном и западном павильонах — кафе, во флигеле — банк. Новым объектом будет многофункциональный комплекс с современным залом с возможностью проведения конференций, выставок, концертов и спектаклей. Уверен, что это место станет новой «точкой притяжения» горожан и гостей города.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я живу на Кубе»
«Я живу на Кубе» Как устроена жизнь в самом свободном районе Екатеринбурга
«Я живу на Кубе»

«Я живу на Кубе»
Как устроена жизнь в самом свободном районе Екатеринбурга

Минимализм и сиамский кот в квартире уральского дизайнера
Минимализм и сиамский кот в квартире уральского дизайнера Лада Томилова — о люксовом ремонте и съемках клипов для SiammSiamm
Минимализм и сиамский кот в квартире уральского дизайнера

Минимализм и сиамский кот в квартире уральского дизайнера
Лада Томилова — о люксовом ремонте и съемках клипов для SiammSiamm

Как устроены новые остановки и киоски в Екатеринбурге
Как устроены новые остановки и киоски в Екатеринбурге Главный художник города Дмитрий Фогель — о киосках, цветовом кодировании и логотипе Екатеринбурга
Как устроены новые остановки и киоски в Екатеринбурге

Как устроены новые остановки и киоски в Екатеринбурге
Главный художник города Дмитрий Фогель — о киосках, цветовом кодировании и логотипе Екатеринбурга

Белые стены и вставки из кирпича в Городке Чекистов
Белые стены и вставки из кирпича в Городке Чекистов Трехкомнатная квартира дизайнера интерьеров в доме в памятнике конструктивизма
Белые стены и вставки из кирпича в Городке Чекистов

Белые стены и вставки из кирпича в Городке Чекистов
Трехкомнатная квартира дизайнера интерьеров в доме в памятнике конструктивизма

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистики

Как перестать выбрасывать еду

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Первая полоса

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистики
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистики Что слушать, читать и смотреть на выходных
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистики

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистики
Что слушать, читать и смотреть на выходных

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Как провести первую неделю зимы в Москве
Как провести первую неделю зимы в Москве День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room
Как провести первую неделю зимы в Москве

Как провести первую неделю зимы в Москве
День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
10 лучших ресторанов осени в Петербурге Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol
10 лучших ресторанов осени в Петербурге

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Что покупать и куда идти на non/fiction№23? Главные книги и события московской книжной ярмарки
Что покупать и куда идти на non/fiction№23?

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Главные книги и события московской книжной ярмарки

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Подпишитесь на рассылку