«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас Постпанк, который уделал даже Моргенштерна

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас

«Молчат дома» — феномен. Это самая популярная русскоязычная музыка в мире прямо сейчас. И это постпанк. Из Минска. У группы запредельные цифры в Spotify. У их трека «Судно» — 68 миллионов прослушиваний, а у «Кадиллака» того же Моргенштерна — только 24 миллиона. Даже пиратская версия «Судна» на YouTube набрала почти 23 миллиона просмотров. При этом больше всего прослушиваний у них из США и Мексики. Российская публика относится к «Молчат дома» холоднее, чем американская: за март на «Яндекс.Музыке» минчане собрали только 137 тысяч слушателей (для сравнения: у близкой рок-группы RSAC 1,2 миллиона).

В России белорусская группа популярна в основном в TikTok — в прошлом мае подростки начали снимать под песню «Судно» сотни роликов с раздолбанными спортивными площадками и неумирающими панельками. Почему именно этот ностальгирующий по 80-м трек взлетел в соцсети, где обычно расходится танцевальная музыка? Возможно, для школьников «Молчат дома» — это, наконец, своя живая группа, воссоздающая портал в то время, в котором они не жили. Ну, и случайность. Легко представить, что на месте «Молчат дома» могли оказаться и другие группы с «советским» звучанием, Ploho или «Буерак», например.

Самим музыкантам популярность в TikTok безразлична: «Эти видео будто бы вообще ничего общего с треком не имеют». Говорить про свои гигантские цифры в стримингах и сорвавшихся турах в Америку музыкантам тоже не очень интересно, а о политике (разве можно не коснуться ее в разговоре с минчанами) интересно, но страшно: «Это больно и небезопасно». Поэтому они просят не брать в интервью целый кусок размышлений о реакции музыкантов на события в Беларуси. «Молчат дома» молчат про политику.

Зато много говорят про прошлую работу на стройке, американский лейбл и все же многострадальный TikTok. В интервью приняли участие только два участника группы — Паша Козлов и Рома Комогорцев. Егор Шкутко заболел, но ему нужно выздороветь к 14 апреля — у «Молчат дома» большой концерт в Москве.

В начале статьи мы представляем премьеру лайв-видео на песню «Удалил твой номер» — эксклюзивно для The Village

Премьера лайв-видео на песню «Удалил твой номер» «Молчат дома» — эксклюзивно на The Village

Про «Монумент», пиво с фанатами и отсутствие перспектив

— Как так получилось, что вы попали на один лейбл с Дэвидом Линчем и Джимом Джармушем? (Sacred Bones Records. — Прим. ред.)

Паша: Изначально мы планировали работать с лейблом Artoffact Records (канадский лейбл, специализирующийся на постпанке, хеви-метале и электронной музыке — Прим. ред.). Где-то месяц вели переговоры, они даже пошли на уступки, а потом нам написали из Sacred Bones Records (американский инди-лейбл, также выпускающий постпанк и экспериментальную музыку. — Прим. ред.). И мы такие: «О, так это же круче!»

Рома: Мы довольны результатом. Они профессионалы, знают, что делают и как продвинуть альбом.

Паша: У них хорошо работает PR-отдел. Еще до выхода альбома мы около месяца регулярно давали интервью.

Рома: Наш менеджер посчитал: их было 150!

— Вы говорили, что ваш прошлый альбом «Этажи» — про отсутствие перспектив. Мне показалось, что в «Монументе» все то же самое: старые квартиры со скрипящим полом, одиночество. Но у вас самих в плане перспектив уже давно все круто — туры по Европе, американский лейбл. Откуда это ощущение?

Рома: Накопилось с годами.

Паша: Бэкграунд повлиял. До того, как заняться музыкой, у меня вообще не было мыслей, куда можно двигаться, потому что в Беларуси как будто бы некуда.

— То есть, вы поете про тлен, который был давно? Или он еще есть?

Паша: В нашей жизни тлена хватит еще не на один альбом. Не хочется рассказывать про это, хочется забыть.

— Окей, а если писать песни про то, как вы себя сейчас чувствуете, какое там будет настроение?

Рома: Да вот и не пишутся песни!

Паша: На самом деле, из-за успеха и безделья на пандемии возникло много проблем, в том числе психологических. Год без концертов, а когда нет работы, сложно не сойти с ума и некуда идти, разве что в бар.

Я бы хотел быть менее известным, чтобы иметь больше свободы слова.

— Вот ты сказал про успех — три года назад вы говорили: «Прикольно, когда ты известен, но о тебе ничего не знают». Сейчас как относитесь к своей популярности?

Рома: Я не ощущаю ее.

— Тебе не нравится, когда тебя узнают?

Рома: Не то чтобы не нравится. Узнают — хорошо, не узнают — еще лучше. Но ко мне можно подойти, когда я не занят.

