Время — песок: Как Tame Impala убегают от ностальгии на новом альбоме «The Slow Rush» У них не получается — и это нормально

14 февраля вышел четвертый альбом Tame Impala — одной из самых популярных групп десятых (и теперь двадцатых). «The Slow Rush» — их первая запись за пять лет. Артем Макарский рассказывает об альбоме.

Текст

Артем Макарский

Ностальгия — одна из главных болезней поп-культуры, которой нас заражает она сама. От функции «Воспоминания» в Facebook до радиохитов, умело воспроизводящих мелодии 20-летней давности, — огромное количество того, что мы видим, слышим и читаем, построено на том, что уже было некогда создано и сказано (как будто бы не случайно одним из главных приемов местной журналистики лет 15 назад стало цитирование — не только в рамках заголовка, но и в тексте).

В рамках эпохи ностальгии по чему угодно — современная мода может вдохновляться Ренессансом, а киноманы с любовью обсуждать фильм, в точности воспроизводящий закончившиеся полтора месяца назад десятые, — не могли не появиться люди, пытающиеся эту ностальгию пропустить сквозь себя и результат рефлексии воплотить не в качестве философских мыслей, а, например, музыки. Главным из них, безусловно, можно считать Кевина Паркера, за очень редким исключением в одиночку написавшего (и, что важно, сыгравшего) все песни своей группы Tame Impala.

Слушать в Vk

Tame Impala, чей первый альбом «InnerSpeaker» неспроста помогал продюсировать человек, ответственный за пластинки The Flaming Lips, довольно быстро стали одной из главных психоделик-поп-групп в мире — их музыка была заметна в первую очередь с точки зрения эстетики. Слегка выцветшие обложки, словно пропущенные через фильтр только появившегося Instagram. Несколько отрешенные в плане звука песни, которые легко было ставить в рекламу из-за привлечения сразу двух аудиторий — модников и фанатов старого рока. Наконец, тексты, открыто говорившие: одиночество — это не проблема, а возможное ее решение.

Открыто ностальгическая и при этом не копирующая всухую никого подряд музыка Tame Impala предопределила звучание огромного пласта рок-музыки на десять лет вперед. Вполне возможно, в том числе и они открыли дорогу куда более шумным любителям психоделии от Oh Sees до King Gizzard, что уж говорить о появившихся чуть позже схожих группах от Foxygen до Unknown Mortal Orchestra.

Их посыл тем временем предопределил другое движение в поп-музыке десятых (да, никакого противоречия, Tame Impala всегда умело балансировали между роком и попом) — музыке как возможной терапии, как площадки для откровенности и, может, сконструированной, но искренности. При всей индивидуальности Паркера как мелодиста и продюсера его музыка оказалась предельно универсальной — даже сейчас она наводняет многочисленные плейлисты в диапазоне от «Музыка для бега» до «Музыка для барбекю» и одновременно с этим хорошо чувствует себя в виниловых коллекциях.

«The Slow Rush», первый альбом Tame Impala за пять лет, с одной стороны, продолжает увлеченность Паркера электроникой, начатой еще на альбоме «Currents», но при этом кажется куда большим продолжением того, чем группа занималась на первых двух записях. И это притом что увлеченность Паркера френч-хаусом в первую очередь заставляет тут вспомнить не психоделик-рок, а Себастьяна Телье, Stardust и ранних Daft Punk (это не то чтобы неожиданность — на «Currents» был и трек, напоминавший об Air).

При этом та самая открыточность в звуке вроде бы никуда не делась, ностальгия все еще является важной темой для группы, но отличия от предыдущих версий Tame Impala кажутся слишком достаточными, не заметить их уже нельзя. В первую очередь тут куда заметнее иные методы, которыми Паркер добивается ощущения легкости и беззаботности: тут ему на помощь приходят мелкие детали.

В конце «Tomorrow’s Dust» начинает играть предыдущий трек, «Breathe Deeper», напоминая о популярном на ютьюбе жанре «популярная песня играет за стеной/в [заброшенном] большом помещении», а короткий, но яркий трек «Glimmer» (как раз один из вдохновленных френч-хаусом) начинается с неважного, но создающего ощущение присутствия монолога из студии. Паркер добивается ощущения динамики, от трека к треку выставляя на передний план перкуссию (именно ее, а не ударные), заставляя вслушиваться в альбом, искать в нем интересные моменты и дальше.

