«Я секси-ягуар, внимайте мой рев»: Как шведский продюсер пишет музыку в России Работа с Манижей, танцы с шестом и идеальный русский

«Я секси-ягуар, внимайте мой рев»: Как шведский продюсер пишет музыку в России

«Кстати, нужно упомянуть, что еще я был священником? После школы я работал в церкви на своем острове», — уточняет на чистом русском Цезарь Иварссон. Цезарь — швед. Он родился на маленьком острове Фута, был пастырем, затем рыбаком — пошел по стопам отца. Сейчас он сидит в длинном черном халате, на его пальцах много перстней, а на голове красная феска. Мы находимся в редакции The Village в Москве, на Рочдельской улице.

Не очень понятно, с какой стороны начать рассказ о Цезаре. Каждый отдельно взятый факт из его жизни впечатляет, но не поражает. Зато, если все сопоставить, кажется, что биографию Цезаря уже можно экранизировать. Он приехал в Москву несколько лет назад. Женился на русской девушке Полине. Вообще Цезарь — музыкальный продюсер: в Швеции играл хард-рок с участниками Brides of Destruction, в Москве записывается с Манижей. Что не мешает ему выпускать собственные клипы, где он ходит по заснеженным детским площадкам в костюме зайца и розовой шубе. Или, например, танцует на шесте в обтягивающих легинсах и поет: «Я секси-ягуар, я шведский суперстар». Кстати, Цезарь и правда профессионально занимался pole dance — пока не надорвал колено. А еще работал моряком. И инкассатором.

Обо всем этом, а также о том, как иностранцу выучить русский язык почти до уровня носителя и чем Россия лучше Швеции, мы и попросили рассказать Цезаря.

Цезарь Иварссон

Россия


О собственном лейбле

Мой отец — рыбак. Он очень прагматичный человек. Если ему что-то непонятно, он выучит это, вместо того чтобы нанять специалиста. Когда я захотел выпустить свою музыку, я поступил так же.

Первый лейбл я создал, когда мне было 18 лет. Я выпускал музыку свою и еще одного человека, который жил на моем острове. Потом мы создали группу с очень крутым американским артистом из группы Brides of Destruction. Они приехали из Лос-Анджелеса. Денег было не очень много.

В то же время я учился на музыкального продюсера, но вскоре бросил — мои преподаватели сказали, что я на несколько уровней выше остальных в классе. Я подумал: «Никогда не хочу быть самым умным в комнате». После переехал в Стокгольм. Там я встретился с человеком, который тоже хотел выпускать музыку. Мы решили создать лейбл LMH Records вместе. У нас была студия, где мы записывали своих артистов и потом делали им весь маркетинг.

У нас был план заниматься музыкой в цифровом виде — мы не хотели организовывать концерты и выпускать пластинки. Пластинки дают много денег сразу, но у нашего лейбла не было репутации. Тогда я составил для себя план, что через пять лет мы начнем зарабатывать деньги. Потом я заметил, что мой коллега начинает работать все меньше и меньше. Вскоре он сказал: «Я не хочу больше». Так что сейчас все работает по-другому: у меня никто не устроен в штат, всех работников я нанимаю на проект.

Я такой человек — готов пожертвовать ногу за то, что мне хочется. Пока я не встречу такого же человека, не готов ни с кем работать постоянно. Сейчас идет четвертый год, начинается реальная работа. Артисты обращаются к нам, мы их больше не ищем.

Как устроена работа с артистами

Недавно мы сделали песню с Яной Блиндер, еще мы писали песню вместе с Манижей. Как так вышло? У нас с ней есть общая знакомая, ее бывший менеджер — девушка моего друга, которого я встретил в Швеции семь лет назад. Она знает, что я очень хорошо говорю на английском, а Манижа как раз хотела на нем что-нибудь записать. Получилась песня «Недославянка» — я помогал ей сделать рэп-часть. Еще мы с Алисой Трифоновой писали песню «Дождь». Она вообще неизвестна, но выиграла KFC Battle в 2018 году и сейчас попала в Spotify и Boom. Так вот, весь продакшен ей делал один человек в Иркутске, видео делают уже другие люди.

