Музыка11 апреля 2022

Как «спецоперация» отразилась на музыкальной индустрии

Как «спецоперация» отразилась на музыкальной индустрии

С начала «спецоперации» почти во всех культурных сферах возникли серьезные проблемы: в столичных музеях закрылись международные экспозиции, зарубежных театральных артистов отозвали на родину, а на больших экранах кинотеатров вместо фильмов с «Оскара» стали показывать «Жмурки» и «Брата». Музыкальной индустрии, как всегда, досталось больше всех: три основных мейджор-лейбла — Universal, Sony и Warner — остановили работу на российском рынке, а большинство независимых лейблов и музыкантов либо покинули территорию РФ, либо взяли временную паузу с надеждой на то, что скоро все утихнет. При этом очевидно, что многие вещи уже необратимы: в стране не осталось крупных международных лейблов и выходов на ранее популярные стриминги, а у россиян — лишних денег на концерты и вечеринки.

В то же время музыкальная индустрия, как и многие другие культурные институции, разделилась на два лагеря, где в первом — бюджетники слушают Гагарину, «Любэ» и Тимати с Газмановым на концерте-митинге в «Лужниках», а во втором — поддерживают первого (и пока единственного) в России рэпера, признанного иностранным агентом, и смотрят стримы с благотворительных концертов Оксимирона и Noize MC.

The Village поговорил с представителями отечественной музыкальной индустрии и рассказывает, что происходит с независимой сценой прямо сейчас.

Новые условия и их последствия

Сама по себе творческая эмиграция сейчас вещь распространенная. После 24 февраля из России уехали не только независимые музыканты, но и многие популярные промоутеры и арт-директора московских клубов. Так, в конце марта создатель фестивалей «Боль» и Moscow Music Week Степан Казарьян объявил о прекращении своей деятельности на территории РФ и переехал в Белград: «Я больше не живу в России и точно не собираюсь проводить тут какие‑либо мероприятия или фестивали по очевидным, по крайней мере, для меня, причинам <…> Теперь я балканский промоутер, и, пожалуйста, считайте меня таковым, пока я не сообщу вам об обратном».

Схожим образом поступил и продюсер концертной программы Mutabor и фестивалей Awaz и Signal Артем Акимов, переехавший жить на Шри-Ланку. Однако он, в свою очередь, разрывать контракты с российскими музыкантами не стал, хоть и с начала «спецоперации» «почти полностью лишился какого-либо заработка на неопределенный срок». Наоборот, продюсер заявил, что не собирается прекращать работать с российской сценой — пусть и дистанционно. «Где бы я ни был — в России, на Шри-Ланке или на Марсе, — я буду оставаться с Mutabor всегда. Mutabor — это моя семья. Я буду делать все для поддержания команды и площадки», — рассказал The Village Артем Акимов. По его словам, Mutabor закрываться не собирается. Наоборот, после месяца простоя клуб снова возвращается в свою рабочую форму. Сейчас там проходят мероприятия сторонних промоутеров, а в мае на Шарикоподшпниковской стартует официальная концертная программа самого Mutabor. Пока у ребят в планах только три концерта — какие именно, не уточняется. «Сейчас много артистов уехало из страны — где-то весь состав, где-то частично, кто-то просто отказывается выступать, поэтому собрать программу очень сложно», — говорит Артем. Более того, организовывать мероприятия стало сложнее не только из-за отмены всех привозов и активно эмигрирующих музыкантов, но и из-за недостатка качественного оборудования и международной поддержки. «Без иностранных артистов, иностранного программного обеспечения и оборудования русская хиленькая музыкальная сцена не обречена, но будет находиться в жутчайшем кризисе в ближайшие годы. И так продолжится, пока путинский режим не прекратится, а когда это произойдет — одному Богу известно», — продолжает он.

Более принципиальной позиции насчет дальнейшего развития отечественной сцены придерживается электронная исполнительница Даша Короткова, она же Ушко. Она убеждена, что скоро никакой независимой сцены в России не останется, как минимум электронной. «Я уехала, все уехали, ничего „локального“ больше нет и не будет. России больше как таковой не существует ни для меня, ни для моих друзей», — говорит певица. «Русская культура — это не то, что мы будем распространять и продвигать в ближайшие лет пять <…> В режиме не будет „другой“ музыки, либо те, кто останутся, будут выкладывать свои релизы на SoundCloud и „ВКонтакте“ без возможности монетизировать свой труд. В общем, подождите немного и увидите, как все развалится», — говорит Ушко.

