«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него «Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него


Модель и певица из Украины Аня Зосимова сейчас в первую очередь ассоциируется с самым громким случаем кэнселинга на российской сцене. После ее монолога на Wonderzine, где Зосимова рассказала об абьюзе со стороны своего бывшего парня Петара Мартича, фронтмена «Пасош», группа распалась. Тогда многие обвиняли девушку в том, что она сломала музыканту карьеру. Однако совсем скоро Мартич выпустил сольный альбом, где поет о том, что не жалеет о своих поступках. И даже анонсировал концерт в Mutabor. Теперь об этой истории в виде альбома высказалась Зосимова. 23 июля вышел релиз «Правда» — терапевтический для бывшей девушки Мартича, как признается она сама. Редакторка The Village Юля Рузманова поговорила с Зосимовой об отсылках к Бузовой и Гребенщикову в ее музыке, новой жизни, психотерапии и последнем контакте с Мартичем.

— Ты долго готовила альбом? Ты его довольно давно анонсируешь в соцсетях.

— Да нет. Мы его записали вообще за месяц. Где-то в середине мая начали.

— А с кем? Расскажи немного о команде.

— Это Денис Коломенский. Мы случайно познакомились на вечеринке в Москве, и он мне предложил записаться. Но у меня тогда не было ресурса — это было еще в апреле. Мы тогда подписались друг на друга в инстаграме. Я увидела, что у него свой электронный лейбл с такой более андеграундной музыкой. Потом меня осенило в один день. Я мылась в душе, начала что-то напевать и подумала: «Блин, а прикольная тема!» Я написала Денису: «Давай я приду в студию и попробуем». И из этого получилась песня «Закрываю глаза».

— Какие строчки, которые превратились в песню, ты тогда напевала в душе?

— Ну, вот припев. Я раздвинула шторы, мокрыми руками достала телефон и на диктофон напела. И, по-моему, на следующий день поехала в студию. Мы сделали эйсид-наброски, из которых потом родился трек.

— Тексты ты писала полностью сама?

— Сама, конечно.

— Легко вылился этот альбом или было немножко мучительно?

— Легко, потому что альбом не про негативные эмоции, а про то, что ты все это пережил. Да, есть демоны из прошлого, но ты уже понимаешь, что это все не твое настоящее.

Сейчас я скажу еще про текст. Из-за того, что я работала моделью, у меня комплекс того, что меня воспринимали так, как обычно воспринимают девочку-модель: худая, красивая — значит, тупая. И когда я начала заниматься музыкой, мне все время хотелось доказать: нет, я не тупая, я вот сейчас как заверну там слова, обороты, покажу вам метафоры. А так как у меня была идея записать довольно хитовый альбом, чтобы он просто слушался, мне приходилось себя останавливать.

— То есть на самом деле ты бы хотела в каких-то местах сказать по-другому, но упрощала?

— Нет, не то чтобы… Просто мне приходилось бороться с собой, чтобы полюбить простоту в своих высказываниях.

Когда я начала заниматься музыкой, мне все время хотелось доказать: нет, я не тупая

— А это была самоцензура, это не кто-то тебе советовал?

— Да нет. Смотри, как я работаю. Были какие-то зарисовки. Мы сидели и придумывали, крутили бит. Вот, например, трек «Правда» — мой любимый, главный в альбоме. Я очень люблю дабстеп, брейкбит, и я хотела брейкбитовый трек. И мы сделали этот бит. Я просто сидела и напевала «на-на-на-на-на», и потом уже по этому «на-на-на-на-на» мы что-то прописывали.

Я не разбираюсь в написании музыки. По некоторым звукам я показывала: «Можно добавить звук жжжжж». Денис не понимал. Мне приходилось искать референсы, где похожий звук. Мы потом сидели в студии и из кучи звуков подбирали нужный. Я приходила туда по три раза в неделю, сидела над этим процессом. Но в итоге получилось круто, мне нравится.

— То есть ты довольна?