Но это совсем не веселый альбом, пусть даже и обманчиво — Паркер, говорящий о том, что идет в студию с сольным материалом в первую очередь тогда, когда ему кажется, что он ничего не стоит, вывел свою меланхолию на этом альбоме в абсолют. Тексты альбома под стать этому настроению: ностальгия здесь оказывается ловушкой, из которой сложно выбраться (об этом и о том, как собственные тексты десятилетней давности кажутся чем-то бесконечно далеким от тебя, поется в одной из самых лиричных песен альбома «Tomorrow’s Dust»), время — все еще лучшее лекарство от травм и творческого ступора (о первом он говорит в «Posthumous Forgiveness», рассказывая слушателю о смерти отца, а о втором — в открывающем альбом «One More Year»: если что-то не складывается, дай себе еще год), а возраст (хотя Паркеру всего 34) с каждым годом неумолимо напоминает о себе (наиболее показательна в этом плане «It Might Be Time», прямым текстом говорящая о том, что со взрослением из жизни постепенно уходит веселье).

Ревущие сирены, выдвинутый на передний план бас, наконец, все тот же хаус-ритм — все старается напомнить нам о том, что Tame Impala — группа современная и не стоящая на месте

Из ловушки ностальгии Паркер пытается выбраться при помощи экспериментов, которые, возможно, придутся по душе не всем фанатам — весь свой опыт работы с хип-хоп- и поп-музыкантами он аккумулирует здесь. Ревущие сирены, выдвинутый на передний план бас, наконец, все тот же хаус-ритм — все старается напомнить нам о том, что Tame Impala — группа современная и не стоящая на месте.

Убежать от ностальгии получается с переменным успехом: фанаты Supertramp и, скажем, Рика Уэйкмана будут приятно удивлены тем, как много у современных Tame Impala пересечений с поп-прогом конца
70-х — начала 80-х, того самого времени, когда максимально прогрессивная с технической точки зрения, а также попросту очень техничная музыка стала еще и одной из самых популярных в мире (см. альбомы Genesis с Филом Коллинзом, на которые, к счастью или к сожалению, новые Tame Impala не похожи вовсе).

Паркер все десять лет с момента выхода дебютного альбома шел именно к этому — чтобы его по большей части утонченная, несколько старорежимная музыка не просто стала модной, но и смогла диктовать условия всей остальной музыке: неспроста в последнем интервью Billboard он говорит о том, что хотел бы стать следующим Максом Мартином. Его песни уже поет Рианна, и им восторгается Марк Ронсон, так что у него вполне себе может получиться двигаться в этом направлении и дальше.

Не меньше содержания об альбоме говорит и его обложка, на которой фотографии из намибийского города-призрака добавили цвета и объема: примерно так же некоторое время назад пытались сделать интереснее советские черно-белые фильмы, не понимая, что самое интересное в них уже было заложено изначально и без всякого цвета. Пространство с обложки «The Slow Rush» и сопутствующих синглов кажется нереальным, сконструированным, но ирония заключается как раз в том, что самое настоящее на этих иллюстрациях — песок; неумолимый песок времени, делающий из обычных городов города-призраки.

Именно об этом, о том, что со всеми нами, и в том числе с Кевином Паркером, может сделать время, и пытается сказать нам альбом — в интервью с Зейном Лоу Паркер не зря говорит, что его тексты с каждым разом становятся все откровеннее. Именно этой рефлексией, все еще редкой в поп-музыке, и ценен «The Slow Rush», остальное, включая напоминания о Stardust и Supertramp, — это наносное; именно за это хочется уважать и помнить Кевина Паркера. А плейлисты для барбекю — бог с ними; впрочем, он и их делает своими песнями статнее и благороднее.