Однако так считают не все. Женя Горбунов из «Интуриста», наоборот, убежден, что сейчас крайне важно говорить о русской культуре. «Если вспомнить, как наше государство себя ведет на протяжении столетий, можно вообще ни о чем не говорить в принципе. А общественные деятели, писатели, поэты, композиторы, режиссеры и много кто еще, репрессированные и уничтоженные государственной машиной, — о них тоже не нужно говорить? — рассуждает он. — Хорошо, если не говорить о русской культуре, то давайте поговорим о контркультуре. В принципе, в России культура и контркультура — это часто одно и то же, особенно если речь идет о действии вопреки и прорастании живых побегов через феодальный или имперский железобетон».

Отечественная сцена за рубежом

После начала «спецоперации» многие независимые исполнители решили на время покинуть Россию и переехали в Грузию и Армению, где стали строить новую сцену и организовывать музыкальные фестивали в поддержку «пострадавших от боевых действий и насилия». Например, с 15 по 17 апреля в Ереване пройдет благотворительный фестиваль Camerata Fest Yerevan*, на котором выступят Sonic Death, Арсений Креститель, Инженер Земли, Ушко, Sofa Rodina и другие музыканты из России. Все собранные средства с продажи билетов будут переведены в «волонтерские организации, которые помогают мирным жителям, находящимся в критическом положении из-за военных конфликтов».

Кроме того, в конце марта петербургское коммуникационное агентство Doing Great Agency (Stereoleto, Alfa Future People, Beat Film Festival) запустило проект Doing Great for Great — нетворкинг-чат с экспертами музыкальной индустрии. Сейчас проект консультирует артистов, музыкальных менеджеров и промоутеров по вопросам того, как организовывать концерты в других городах — Тбилиси, Ереване и Каше. «Такие варианты совершенно точно есть. Нам кажется интересным не просто делать концерты своих артистов, но и интегрировать артистов местных сцен», — рассказывают The Village создатели проекта. «Российская индустрия очень адаптивна — это показал коронавирус: многие останутся, многие уедут, но совершенно точно не будет дня, когда все выйдут из чатиков индустрии и официально закроют всё», — подытоживают они.

Что осталось

В противовес массовой миграции остались и те, кто продолжил строить карьеру на родине. Так, например, создатель группы «Интурист» Женя Горбунов рассказал The Village, что у него «были мысли порвать токсичные отношения с родиной, уехать куда подальше и начать новую жизнь», но, взвесив все за и против, он понял, что «здесь остается огромная часть людей, которые не только не поддерживают режим, но и каждый день стараются сделать жизнь друг друга лучше, несмотря на этот ад», и решил присоединиться к ним. «Есть ощущение, что я тут кому-то нужен со своей странной музыкой», — продолжил он. 26 марта Горбунов впервые с начала «спецоперации» выступил с импровизированным концертом. «Недавно мы сделали концерт в Powerhouse, по задумке камерный и даже без барабанов, все тягучее и неспешное — и на него пришел полный клуб. В итоге мы очень конструктивно провели время, это была такая тонкая коммуникация, суперделикатная и объединяющая. И потом получилось много с кем из слушателей поговорить и обняться», — рассказывает музыкант.

Сам же Powerhouse, в отличие от многих закрывшихся из-за «спецоперации» клубов, не только продолжил работать, но и стал перечислять половину выручки со входа в благотворительные фонды «Территория добра» и «ОВД-Инфо» (власти считают иноагентом). Владелец клуба Андрей Алгоритмик не стал отменять выступления и оставил эту возможность за музыкантами, объяснив свою позицию тем, что «Powerhouse — это в первую очередь социальный музыкальный хаб». «Многие музыканты уехали из страны, многие подавлены и не видят возможности выступать, а многие считают своим творческим долгом продолжать делать любимое дело и помогать отвлечься слушателям в это непростое время. Мы всеми силами попытаемся сохранить Powerhouse и продолжим работу в привычном режиме <…> Мы не хотим подвести своих посетителей и комьюнити», — рассказал Алгоритмик The Village.

Такой же позиции придерживается и соорганизатор фестивалей Awaz, MMW, «Боль» и «Родной звук» Ваня Евсеев. Несмотря на то что многие его коллеги уехали за границу, он посчитал своим «долгом» продолжить работать на родине. «Пускай здесь я не уверен в завтрашнем дне, но я могу сотворить что-то полезное и сделать это, невзирая на обстоятельства, с теми и для тех, кто все же остался», — говорит он.