— Да, конечно. Я сама фанатка [своих треков]. А какой смысл делать, если тебе не нравится? Если я напеваю это целыми днями, мне хочется это слушать снова и снова, значит, это кому-то тоже понравится.

— Частично ты ответила на вопрос, почему ты выбрала поп-электронную стилистику. Потому что человек, с которым ты делала альбом в коллабе, на этом профилируется.

— Да нет, я хотела сама так сделать. Например, трек «Закрываю глаза» довольно андеграундный в плане бита. Но стилистическое решение по вокалу отсылает к первым альбомам группы «ВИА Гра» — такой девичий, романтичный, пропевный стиль.

— А были еще какие-то альбомы или конкретные треки, которые тебя вдохновляли при написании альбома?

— Нет.

— У меня местами были флешбэки из Луны. А я знаю, что тебя сравнение с ней, наверное, бесило еще с проектом «На лицо». Но тем не менее.

— Меня абсолютно не бесит. Кристина классная. Мне просто кажется, что это не повод не делать то, что тебе нравится, потому что… блин, мы просто обе красивые длинноногие женщины из Украины, которые поют под электронную музыку.

— Но фразы «любить других мужчин» под биток…

— А вот про других мужчин — это вообще стебная отсылка, если честно, к Ольге Бузовой. Там еще несколько отсылок к моему любимому русскому поэту Борису Гребенщикову. Я очень люблю, как он пишет. Там, где «воздух слишком прозрачен» — это у него есть песня такая: «Не стой так близко ко мне, воздух здесь слишком прозрачен».

Ну а по поводу ассоциации. Все любят ассоциации. Но из тех, кому я скидывала, кто-то говорит, что это Кедр (Кедр Ливанский. — Прим. ред.), кто-то — что это Луна. Но, например, я не слышала у Кедриной афро или брейкбита. Ну и плюс манера исполнения отличается.

— А какой фидбэк ты в целом ожидаешь? Не боишься критики? Для тебя это не просто очередной релиз, а такая довольно интимная история. Этот альбом — он ведь терапевтический в какой-то степени?

— Если бы я боялась критики, я бы, наверное, не сделала ничего в своей жизни. А скидывала я не только друзьям. Мне же хочется, чтобы это имело и коммерческий успех. И мне нравятся разные мнения. Поэтому я сделала фокус-группу из знакомых или знакомых знакомых из разных сфер. И очень интересно получалось, что суперандеграундные диджеи, которые играют на «Схеме» (популярные рейвы в Киеве. — Прим. ред.), мне давали такой же фидбэк, как и супергламурные блогерши.

— Как ты думаешь, не потеряла ли ты часть музыкальной тусовки после всей этой истории с Мартичем?

— Слушай, у меня нет такого ощущения вообще. Ну, блин, на фестиваль «Боль» меня не позовут выступать, наверное.

— А хотелось бы?

— Не знаю на самом деле. Если честно, люди уже отошли от этого. Знаешь, как бы про тебя ни думали — плохо или хорошо, — это все временно. Я абсолютно не чувствую какого-то зла в свой адрес.

— Есть ряд людей в индустрии, которые сильно связывали тебя как музыкальную фигуру с Мартичем. И реагировали как с Луной после того, как она ушла от Юры Бардаша: говорили, что она его проект, в нее не верили без него. Вот что бы ты ответила этим людям на их скепсис?

— Для того, чтобы мне отвечать таким людям, надо вначале в них увидеть способность к альтернативному критическому мышлению. Если этого мышления нет, они дальше будут видеть прозрачную мантию на теле короля.

Точка ли это

— Можно считать, что этот альбом — точка в той истории?

— Мы никогда не знаем, что наша психика выдаст через несколько месяцев. Я могу сказать, что альбом про такой период. У меня сейчас период обретения себя. Я поборола страх быть отдельной творческой единицей, доверять своему мнению. Уверенность в себе очень сложно восстановить. Поэтому да, в какой-то степени это терапевтический альбом для начала большого пути. Я сделала четыре разных трека, где я использовала разные жанры, которые мне нравятся. А где-то на конец октября я буду готовить уже полноценный релиз. Этот тоже полноценный, но тот более масштабный, чтобы собрать концертную программу.