обложка: Interscope Records

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Спасительный круг: Посмертный альбом Мака Миллера «Circles» как красивый постскриптум
Спасительный круг: Посмертный альбом Мака Миллера «Circles» как красивый постскриптум Если вам хочется послушать чей-то посмертный альбом, то лучше выберите этот
Спасительный круг: Посмертный альбом Мака Миллера «Circles» как красивый постскриптум

Спасительный круг: Посмертный альбом Мака Миллера «Circles» как красивый постскриптум
Если вам хочется послушать чей-то посмертный альбом, то лучше выберите этот

30 главных русскоязычных альбомов 2010-х
30 главных русскоязычных альбомов 2010-х От Нюши и Муджуса до «Хадн дадн» и «Пасош»
30 главных русскоязычных альбомов 2010-х

30 главных русскоязычных альбомов 2010-х
От Нюши и Муджуса до «Хадн дадн» и «Пасош»

«Легендарная пыль» Моргенштерна — дно по смысловой и музыкальной нагрузке
«Легендарная пыль» Моргенштерна — дно по смысловой и музыкальной нагрузке Но интереснейший медийный акт
«Легендарная пыль» Моргенштерна — дно по смысловой и музыкальной нагрузке

«Легендарная пыль» Моргенштерна — дно по смысловой и музыкальной нагрузке
Но интереснейший медийный акт

Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»
Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия» «Мы стараемся поддерживать человека. Чтобы он, несмотря на всю тьму, которая окутывает нас, находил свет»
Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»

Варя Краминова из «Хадн дадн» — о нежности и сочувствии на новом альбоме «Ностальгия»
«Мы стараемся поддерживать человека. Чтобы он, несмотря на всю тьму, которая окутывает нас, находил свет»

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды

Как провести первую неделю зимы в Москве

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

Face ID: 9 студий, где делают отличный массаж лица

Первая полоса

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды
Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды 28 ноября не стало дизайнера Off-White и креативного директора Louis Vuitton
Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды

Архитектор, дизайнер, диджей: Кем был Вирджил Абло и как он изменил индустрию моды
28 ноября не стало дизайнера Off-White и креативного директора Louis Vuitton

Как провести первую неделю зимы в Москве
Как провести первую неделю зимы в Москве День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room
Как провести первую неделю зимы в Москве

Как провести первую неделю зимы в Москве
День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?
Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»? И как таким людям удается найти работу
Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?

Что делать, если работодатели вас считают «оверквалифайд»?
И как таким людям удается найти работу

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным
«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным
«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

«На близком расстоянии» — редкий пример удачного фильма о локдауне. Мы поговорили с его режиссером Григорием Добрыгиным

Face ID: 9 студий, где делают отличный массаж лица
Face ID: 9 студий, где делают отличный массаж лица
Face ID: 9 студий, где делают отличный массаж лица

Face ID: 9 студий, где делают отличный массаж лица

«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино
«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино Чем заняться на выходных
«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино

«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино
Чем заняться на выходных

«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы
«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы Гимн, награды и наказания для сотрудников
«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы

«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы
Гимн, награды и наказания для сотрудников

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран
Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран Сколько стоят билеты и хорошо ли там жить
Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран
Сколько стоят билеты и хорошо ли там жить

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Спецпроект
Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Спецпроект

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов
Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов
Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна
Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна И где сейчас находится рэпер
Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна

Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна
И где сейчас находится рэпер

Сколько россияне тратят на котов и собак
Сколько россияне тратят на котов и собак Что попадает в рацион питомцев и как часто они бывают у ветеринара
Сколько россияне тратят на котов и собак

Сколько россияне тратят на котов и собак
Что попадает в рацион питомцев и как часто они бывают у ветеринара

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»
Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»
Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Спецпроект
От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет» Как создавать значимые городские события
От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Спецпроект

От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Как создавать значимые городские события

Запах метро, сырого теста 
и Санкт-Петербурга
Спецпроект
Запах метро, сырого теста и Санкт-Петербурга Как ароматы вызывают воспоминания
Запах метро, сырого теста 
и Санкт-Петербурга
Спецпроект

Запах метро, сырого теста и Санкт-Петербурга
Как ароматы вызывают воспоминания

«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции
«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции
«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции

«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции

Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3
Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3 Тестируем телефон с гибким экраном за 170 тысяч рублей
Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3

Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3
Тестируем телефон с гибким экраном за 170 тысяч рублей

«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор
«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор
«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор

«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор

Подпишитесь на рассылку