3 июля, воскресенье
Нижний Новгород
Нижний Новгород
Войти

Дивный, но не новый мир: Дельфин снова обращает внимание на юность В его новом альбоме «Край» совмещается все лучшее, что есть у музыканта

На своем прошлом альбоме «442» Дельфин удивил многих уходом от присущей ему витиеватости к практически прямому высказыванию о состоянии дел в стране — и эстетика клипов это только подчеркивала. На новом «Краю» ситуация исправлена: находящиеся в рамках антиутопии герои (один из треков называется «1984») проживают свою жизнь не только в обстановке близящейся революции, но и в строчках вроде «Юность сочится сахаром розовых слез» и «Мы все лепестки одного и того же цветка, поросшего злобой алой печалью детского сердца».

вк

Юность давно так сильно не занимала Андрея Лысикова — со времен одноименной пластинки 2007 года, тоже в каком-то смысле антиутопии: в середине альбома среди вдохновленных Sonic Youth и шугейзом композиций была спрятана песня «Без нас» — о том, как дети мстят взрослым за испорченное детство. «Край» косвенно связан и с нашим настоящим, а значит, с «442» — это такие фантазии о будущем, в котором нынешний «детский протест» дошел до крайней точки (отсюда, вероятно, и название): пролития крови и новой, не самой легкой жизни новых людей.

Музыкально «Край» напоминает пастиш из дискографии музыканта: на песне «Твоим» вспоминается что-то из его творчества начала нулевых, а поэтика отсылает скорее к альбомам «Андрей» и «Существо». Но это не значит, что Дельфин уже не умеет удивлять: первая песня «J2000.0» напоминает о колдвейве, а во второй «Лето» неожиданно появляется детский (или запитченный женский?) хор — впрочем, на этом нововведения и заканчиваются.

По настроению — это снова если и злоба, то разве что бессильная: Дельфин разводит руками, бытописует убийства и любовь во время чумы и, кажется, словно не знает до конца, хочет ли меняться он сам. На то это и край — после него явно наступает нечто совсем иное.


Обложка: Valentin Blokh / Universal Records

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Мне не мил этот мир глупых игр: Как FKA twigs стала проще и откровеннее
Мне не мил этот мир глупых игр: Как FKA twigs стала проще и откровеннее И почему ее альбом «Magdalene» критики уже носят на руках
Мне не мил этот мир глупых игр: Как FKA twigs стала проще и откровеннее

Мне не мил этот мир глупых игр: Как FKA twigs стала проще и откровеннее
И почему ее альбом «Magdalene» критики уже носят на руках

Как терапия помогла новому альбому «Спасибо»
Как терапия помогла новому альбому «Спасибо» «Все барьеры спали, я смог говорить»
Как терапия помогла новому альбому «Спасибо»

Как терапия помогла новому альбому «Спасибо»
«Все барьеры спали, я смог говорить»

Танцуют звезды и луна: Как bbno$ пытается не стать однодневкой
Танцуют звезды и луна: Как bbno$ пытается не стать однодневкой И почему у автора TikTok-хита «Lalala» это может получиться
Танцуют звезды и луна: Как bbno$ пытается не стать однодневкой

Танцуют звезды и луна: Как bbno$ пытается не стать однодневкой
И почему у автора TikTok-хита «Lalala» это может получиться

Кроме звезд: Почему на новом альбоме Mount Eerie больше не видит в своей жизни трагедию
Кроме звезд: Почему на новом альбоме Mount Eerie больше не видит в своей жизни трагедию Что произойдет, если фолк-музыкант ненадолго попадет в таблоиды
Кроме звезд: Почему на новом альбоме Mount Eerie больше не видит в своей жизни трагедию

Кроме звезд: Почему на новом альбоме Mount Eerie больше не видит в своей жизни трагедию
Что произойдет, если фолк-музыкант ненадолго попадет в таблоиды

Тэги

Сюжет

Люди

Прочее

Новое и лучшее

«Быть русским — не страшно, если ты обычный мирный житель»: нижегородцы, живущие в Украине

Где поорать в городе?