У меня иногда во сне начинаются приступы удушья

— У тебя, кстати, есть строчка «Я надеюсь и жду того самого дня, когда я о тебе не вспомню даже в бреду». Пока все-таки тебе приходится его вспоминать?

— Прикол в том, что, когда работаешь с психотерапевтом, ты работаешь со своим сознанием, своими установками. И ты чувствуешь облегчение. Но есть такая штука, как подсознание. И ты слышишь песню или наталкиваешься на какие-то ваши общие темы — и подсознание выдает тебе флешбэки. Самая ужасная штука в этой всей истории — сновидения.

Я закончила обычную терапию. Мне интересно будет сейчас попробовать другой вид терапии — с гипнозом. Потому что я хочу как раз поработать с подсознанием. Некоторые сновидения довольно травмирующие, и мне потом долго плохо после них — они такие реалистичные.

— Тебе Петар снится или это не связанные с ним, просто неприятные образы?

— Снятся разные жесткие штуки, связанные с Петаром, после которых я отхожу целый день. Самое ужасное, что у меня иногда во сне начинаются приступы удушья. А ты во сне и будто бы не можешь из него выйти. В жизни ты уже научился справляться со всем, настраивать мысли.

— А это не сонный паралич?

— Нет, просто ты во сне. А во сне я не могу свайпнуть, как в Netflix, на новый сериал.

— Какой самый страшный сон, если ты готова сказать?

— Это личное.

Про альбом Петара

— Ты писала на Wonderzine, что проект «На лицо» не нравился Петару, он считал, что это хреновая музыка.

— «Не мой стиль».

— Да. А как ты сама оцениваешь тот проект сейчас?

— Ну, я не могу его оценивать, это такое прошлое. Сейчас бы я сделала, конечно, по-другому. Я вижу там не особо профессиональные штуки в плане музыки, сведения, читки, флоу. У меня вообще не было опыта. Мне за него не стыдно, он многим до сих пор нравится. Могу сказать только то, что, скорее всего, на моем следующем релизе будет хип-хоп. Но опять-таки это не будет так агрессивно и так, не знаю, жестко.

— То есть сейчас тебе самой уже не близок этот образ и то, что ты там говорила?

— Мне не то чтобы не близок, просто много времени прошло. Мы растем, меняемся. Это как достать наряд, который ты носил в 2015-м. Вроде бы ок, но ты не хочешь в нем идти тусоваться.

— А за что вообще Петар сильно критиковал твое творчество?

— Он такой человек, который думает, что знает все лучше всех.

— А ты сама слушала его новый альбом? Я не поверю, что ты не слушала.

— Я слушала.

— И что думаешь?

— Не знаю. Мне понравился трек «23», но мне кажется, что у Петара проблема с искренностью в творчестве.

— Поясни.

— Как будто делаешь что-то под прикрытием такого дадаизма, прикола. Как будто бы это не совсем серьезно. У меня такое ощущение складывалось из того, что я наблюдала, пока мы были вместе. Я не знаю, сложно судить. Мне не особо понравилось. Не потому, что там мой бывший, с которым у меня был скандал.

Трек «23» классный, а остальное. Вот это вот: «На балконе, бабки на лавках, я смотрю на уток» и так далее. Это все как-то… не знаю. Чувак, тебе 30 лет скоро будет! Не хочу никого обидеть, но и там фит с Димой Бамбергом — это странно (это такой странный чел, написал тогда какой-то пост с призывами меня гнобить).

Я заметила, что после всего того, что произошло, Петара стали окружать сомнительные личности. Ему легче окружать себя людьми, которые с ним соглашаются. На самом деле очень жаль, что так происходит. Это путь в никуда, в деградацию. Потому что я сейчас общаюсь с Кириллом Городним (второй участник группы «Пасош». — Прим. ред.), он мне помогал с моим релизом.

Мне кажется, у Петара проблема с искренностью в творчестве

— А он как помогал?