Сейчас я выбираю, что выпускать. На любой релиз ты тратишь много времени, поэтому должны быть хорошие перспективы на доходы. Например, у меня есть очень странная группа в Швеции — The Royal Beggars, они играют 70-е, рок-н-ролл. Очень мало кто слушает, но они так хорошо продают пластинки! Есть магазин в Японии, который заказывает сразу кучу копий. Хотя на Spotify у них всего 10 тысяч стримов. При этом у нас есть другой артист — Роберт Джон Дэвид, он играет шведское инди и зарабатывает на радио. Радио в Швеции платит хорошо, плюс у него хорошая аудитория, которая готова тратиться на концерты.

Мы следим за всеми жанрами, кроме рэпа. Мне не особо интересен рэп, я его вообще ненавижу: «У меня много бабок, у-у-у, бабки». Ну молодец, что. Тем более за последние четыре года все устали от рэпа.

Не так часто, но все же я общаюсь с людьми из Moscow Music School. Мы хотели с ними проводить мероприятия: приглашать шведских авторов песен в Россию, чтобы они пообщались с русскими, а русских музыкантов, наоборот, отправлять в Швецию. Но когда это должно было осуществляться, был карантин. Поэтому не вышло, но мы займемся этим позже.

Как я зарабатываю в России (не лейблом)

Недавно я нашел работу в Швеции, которой я могу заниматься из Москвы. Ведь музыкальная индустрия встала на паузу: никаких концертов, даже с посылками проблемы. У нас вот был один клиент из Новой Зеландии, который три с половиной месяца ждал пластинку из Швеции. Тогда я понял, что хочу найти легкую работу на удаленке. Ведь извините, но 50 % зарплаты в Швеции — это как нормальная зарплата здесь. И тогда все хорошо: с индустрией может происходить что угодно, у меня все равно есть стабильная зарплата и время, чтобы самому заниматься музыкой. Сейчас работаю в отделении закупок Lidl — типа как X5 закупает продукты для «Ашана» и «Пятерочки». Вот и я им помогаю с анализом товаров. Это очень нудная работа.

Пока лейбл еще не приносил денег, я много чем занимался параллельно. Например, танцевал в студии pole dance (танцы у шеста. — Прим. ред.). Или работал в бункере, который занимается инкассацией. Если я делаю что-нибудь, что тяжело для мозга, у меня нет сил на музыку. Поэтому я выбрал довольно немузыкальные занятия. Я не могу делать коммерческую музыку, которая мне не нравится — или я должен любить то, что я делаю, или мне должно быть типа совсем *****.

Хотя по pole dance я скучаю. Я этим занимался три года, наверное. Даже готовился к соревнованиям в Швеции. За месяц-полтора до соревнований я порвал мышцы и с тех пор не могу.

Как не бояться агрессивной России

Почему Россия? У меня были свободные полгода до того, как начиналась учеба на музыкального продюсера в Швеции. Я такой: «Что делать? Работать или учиться? Почему бы не начать учить новый язык?» Я люблю языки, но начал с русского случайно — надо было выбрать между ним и арабским. Постепенно я любовался [влюбился] в Россию. Когда я сюда приехал в первый раз, я такой: «О, блин, я понимаю что-то, когда хожу по улице. Могу отвечать иногда [на русском]».

Я тогда выглядел очень по-другому: у меня были длинные волосы до плеч, солнечные очки, огромная шляпа, обтягивающие легинсы и открытый фрок… фрак? Люди даже кричали через Невский проспект: «О-о-о, голубой, гей». Помню, что у меня были очень длинные сережки с… Как называется эта штука, которая на крыльях? Нет, не бабочка. Перья! И люди на улице могли трогать меня, как будто я из зоопарка. Но меня это не пугало, мне *****. В Швецию обратно не захотелось. Конечно, в России более агрессивно. Но в Швеции тоже много чего происходит ночью.