Этично ли вообще давать концерты

Другой вопрос — этично ли вообще проводить концерты и вечеринки, когда вокруг разворачивается «спецоперация». Здесь мнения разделились: кто-то приравнивает подобные мероприятия к «пиру во время чумы», а кто-то, наоборот, считает, что музыка помогает переживать негативные эмоции, а «концерты — это хорошая возможность донести не провокационную и не пропагандистскую, но при этом вдохновляющую идею о том, чтобы не падать духом».

«Люди устали, людям тяжело, невозможно молчать и обсуждать что-то другое. Мероприятия помогают им развеяться, отвлечься и ненадолго прийти в себя. Заниматься их организацией — это то все, что я сейчас могу и хочу делать. Я искренне считаю, что это необходимо. Для всех», — говорит промоутер Ваня Евсеев. «Как сказал мой хороший знакомый: творчество рождает культуру, дает ответы и открывает глаза, а если мы дадим „спецоперации“ забрать нашу культуру, то нашей единственной культурой станет [слово пропущено]», — рассказывает он. «Конечно, хейт из-за „спецоперации“ продолжается — сейчас без этого никуда, и это будет постоянно, но есть люди, которым важны концерты, которым важно слушать музыку вживую, видеть своих кумиров», — продолжает идею Евсеева продюсер Mutabor Артем Акимов.

К ним же присоединился и Женя Горбунов («Интурист»): «Мне сложно в любое время думать о чем-то, кроме творчества, а творчество у меня обращено внутрь страны и внутрь себя как ее части, все крутится вокруг русского языка и каких-то хтонических инсайтов, поэтому мне очень трудно представить, что я буду заниматься всем этим где-то еще. Может быть, позже придет новый период, но пока он даже не маячит на горизонте».

Финансовые сложности

Помимо этики, которая у каждого своя, есть и финансовый вопрос — общий уже для всех. Степан Казарьян, а вместе с ним крупнейшие фестивали «Боль» и MMW, уехали из России, телеграм-канал концертного агентства Pop Farm почти полностью состоит из новостей об отменах и переносах, Spotify и Deezer уже ушли с рынка (поговаривают и о скором уходе Apple Music) — это значит, что возможностей заработать будет все меньше и меньше. Да и у самой аудитории станет меньше денег: пока слушатели готовы покупать билеты на события во время «спецоперации», но что будет через несколько месяцев?

Посещаемость и продажи билетов в Powerhouse уже уменьшились на 20 %, в Mutabor на 10 % — на вечеринках и на 30 % — на концертах. В существующих реалиях это терпимые потери, но не стоит забывать о том, что массовая миграция не прекратилась, и с каждым днем все больше и больше музыкантов оказываются за границей. Это представляет большую угрозу крупным фестивалям, которых и так осталось немного (разве что Signal, Stereoleto и «Дикая мята»). Но, вероятно, что из-за расторжения контрактов и отмены привозов и их проводить станет попросту невыгодно.

«На данный момент у меня нет никакой мотивации делать крупные мероприятия в России, так как я не вижу никакой перспективы их развития в ближайшие годы из-за устоявшегося режима, санкций и железного занавеса <…> В Signal в этом году участвовать тоже не буду», — говорит продюсер Артем Акимов. Женя Горбунов («Интурист») мыслит более позитивно: «Независимая музыкальная сцена так привыкла к нестабильности, что ее невозможно уничтожить. <…> Когда-то в начале-середине нулевых независимые группы не зарабатывали деньги на концертах, звук почти на всех площадках был так себе, публики было раз в сто меньше. Сейчас сцена чувствует себя намного лучше: играть без гонорара — это скорее исключение, чем правило; звук везде нормальный; начинающий артист, если он хорошо выступает, очень быстро может найти публику и монетизировать свое творчество. И этот качественный рост происходил несмотря на кризисы 2008 и 2014 годов».

В любом случае на вопрос «что будет дальше с отечественной сценой?» ответить сложно, есть лишь невеселые догадки. И дело не в том, что в ближайшие годы иностранные артисты не приедут с концертами в Россию. Музыка — это коллективное искусство, которое подразумевает взаимодействие с разными стримингами, мейджорами и дистрибьюторами, турами и фестивалями. Сейчас же отечественную музыку отрезали от внешнего мира, а новых платформ для ее успешного продвижения пока нет.

*Власти РФ считают Meta, которой принадлежит Instagram, экстремистской организацией, ее деятельность на территории страны запрещена.

Фотографии: обложка - Ксения Бабушкина, 1 - Dmitry Chuntul / Mutabor, 2 - Powerhouse

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Новое и лучшее

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Подпишитесь на рассылку