— Я издавала этот трек сама от себя. А так как у него есть опыт с их лейблом, он мне помогал с тем, как это все правильно заполнять. Вот у него вообще другой виток в жизни, очень созидательный.

— А у Мартича, как тебе кажется, сейчас деградация?

— Я не знаю, что у него там. Я говорю о том, что у меня сложилось ощущение, что его окружили люди, которые такие типа: «Это мой дружбан, это мой пацан, мне вообще *****, что он там сделал, я буду его поддерживать, потому что он мой друган». Я говорила только об этом.

— А у тебя, кстати, произошла переоценка окружения после этой истории?

— У меня переоценка произошла до этой истории, если честно. Я уже приняла нестабильность жизни. На людей не стоит возлагать большие ожидания. И мне уже не надо всем доказывать, как было на самом деле. Я принимаю абсолютно любое мнение по отношению к себе, я не готова заниматься эмоциональным обслуживанием других.

Это моя жизнь. Когда ты яркая личность. А ты личность, во-первых, когда у тебя есть мнение на любой счет, и чем больше у тебя мнений, тем больше у тебя расхождений с мнением других людей, понимаешь? Удобный человек — это тот, у которого нет мнения.

Про свое поведение

— Когда я обсуждаю твою историю с другими, люди не то чтобы защищают Мартича, но очень плохо отзываются о тебе. Удивляло количество негатива, которое ты вызываешь. Почему, как ты думаешь?

— Меня удивляет наличие в принципе каких-либо суждений, когда ты с человеком знаком шапочно.

— Ну, скажем так, это люди из тусовки, которые могли вас видеть где-то на съемках, на каких-то записях. Видели ваше эксцентричное поведение, которое было направлено друг на друга… Или по отношению к другим девочкам — ты же сама призналась, что могла кого-то толкнуть, например. Очень много всплывало таких историй. Как ты думаешь, оправданно ли это количество негатива по отношению к тебе и сталкиваешься ли ты сама с ним?

— Блин, я не знаю, я не могу ничего сказать. Да, я не святая, и я очень удивлена такому большому количеству мнений о себе. Потому что у меня только сейчас появились действительно близкие друзья, которые меня знают. До этого это были просто друзья бывшего парня либо знакомые, с которыми мы виделись на тусовках. А мне кажется, когда ты смотришь на человека где-то на вечеринке и вы все в подвыпившем состоянии, глупо вообще делать какие-то выводы о человеке.

— А ты еще работаешь с психологом?

— Сейчас не работаю, мы закончили эту тему. Я вернусь в сентябре.

— А почему закончили и почему ты уже знаешь, что вернешься в сентябре?

— Потому что мне стало гораздо легче, мне уже не о чем по факту рассказывать. А потом хочу ходить на чекап.

— Одна из основных твоих тем с психологом, наверное, был абьюз, правильно я понимаю?

— Нет-нет. Одной из основных тем были созависимые отношения и почему я в них оказалась. Для меня самым страшным был не абьюз. Дело не в том, что со мной произошло, а в том, какого человека я выбрала и что из-за своих травм я не смогла уйти. Страшно, что, не проработав эти моменты, я могу попасть в подобную ситуацию снова. Потому что белочка — это та же крыска, только шубка получше.

— А вы с психологом поняли, почему ты выбрала такого человека?

— Это довольно личная тема. Нет, я могу сказать. Эта касается, мне кажется, 90 % девушек, рожденных в 90-е. Это про постсоветское воспитание в семьях, где было не принято проявлять любовь со стороны родителя мужского пола. Это был такой эмоционально закрытый персонаж.

У меня там были какие-то свои моменты, довольно жесткие — я не хочу о них говорить. Вот пока ты не справилась с этими травмами, пока ты их не прожила, ты будешь выбирать похожие сценарии, чтобы переиграть их.

Ты тянешь все это, выбираешь каких-то алкоголиков и наркоманов, абьюзеров. Потому что хочешь их изменить, надеешься, что все станет хорошо. Ты веришь, потому что на самом деле хочешь исправить то, что было у тебя в детстве.