Со мной пытались подраться. Но у меня всегда получается… Как сказать, что ты вышел из ситуации? Talk myself out of this situation? Договориться. Я тогда тусовался в Питере в «Танцплощадке». Мы там были с одной девушкой, которую я встретил в Tinder. Я люблю Tinder как способ знакомиться, потому что я довольно застенчивый человек. Я не могу подходить к людям: «А, привет, ты мой новый друг». А Tinder — отличный способ: «Привет, я новый в городе, помогите». А люди такие «О-о-о».

Я люблю блестящие вещи. Например, у меня есть любимый серебристый кроп-топ, и когда я хожу в нем, кто-то тоже может обратиться ко мне с кулаками. Но тут важно, что я довольно высокий — это помогает. Если бы у меня был рост типа 160, я бы так не выходил из дома.

Я даже не замечаю, что люди на меня смотрят. Друзья иногда говорят, а я такой: «А, да?» Просто я решил: или начинаю бояться, или мне просто должно быть *****. Если я умру в феске (головной убор в восточных государствах и в Северной Африке, в нем Цезарь пришел на интервью. — Прим. ред.), то я умру в феске, всё.

У меня же даже есть татуировка «Из-за ложки борща» — помните, как у Эйзенштейна в «Броненосце „Потемкин“»? Когда Вакуленчук поднимает бунт из-за тухлого мяса. И после этого он умирает, и там появляется черная надпись «Из-за ложки борща». Титр, да. Можно сказать, что я переехал из-за ложки борща.

Как выучить русский язык

Клип «Давайте познакомимся» старый. Его я снимал еще в 2016 году, до переезда в Россию. Тогда я только учил русский в университете, но уже сочинял на нем песни.

Я решил переехать два года назад. Вначале прожил тут год по обмену, потом собирался обратно в Швецию — продолжать с музыкой. Но потом мы встретились с женой, конечно, в Tinder. Перед этим у нас были лекция в МГУ про Серебряный век — это так называется? — где мы обсуждали художников. Спустя пять дней мы с Полиной, моей женой, пошли в Третьяковскую галерею на свидание. Она очень впечатлилась, что иностранец вообще знает, что там за художники, причем на русском.

Вообще брак мне не очень подходит — я полиаморный человек. Она тоже не очень сильно верит в брак, но мы решили, что хотим быть вместе. Ну и вообще, жениться — хороший способ, чтобы я мог остаться здесь и мы могли продолжать наши отношения.

Восемь месяцев я жил с женой в Москве. Конечно, благодаря ей я подтянул русский язык. Но я и сам такой зануда… Когда учу новый язык, могу сидеть по пять часов в день и повторять слова и грамматику, как робот. Я и немецкий так выучил всего за четыре месяца. Конечно, не до уровня носителя, но достаточно для того, чтобы поступить в университет в Германии. Я хотел туда поехать на курс по songwriting (написание музыки. — Прим. ред.). У меня не получилось: было 450 заявок на девять мест.

Полтора года я учил русский в Швеции, а еще год проучился тут, в МГУ по обмену. Самое главное — учить язык по утрам: у тебя больше энергии, ты можешь больше запоминать. У меня была цель — выучивать 70 слов в день. Главное, заучивать письменно. В конце недели я беру все слова, которые учил, и устраиваю себе большой тест. Хочу правильно написать хотя бы 90 % из них. И так каждую неделю. При этом важно окружить себя языковой средой. Все, что я читаю, — на русском. Все, что слушаю, — тоже. Я даже пытался себя заставить не разговаривать на шведском.

Конечно, любовь очень сильно помогает: когда я учил немецкий, у меня была девушка-немка. В случае с русским — жена. Сейчас я учу французский, но не окружаю себя средой настолько плотно. Амбиции у меня намного ниже. Я вижусь с подругой, которая немного говорит на французском. Мы с ней смотрим фильмы в оригинале, а потом каждое утро я занимаюсь по 20 минут. Это немного, но мне хватает. Французской девушки нет, но я и не хочу пока. Хватит мне.

Конечно, я творческий человек, но это никак не влияет на мою усидчивость. Чтобы нарушать правила, надо их знать. Если художник, не зная основ, рисует какие-то фигуры, получается херня.