Паша: Когда подходят, хочется объяснить, что ты простой чувак, не селебрити. Просто подойди, поздоровайся, можем с тобой пивка выпить, если хочешь.

— Можно прям по пивку?

Паша: Конечно! Только если наберется толпа из тысячи человек, с каждым уже не получится. Про известность еще: я чувствую, что очень сильно приходится теперь следить за тем, что ты говоришь. Мне это не нравится. Из-за того что я в группе «Молчат дома», приходится многое умалчивать, потому что общество слишком радикально сейчас. Я бы хотел быть менее известным, чтобы иметь больше свободы слова.

— Что значит «радикальное общество»? Как тебя лишают свободы слова?

Паша: Я не могу приводить примеры. Вдруг я что-то скажу, а взгляды у всех разные. Общество в большинстве своем стремится занять либо одну, либо другую сторону. Поэтому, если я окажусь посередине, обе стороны скажут: «Ты плохой человек».

— Ты боишься, что тебя закэнселят?

Паша: Нет, я боюсь, что из-за меня испортится репутация группы. Я сам-то справлюсь, но не хочу подставлять людей. Поэтому мне приходится избегать многих тем для разговоров. Как и всем остальным участникам в группе, думаю.

Рома: Да, абсолютно так.

Про работу на стройке и музыкальную школу

— Вы обычно увиливаете от таких вопросов, но откуда у вас сейчас больше всего прослушиваний?

Рома: Из США, Spotify.

Паша: Мы не увиливаем. Нам неловко обсуждать, где нас слушают, где больше фанатов. Мы ребята простые, все прошли школу рабочего класса. Я до сих пор сварщик, которому повезло немного. А Роман штукатурит балкон.

Рома: Я штукатур, собственно.

Паша: А электрик отсутствует у нас на связи (Егор Шкутко, участник «Молчат дома». — Прим. ред.).

— Ну это уже кокетство! Расскажите тогда, как прошла ваша карьера рабочего класса? Сколько вы работали по специальности?

Рома: Я с 16 лет работал на стройке и полноценно как штукатур отработал шесть лет. До этого были всякие подработки: где-то мусор выкинуть, где-то мешки поразгружать.

Паша: Еще в школе я три месяца проработал облицовщиком-плиточником на практике. Потом занимался монтажом лифтового оборудования. Сначала был мастером, потом меня понизили до рабочего. Когда стало совсем плохо, пришлось уйти и оттуда. Когда мы познакомились с Ромой и Егором, я устроился сварщиком — это был 2017 год. Мы быстро сдружились и разобрались в том, что нам нравятся одни и те же вещи в музыке.

— Как вы начали музыкой заниматься?

Рома: Когда я был в девятом классе, мне бабушка купила акустическую гитару. Я увидел ее у друзей во дворе и пошел к ним учиться играть.

Паша: Я в третьем классе пошел в музыкальную школу на класс скрипки. Проучился полтора года и понял, что моим родителям не под силу купить скрипку. Тогда я сказал им, что мне не нравится.

— Тебе нравилось на самом деле?

Паша: Вообще, да. А потом уже в шестом классе я пошел на аккордеон. Я не доучился в музыкальной школе год, зато нашел там бас-гитару. Если сесть позаниматься, я могу вспомнить, как играть на аккордеоне. Мы даже играли акустику с аккордеоном в протестантской церкви на закрытии фестиваля в Швеции.

— А как вы снимали новый клип на трек «Ответа нет»?

Паша: Я еще за неделю до съемок просил: «Давайте, может, без музыкантов». Если честно, до сих пор не могу привыкнуть к камерам. Мне некомфортно, не знаю, как себя вести, сложновато абстрагироваться.

— У тебя прямо муд типа «Я бы просто играл, не давал бы вообще комментариев, не снимался и не хотел бы быть известным».

Рома: Это идеальный мир и для меня. И, думаю, для пацанов тоже. Я когда-то мечтал, чтобы группа «Молчат дома» была группой-загадкой. Типа как Motorama, когда про них ничего не знали.

Паша: Ну нет, это не Motorama! Я предложил сделать как в Daft Punk, но было уже слишком поздно.

— Сейчас загадки уже нет?

Рома: Ну, получается, нет. Уже все знают, что мы выходцы из рабочего класса.

Почему «Молчат дома» не интересен TikTok

— Настал момент, которого я не могу избежать.

Паша: TikTok?

— Да. Вы еще до интервью мне сказали, что он вам не интересен. Но вы ощутили скачок популярности от того, что там завирусился трек «Судно»?

Рома: Конечно. Стало больше слушателей, просмотров на видосах, на стримингах цифры выросли.