— Ты сказала «выбираешь алкоголиков, наркоманов». То есть ты таких мужчин и до Петара выбирала?

— Нет, Петар не алкоголик и не наркоман. Имелась в виду обобщенная история, когда тебе надо кого-то спасать от пагубных привычек, заслуживать любовь.

Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься

— Почему я спросила про абьюз. Я думала, раз вы обсуждали с психологом эту тему, не возникала ли у тебя мысль, что ты абьюзер?

— У меня были такие мысли, когда мы обсуждали абьюз. Но почему это возникало у меня? Я была беззащитна. В Киеве я чувствовала себя твердо стоящей на ногах. Потом я переехала в другую страну, где нет родных людей, семьи. И у тебя внутри такой комок возникает, как у маленького волчонка, который огрызается. То есть это был такой защитный механизм. А когда понимаешь, что сейчас тебе ничего не грозит, что у тебя нет врагов и всегда есть выход, ты успокаиваешься.

У меня даже выработался такой скил: если кто-то подойдет и будет меня ********* [несправедливо критиковать], я могу спокойно и с улыбкой реагировать на это. Потому что я поняла такую вещь: обида — она тогда обида, когда ты обижаешься.

— Твое поведение по отношению к другим меняется?

— Да. Я не думала, что такое произойдет в 30 лет. Все мои друзья — настолько душевные люди, близкие мне. Так классно уметь признавать свои ошибки. Это так прекрасно — понимать, что ты можешь не знать всего, можешь ошибаться.

— А тебе стыдно за какие-то поступки по отношению к другим людям за предыдущие годы, когда ты была волчонком?

— Я не знаю. Наверное, да… Ну я бы, наверное, сейчас эту девочку возле бара не толкнула (об этом рассказали в комментариях к монологу Зосимовой на Wonderzine — Прим. ред.). Но я знаю, почему я это сделала и в каком состоянии я находилась. И я не оправдываю себя. Просто огромная ошибка людей, которые начинают ходить на терапию, — это зацикленность на идеале.

Я понимаю, что меняюсь в лучшую сторону. Но я не хочу быть роботом, который подавляет в себе эмоции. Чувствовать злость — нормально. Но я рада, что научилась с этим существовать. Я научилась говорить «нет» и полюбила себя. Потому что, когда я чувствую поведение абьюзивного характера или манипуляции, я могу просто развернуться и уйти, и это остается проблемой другого человека.

Про жалость

— У тебя уже несколько раз звучала фраза про возраст. Тебе же самой недавно исполнилось 30. Скажи, как тебе вступление в четвертый десяток, не перекрыло ли накануне?

— Блин, вообще офигенно. Не перекрыло. Наоборот, я рада, что я — это я, что я вот такая. Я сравниваю это с тем, что было еще пять лет назад, как мне тяжело жилось из-за того, что я придавала важность абсолютно ненужным вещам. Наверное, меня абсолютно не перекрывает на тему возраста… Взросление наступает не тогда, когда ты посадил дерево и построил дом, а когда понимаешь, что у любого твоего поступка есть последствия и нужно принимать эти последствия.

— А ты ни на секунду не жалела о том, что рассказала тогда все Wonderzine?

— Жалела.

— Жалела?

— Конечно, жалела.

Я чувствую, что этот человек так или иначе мне родной, вот эти теплые штуки есть. Я не ненавижу его, я ненавижу его поступки

— Да ладно. Почему?

— Можно быть суперсильным человеком и благодаря разным практикам выстраивать блок от созависимых отношений, от оправдания нарцисса. Но все равно накрывало, просыпалась жалость. Я думала: «О боже, что же я натворила, он этого не заслужил».

Я чувствую, что этот человек так или иначе мне родной, вот эти теплые штуки есть. Я не ненавижу его, я ненавижу его поступки. И эту статью я написала не для того, чтобы кого-то очернить. Я рассказала о своем опыте, потому что я медийный человек, я смелая. Немногие могут это рассказать. И я получила около 4 тысяч сообщений с похожими историями. Мне выражали слова благодарности. Девушкам помогла эта статья.