«Вспышка»: одно из самых бюджетных мест в центре и лучшие пышки в городе

«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни

Танатопрактик Ольга Волкунович — о макияже для усопших, посмертной реставрации тел и культуре смерти

Первая полоса

Tizer — таинственный гастро-бар в центре города
Промо
Tizer — таинственный гастро-бар в центре города Изысканный андеграунд, алхимия и диджейские сеты
Tizer — таинственный гастро-бар в центре города
Промо

Tizer — таинственный гастро-бар в центре города
Изысканный андеграунд, алхимия и диджейские сеты

Танатопрактик Ольга Волкунович — о макияже для усопших, посмертной реставрации тел и культуре смерти

Танатопрактик Ольга Волкунович — о макияже для усопших, посмертной реставрации тел и культуре смерти

Танатопрактик Ольга Волкунович — о макияже для усопших, посмертной реставрации тел и культуре смерти

Танатопрактик Ольга Волкунович — о макияже для усопших, посмертной реставрации тел и культуре смерти

Как прошла Детская Барахолка
Как прошла Детская Барахолка
Как прошла Детская Барахолка

Как прошла Детская Барахолка

Менеджер научных и культурных проектов Света Большем — о любимой одежде
Менеджер научных и культурных проектов Света Большем — о любимой одежде
Менеджер научных и культурных проектов Света Большем — о любимой одежде

Менеджер научных и культурных проектов Света Большем — о любимой одежде

Не просто ноготочки: как типсы для ногтей стали эффектной альтернативой привычному маникюру
Промо
Не просто ноготочки: как типсы для ногтей стали эффектной альтернативой привычному маникюру (проверили на себе!)
Не просто ноготочки: как типсы для ногтей стали эффектной альтернативой привычному маникюру
Промо

Не просто ноготочки: как типсы для ногтей стали эффектной альтернативой привычному маникюру
(проверили на себе!)

Основатели первой в Нижнем подкастной «Слушай сюда» о своей многофункциональной студии и великом будущем подкастов
Основатели первой в Нижнем подкастной «Слушай сюда» о своей многофункциональной студии и великом будущем подкастов
Основатели первой в Нижнем подкастной «Слушай сюда» о своей многофункциональной студии и великом будущем подкастов

Основатели первой в Нижнем подкастной «Слушай сюда» о своей многофункциональной студии и великом будущем подкастов

Где будет «Терминал» на Красной слободе: редакция The Village осматривает новое пространство
Где будет «Терминал» на Красной слободе: редакция The Village осматривает новое пространство
Где будет «Терминал» на Красной слободе: редакция The Village осматривает новое пространство

Где будет «Терминал» на Красной слободе: редакция The Village осматривает новое пространство

Редакция The Village пытается справиться с раздражением в студии «Тихая»
Редакция The Village пытается справиться с раздражением в студии «Тихая»
Редакция The Village пытается справиться с раздражением в студии «Тихая»

Редакция The Village пытается справиться с раздражением в студии «Тихая»

«Жалость — это непродуктивное чувство»
«Жалость — это непродуктивное чувство» Как проект «Иначе» с помощью искусства делает проблемы людей с инвалидностью более видимыми
«Жалость — это непродуктивное чувство»

«Жалость — это непродуктивное чувство»
Как проект «Иначе» с помощью искусства делает проблемы людей с инвалидностью более видимыми

Орхан Памук и много шведской литературы
Орхан Памук и много шведской литературы
Орхан Памук и много шведской литературы

Орхан Памук и много шведской литературы

Как прошел квиз-бал
Как прошел квиз-бал
Как прошел квиз-бал

Как прошел квиз-бал

«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни
«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни
«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни

«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни

О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?
Промо
О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?
О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?
Промо

О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?

Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний
Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний
Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний

Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний

«Не стыдно продать своей маме»
«Не стыдно продать своей маме» Как создать бренды товаров из технической конопли и с какими проблемами при этом можно столкнуться
«Не стыдно продать своей маме»

«Не стыдно продать своей маме»
Как создать бренды товаров из технической конопли и с какими проблемами при этом можно столкнуться

Как прошел своп от «На картонке»
Как прошел своп от «На картонке»
Как прошел своп от «На картонке»

Как прошел своп от «На картонке»

Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе
Спецпроект
Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе
Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе
Спецпроект

Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе

Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами
Промо
Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами Что нужно обязательно посетить в «Заповедных кварталах»?
Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами
Промо

Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами
Что нужно обязательно посетить в «Заповедных кварталах»?

Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»?
Спецпроект
Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»? Выясняем, чем они отличаются, и к какому типу принадлежишь ты
Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»?
Спецпроект

Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»?
Выясняем, чем они отличаются, и к какому типу принадлежишь ты

Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе
Промо
Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе
Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе
Промо

Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе

Подпишитесь на рассылку