— Я читала, что до TikTok у «Судна» был миллион прослушиваний на стримингах, а уже после попадания в тренды довольно скоро стало 11 миллионов. Как сейчас со статистикой?

Рома: Сейчас у песни где-то 62 миллиона прослушиваний на Spotify (спустя неделю после интервью у песни было уже 67 миллионов. — Прим. ред.).

Паша: Я расскажу, как с TikTok получилось. Мы вернулись год назад после тура в начале марта в Минск. Тогда стало понятно, что мы никуда не поедем из-за локдауна. Было скучно, нечего делать. И через месяц приходит сообщение то ли от лейбла, то ли от кого-то еще: «Ребята, вы видели, что у вас там в Tiktok происходит?» Буквально за полтора месяца видео с нашей песней больше 100 тысяч раз посмотрели, а мы так и не удосужились залезть в него. И только когда наш менеджер создал аккаунт группы в TikTok, что-то удалось увидеть. Порадовало то, что трек вызвал такой ажиотаж. А разочаровало — что эти видео будто бы вообще ничего общего с треком не имеют. Только бит.

Порадовало то, что трек вызвал такой ажиотаж. А разочаровало — что эти видео будто бы вообще ничего общего с треком не имеют. Только бит.

— Вы говорили как раз, что люди не понимают лирическую часть. Но ведь было много и других тиктоков, где ребята показывают очень близкую вам эстетику панелек, электричек, убитых площадок перестроечных.

Паша: Да, я видел, это здорово! Я называю это эстетикой стабильности. Когда все стабильно разваливается и никто это не трогает, пока все не развалится окончательно. И только тогда дотянутся руки, которые попытаются что-то сделать. Но я год назад ушел от приколов, мемов, перестал следить, поэтому TikTok мне не интересен.

Рома: А я, наоборот, пришел к мемасикам. Люблю вот эти видосы про глупых русскоязычных людей. Про пьяных в основном.

Паша: Единственные мемы, которые смотрю, — это те, что лепят с нашей группой.

Рома: Вот мем, допустим: там Паша нарисован и подписано «Хлеб». Что бы это значило? Но все хихикают. (Паша показывает мем про «Молчат дома».)

— А вы почувствовали, что стало больше юной аудитории, которая мемы про вас клепает? На декабрьском концерте в Минске много было молодых ребят?

Рома: Да, почувствовали. На концерте было очень много молодых. Это классно! Наверное, у нас аудитория от 16 до 30+.

Паша: В Барселоне у нас на концерте было два деда. Один в косухе и кожаных штанах. Другой в рубахе оверсайз — принес пластиночку нашу, просил подписать и пробыл весь концерт. У меня мама слушает нас и говорит: «Сынок, это ж прям как моя молодость». Ностальгирует.

Рома: У меня мама наши песни все время включает на сборищах родственников. А я сижу такой: «Ну выключите, пожалуйста».

Паша: Как-то на семейном празднике мои родственники начали работу обсуждать. Я им говорю, что музыкой занимаюсь и вроде кушаю нормально. Они отвечают: «Какая там работа! Надо устроиться прорабом, инженером — вот это работа. А музыка — это ерунда». Маму удалось переубедить, только когда ей коллеги по работе начали говорить, что у ее сына клип вышел. У меня мама преподаватель, и даже ученики ей начали про меня рассказывать.

Рома: Была похожая ситуация. У меня мама работает в частном медицинском центре. И я как-то к ней пришел сдавать анализы, а ее коллега рядом с нами стояла и рассказывала, как ходила на классный концерт — «Молчат дома». Мы с мамой поулыбались, а потом она рассказала, что я там играю. Мама звонила мне, просила подойти сфотографироваться, но я уже уехал. В другой раз зато сфотографировались.

О турах в России и мире

— Вы успели откатать европейский тур до локдауна, а в прошлом мае должны были поехать в Америку, но тут все и сорвалось. Как это на вас сказалось? Сколько денег потеряли?

Рома: Я в целом про деньги не хочу говорить.

Паша: А ты знаешь, сколько ты денег потерял? Я вообще не знаю. Понятия не имею, сколько там.

Рома: Приобрел, потерял, как бы неважно. Сейчас американский тур и европейские, скорее всего, на следующий год переносятся. У букеров прогноз, конечно, пессимистический.

— И что будете делать?

Рома: Вот подумываем по России потурить.

Паша: К сожалению, мы не популярны в России так, как в Европе. Надеемся, это скоро изменится. Просто тут есть страх тратить время, собирать по 50 человек и разочаровываться. Это же для музыканта худшее. Год назад в марте собирали в Лондоне тысячник, а потом поехали и собрали 50 человек где-то? И ты начинаешь рефлексировать, что-то надумывать себе: «Блин, так я, наверное, уже сдулся».

— А на концерте в Москве 14 апреля сколько планируете собрать?