— То есть ты боялась за его будущее, а в целом не жалела?

— Да, это то, что я говорила. Я думала: «Да, мне жаль. Да, возможно, я не хотела такого будущего для него». Но, с другой стороны, эти поступки совершал он. И это как раз таки про ответственность. Это как про Ефремова, который пьяным сбил человека. Почему вдруг из-за того, что он классный актер, он не должен нести ответственность?

Про возраст и реализацию

— Ты недавно сделала татуировку, она что-то символизирует? Потому что обычно первое тату делают либо по молодости-дурости, либо когда это символизирует что-то важное в жизни.

— Нет, просто я все время была противницей татуировок, я думала: вот зачем что-то лишнее? Не к любому луку может подходить. Или тебе разонравится. Я очень рада, что сделала это именно в 30 лет, потому что я только сейчас поняла, что доверяю своему вкусу, знаю, кто я. Эту мышку я нашла больше двух лет назад в книге японских тюремных татуировок, сохранила себе и постоянно смотрела на нее, думала: если я набью татуировку, то только эту. Потому что эта татуировка — это я: в меру дебильная, в меру красивая, в меру страшная. И просто я стала легче относиться вообще ко всему, это всего лишь тело.

— Еще что касается возраста, есть момент ожиданий в плане реализованности себя в различных сферах. Ты себя в этом смысле комфортно чувствуешь?

— Я чувствую, что только начинаю. Я как будто сейчас протерла наконец линзы на очках и вижу все четко. Это все выдуманная тема по поводу реализации к какому-то возрасту. Я не стремлюсь собрать «Олимпийский» или купить пентхаус в «Москва-Сити». Меня, кстати, приглашали на «Пусть говорят».

— Так.

— Когда вышла статья. За очень много денег.

— За сколько?

— За много. Я вообще не отвечала, когда они мне написали. Потом они еще раз написали в инстаграм. Потом еще раз на имейл. Потом во «ВКонтакте» — уже обозначили сумму, я не ответила. Потом эта сумма стала очень большой. Я шутила на тему того, что сейчас пойду в «Пусть говорят», надену этот платочек, крестик, длинную юбочку, отработаю все это и сниму себе пентхаус в «Сити». Но, как я тогда сказала друзьям, я пережила ****** [страшное], но свою жизнь в ****** превращать не собираюсь.

— В связи с этим, кстати, вопрос. Ты говорила, что ты в какой-то степени была экономически зависима от Мартича. Сейчас как ты себя обеспечиваешь?

— Момент, который я хотела бы уточнить сразу. Материал для Wonderzine почему-то воспринимают как прямую речь. Но это было записано корреспондентом с моих слов, то есть что-то там обобщалось.

Меня, кстати, приглашали на «Пусть говорят», когда вышла статья. За очень много денег

— Ну, там литературное редактирование, да.

— Да, в статье для Wonderzine я говорила про первые месяцы после переезда (в Киеве я привыкла сама зарабатывать), когда моя уверенность была подорвана. И это, мне кажется, и пробудило определенные черты в моем бывшем партнере. Потому что, когда чувствуешь, что человек от тебя зависит, можешь позволить себе лишние вещи. Но это только в первые месяцы. Потом у меня были контракты как у инфлюенсера. Я снималась.

— А сейчас ты чем зарабатываешь? Я видела, например, у тебя рекламу водки в инстаграме, но у тебя не так много рекламы, кстати.

— Я диджею, я в инстаграме, у меня есть несколько клиенток, которым я помогаю с их стайлингом. У меня было в Киеве агентство по профессиональному стайлингу за пару лет до переезда. Мне нравится помогать людям раскрываться. Я просто не из тех, кто в принципе любит и готов работать на постоянной работе в офисе.

— Да, понятно, творческий человек. У тебя стендап, музыка, моделинг, ты инфлюенсер.

— Да.

— А ты бы хотела сняться в кино .... про маньяков?