На самом деле я не так много тусуюсь в Москве. Можно сказать, что я отшельник. Много времени я провожу с собой — читаю. Но, конечно, я часто общаюсь с художниками на НИИДАР. Там такая тусовка, что ты можешь просто зайти днем к кому угодно.

О скучной Швеции и веселой России

Я нечасто езжу в Швецию. Сейчас вот уехал туда на три месяца летом — очень соскучился по России за это время. Выехать было легко, а вот вернуться — сложнее. Вначале я обратился в посольство, они сказали, что ничего не могут сделать — вот тебе номер ФСБ. Звонил им по телефону из Швеции. Они сказали, какие именно бумаги нужно взять с собой на границу, чтобы меня пропустили.

В прошлом году несколько раз был у посла. Но вообще я редко общаюсь со шведами. У нас нет отдельных групп в фейсбуке для экспатов. Шведам это неинтересно, мы очень закрытые люди. Всего в Москве живет 3–4 тысячи шведов. Я знаю нескольких, но у нас не особо много общего: они высокие менеджеры или политизированные люди. А я в довольно творческой среде.

Мне кажется, я погружен в русскую культуру. Я много читал классической литературы, хорошо знаю историю начиная с Владимира и до сегодня. Чтобы получить разрешение на проживание здесь, нужно сдать экзамен на знание истории и законодательства. Мне очень нравится древнерусская история — особенно эпизод, когда Владимир выбирал религию. Но и про советский период я тоже много читал. И конечно, СССР — очень интересный эксперимент.

Говоря о современной России… Мне кажется, она развивается намного быстрее, чем Европа. В том плане, что у вас свободному обществу всего 30 лет. Путь с нуля до сегодня вы прошли за 30 лет, у нас же было на 100 лет больше. В Швеции все могли голосовать еще в 1917 году. У нас было много времени, чтобы прийти к демократии. В России же всегда было авторитарное общество. Но, разумеется, сегодня в России все еще намного авторитарнее, чем в Европе. И я думаю, что по-другому сейчас было бы даже сложно. Ведь, чтобы такого режима не было, люди должно быть готовы брать на себя ответственность. Сейчас, когда что-то идет плохо, всегда можно виновать… обвинять кого-то. Ты выбираешь ответственность, когда понимаешь, что готов сам отвечать за свою неудачу и успех. Но при этом ты не можешь никого виновать, а это тяжело.

Так что те идеи, которые нас вдохновляли в Европе, сюда пока не пришли. Мы получили какое-то время, чтобы с ними пообщаться, понять их, чтобы они стали частью нас. Кто-то однажды сказал, что демократия приходит вместе с буржуазией. Как только у тебя появляется что-то, о чем ты можешь… When you have something to care about, you want to influence how others can react to that. То есть если ты не живешь в бедности — ты хочешь влиять на вещи. Конечно, в Москве есть средний класс, а вне ее — нет. И если люди живут в бедности, у них в голове нет приоритета демократии — они просто хотят выжить.

Да, конечно, в России все считают Швецию суперпрогрессивной: у нас крутые бренды и все друг друга уважают. Почему же я променял все это на Россию? Потому что там так скучно! Они сидят на своих жопах с деньгами, и им похер на все. Искусство здесь намного сильнее. По сравнению с Россией в Швеции просто нет современного искусства.

Например, моего друга поймали в Коломне, когда он делал там свой проект. В Швеции это невозможно, там такое не происходит. Там ты такой типа дерзкий, если рисуешь менструацию на площади. Так что мы возвращаемся к вопросу ограничений — здесь, в России, есть с чем бороться. А у нас просто нет такого — всем похер. И так все можно.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

Что такое экотревожность

Первая полоса

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Как найти свою цель и начать двигаться к ней Опыт известных людей прошлого
Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Опыт известных людей прошлого

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Приходим в себя после майских: Как провести неделю Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве
Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии Рассказываем про лучшие новинки недели
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Рассказываем про лучшие новинки недели

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска» Самом смелом в истории группы
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
Самом смелом в истории группы

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Подпишитесь на рассылку