Рома: Не знаю, как там сейчас по заполняемости. Ну человек 700, наверное.

Из чего состоит музыка «Молчат дома»

— В одном интервью вы сказали: «Современная музыка утратила художественные элементы, многое сейчас делается под копирку». Что это значит?

Паша: Мы считаем, что современная музыка уходит от мелодии очень далеко.

— А что в этом плохого?

Рома: Никто не говорит, что это плохо. Просто нам нравится, когда песня западает не из-за словесного панча, а именно из-за мелодии. Поэтому, допустим, «Белые розы» — это вечная песня. Ты ее мотив всегда будешь помнить.

— А про какую музыку под копирку вы говорите?

Паша: Про то, что собирает больше всего людей.

— Вроде Моргенштерна, Feduk?

Паша: В том числе.

— А у вас в чем художественность проявляется?

Паша: Мы безумно кайфуем от того, что делаем. Я после каждой репетиции иду в душ, потому что у меня все вещи мокрые. В первую очередь, наша музыка настолько нравится нам, что мы готовы играть ее бесконечно.

Рома: «Молчат дома» — это неоригинальная группа. Мы сами так можем сказать про свои песни. Мы не делаем ничего нового. Мы просто перерабатываем свои впечатления. Но мы пытаемся это делать максимально искренне, насколько это получается, и максимально кайфуем от каждого момента.

— А какие впечатления перерабатываются? От музыки из детства?

Рома: Конечно, и вообще от всего, что слушаешь. Неважно, постпанк или black metal. Ты можешь по чуть-чуть взять элементы, которые будут незаметны обычному слушателю, который далек от музыкальной теории. А тот, кто разбирается, услышит: «А вот здесь будто System of a Down у вас». Ну это я грубый пример сейчас привожу. Да, конечно, это все было, но мы же по-своему это обыграли, в новом ключе.

Про протесты в Беларуси

— Когда в Беларуси начались протесты, вы снимали клип с режиссеркой Дашей Жук на песню «Не смешно». Как это наложилось друг на друга?

Паша: Мы снимали клип, когда получить разрешение на съемку даже рекламного ролика было проблемой, но этим вопросом занимался минский продюсер Дарьи Жук, и все удалось снять.

Рома: Договоренности, конечно же, были еще до протестов. В августе в Беларуси уже никто ничего не понимал в целом.

Паша: Белорусы подумали: «Опа! Так это же песня про протесты в Беларуси». А это про весь мир.

Рома: Песню «Не смешно» писал я. Она про то, что тоталитаризм во всех сферах его проявления — это плохо. Если человек унижает того, у кого ниже социальный статус, — это тоже тоталитаризм. Я работал в госконторе на стройке, когда писал эту песню. Сказать, что там что-то коррупционное происходит, ничего не сказать. И ты понимаешь, что можешь сделать хорошо, но тебе этого не дают, потому что кому-то надо пополнять свой кошелек. Я настолько разочаровался в системе. Это вылилось в трек. Если вы хотите переложить это на какое-то государство — пожалуйста, можете переложить. От этого суть не меняется.

— А вы сами выходили на митинги в августе?

Паша: Давайте не будем это обсуждать. Потому что, как бы смешно ни звучало, это действительно крайне опасно.

Рома: Я не буду говорить на эту тему.

— Окей, тогда я бы просто хотела, чтобы вы прокомментировали один комментарий под вашим выступлением на «Вечернем Урганте»: «Жизнь в Беларуси — постпанк, возведенный в абсолют».

Рома: Давайте так — жизнь в СНГ.

Паша: Ну нет, я бы сказал все-таки в Беларуси. Я считаю, что Беларусь — это испытательный полигон для всякой херни, которая будет происходить потом в России. Ну и все мы под колпаком Советского Союза. И будем еще долго под этим колпаком. Я уверен, резко ничего не изменится. Со сменой поколений все будет меняться.

— Рома, а ты что думаешь?

Рома: Ну что я могу сказать: жить тяжело и неуютно.

Фотографии: Stas Kard / Sacred Bones Records

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Событие

Места

Бренды

Новое и лучшее

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Приходим в себя после майских: Как провести неделю

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

Первая полоса

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Приходим в себя после майских: Как провести неделю Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве
Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами
Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами Новые трассы только усилят пробки
Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами

Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами
Новые трассы только усилят пробки

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где есть сэндвичи с пастрами в Москве
Где есть сэндвичи с пастрами в Москве
Где есть сэндвичи с пастрами в Москве

Где есть сэндвичи с пастрами в Москве

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб Мы узнали, почему так дорого
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Мы узнали, почему так дорого

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут А зарплата — нет
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
А зарплата — нет

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom

Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни

Как сделать квартиру удобной для жизни

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах

Подпишитесь на рассылку