— Про маньяков… даже не знаю. Я бы хотела снять кино. Я вообще просто суперкиноман где-то с 15 лет. Сложно найти человека, который смотрел фильмов больше, чем я. Конечно, такие есть, но мне попадаются редко. У меня было очень много идей для короткометражек, даже для полного метра. Просто я не усидчивая. У меня же такая тема, чтобы я и сценарий написала, и команду собрала, и все сама.

— А расскажи, какой режиссер тебе ближе всего по стилистике? Тем более что ты киноман. Потому что из-за поста Мартича ты ассоциируешься исключительно с фильмами про маньяков.

— Мне нравятся фильмы про маньяков, потому что я по своему складу ума антрополог. Мне очень нравятся нетипичные люди, анализировать их поведение. И мне очень нравится тема с загадками, головоломками.

— Так а режиссер-то какой или фильм?

— Режиссер какой? Господи, я не могу назвать даже режиссера. Ну, наверное, мне очень нравится... у него такая сложная фамилия, он «Лобстер» снял… Лантимос?

— Да-да.

— И мне очень нравится Соррентино. Мне вообще нравятся такие баллады о том, что жизнь скоротечная и не идеальная, но нужно искать праздность в простоте. Еще мне очень нравится ранний Альмодовар — «Женщины на грани нервного срыва», «Поговори с ней».

— Ты смотрела «Человеческий голос», который у него последний вышел?

— Там, где про маму?

— Нет, где Тильда Суинтон сжигает дом, потому что ее бросил мужик. Очень советую, если ты его не видела.

— Ой, не рассказывай, не рассказывай.

Последний контакт

— Когда мы с тобой переписывались в том году насчет квартиры (Аня интересовалась свободной комнатой в квартире, где жила редакторка этого текста. — Прим. ред.), ты была в процессе расставания с Мартичем. И ты использовала метафору «у меня будто раковую опухоль вырезали из головы». Тебе самой до сих пор нравится эта метафора?

— У меня нет этого ощущения. Я хожу твердо ногами по земле.

— А какое у тебя было последнее взаимодействие с ним?

— С кем?

— С Петаром.

— Последнее взаимодействие было, когда он переезжал из нашей квартиры на Кутузовском в квартиру своей мамы.

— Нет, я имею в виду даже лайк, переписка, встреча на тусе.

— Когда он окончательно переезжал из квартиры на Кутузе, где мы жили вместе, в феврале. Там были картины, которые я рисовала, он хотел мне передать их курьером. А я сказала, что они не несут никакой ценности. И на следующий день мне написала Яна Казанцева по поводу фестиваля «Не виновата». Они подтвердили на этом фестивале эту группу, но исходя из моих постов подумали, что я намекала на абьюзивное поведение. Она меня спросила: «Скажи, пожалуйста, было ли такое, это противоречит нашей политике, чтобы такого рода люди выступали на нашем фестивале». И я подтвердила. ​​Потом я записала ему голосовое, говорю: так и так, ко мне обратились девочки, я сказала правду, просто чтобы ты был в курсе. Он написал «Что ты несешь?» и заблокировал меня.

— А, это реально последнее сообщение в вашей переписке — «Что ты несешь?»

— Да. Поэтому я поняла, что выводов сделано ноль.

Обложка: Анна Зосимова

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты

Чек-лист: Как собраться в поход

Первая полоса

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект
Чек-лист: Как собраться в поход
Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект

Чек-лист: Как собраться в поход

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути От обладателя Гран-при на Берлинале
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути
От обладателя Гран-при на Берлинале

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»

Придерживаться принципа «сначала заплати себе»
Придерживаться принципа «сначала заплати себе» Чтобы откладывать деньги
Придерживаться принципа «сначала заплати себе»

Придерживаться принципа «сначала заплати себе»
Чтобы откладывать деньги

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже» Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Большой гид по нижегородскому стрит-арту Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства
Большой гид по нижегородскому стрит-арту

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения» Смотрим сериал вместе с психологом
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
Смотрим сериал вместе с психологом

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса? И только недавно вновь вернулась к этому материалу
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
И только недавно вновь вернулась к этому материалу

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Подпишитесь на рассылку