3 июля, воскресенье
Москва
Войти

«Я секси-ягуар, внимайте мой рев»: Как шведский продюсер пишет музыку в России Работа с Манижей, танцы с шестом и идеальный русский

«Я секси-ягуар, внимайте мой рев»: Как шведский продюсер пишет музыку в России

«Кстати, нужно упомянуть, что еще я был священником? После школы я работал в церкви на своем острове», — уточняет на чистом русском Цезарь Иварссон. Цезарь — швед. Он родился на маленьком острове Фута, был пастырем, затем рыбаком — пошел по стопам отца. Сейчас он сидит в длинном черном халате, на его пальцах много перстней, а на голове красная феска. Мы находимся в редакции The Village в Москве, на Рочдельской улице.

Не очень понятно, с какой стороны начать рассказ о Цезаре. Каждый отдельно взятый факт из его жизни впечатляет, но не поражает. Зато, если все сопоставить, кажется, что биографию Цезаря уже можно экранизировать. Он приехал в Москву несколько лет назад. Женился на русской девушке Полине. Вообще Цезарь — музыкальный продюсер: в Швеции играл хард-рок с участниками Brides of Destruction, в Москве записывается с Манижей. Что не мешает ему выпускать собственные клипы, где он ходит по заснеженным детским площадкам в костюме зайца и розовой шубе. Или, например, танцует на шесте в обтягивающих легинсах и поет: «Я секси-ягуар, я шведский суперстар». Кстати, Цезарь и правда профессионально занимался pole dance — пока не надорвал колено. А еще работал моряком. И инкассатором.

Обо всем этом, а также о том, как иностранцу выучить русский язык почти до уровня носителя и чем Россия лучше Швеции, мы и попросили рассказать Цезаря.

Цезарь Иварссон

Россия


О собственном лейбле

Мой отец — рыбак. Он очень прагматичный человек. Если ему что-то непонятно, он выучит это, вместо того чтобы нанять специалиста. Когда я захотел выпустить свою музыку, я поступил так же.

Первый лейбл я создал, когда мне было 18 лет. Я выпускал музыку свою и еще одного человека, который жил на моем острове. Потом мы создали группу с очень крутым американским артистом из группы Brides of Destruction. Они приехали из Лос-Анджелеса. Денег было не очень много.

В то же время я учился на музыкального продюсера, но вскоре бросил — мои преподаватели сказали, что я на несколько уровней выше остальных в классе. Я подумал: «Никогда не хочу быть самым умным в комнате». После переехал в Стокгольм. Там я встретился с человеком, который тоже хотел выпускать музыку. Мы решили создать лейбл LMH Records вместе. У нас была студия, где мы записывали своих артистов и потом делали им весь маркетинг.

У нас был план заниматься музыкой в цифровом виде — мы не хотели организовывать концерты и выпускать пластинки. Пластинки дают много денег сразу, но у нашего лейбла не было репутации. Тогда я составил для себя план, что через пять лет мы начнем зарабатывать деньги. Потом я заметил, что мой коллега начинает работать все меньше и меньше. Вскоре он сказал: «Я не хочу больше». Так что сейчас все работает по-другому: у меня никто не устроен в штат, всех работников я нанимаю на проект.

Я такой человек — готов пожертвовать ногу за то, что мне хочется. Пока я не встречу такого же человека, не готов ни с кем работать постоянно. Сейчас идет четвертый год, начинается реальная работа. Артисты обращаются к нам, мы их больше не ищем.

Как устроена работа с артистами

Недавно мы сделали песню с Яной Блиндер, еще мы писали песню вместе с Манижей. Как так вышло? У нас с ней есть общая знакомая, ее бывший менеджер — девушка моего друга, которого я встретил в Швеции семь лет назад. Она знает, что я очень хорошо говорю на английском, а Манижа как раз хотела на нем что-нибудь записать. Получилась песня «Недославянка» — я помогал ей сделать рэп-часть. Еще мы с Алисой Трифоновой писали песню «Дождь». Она вообще неизвестна, но выиграла KFC Battle в 2018 году и сейчас попала в Spotify и Boom. Так вот, весь продакшен ей делал один человек в Иркутске, видео делают уже другие люди.

Сейчас я выбираю, что выпускать. На любой релиз ты тратишь много времени, поэтому должны быть хорошие перспективы на доходы. Например, у меня есть очень странная группа в Швеции — The Royal Beggars, они играют 70-е, рок-н-ролл. Очень мало кто слушает, но они так хорошо продают пластинки! Есть магазин в Японии, который заказывает сразу кучу копий. Хотя на Spotify у них всего 10 тысяч стримов. При этом у нас есть другой артист — Роберт Джон Дэвид, он играет шведское инди и зарабатывает на радио. Радио в Швеции платит хорошо, плюс у него хорошая аудитория, которая готова тратиться на концерты.

Мы следим за всеми жанрами, кроме рэпа. Мне не особо интересен рэп, я его вообще ненавижу: «У меня много бабок, у-у-у, бабки». Ну молодец, что. Тем более за последние четыре года все устали от рэпа.

Не так часто, но все же я общаюсь с людьми из Moscow Music School. Мы хотели с ними проводить мероприятия: приглашать шведских авторов песен в Россию, чтобы они пообщались с русскими, а русских музыкантов, наоборот, отправлять в Швецию. Но когда это должно было осуществляться, был карантин. Поэтому не вышло, но мы займемся этим позже.

Как я зарабатываю в России (не лейблом)

Недавно я нашел работу в Швеции, которой я могу заниматься из Москвы. Ведь музыкальная индустрия встала на паузу: никаких концертов, даже с посылками проблемы. У нас вот был один клиент из Новой Зеландии, который три с половиной месяца ждал пластинку из Швеции. Тогда я понял, что хочу найти легкую работу на удаленке. Ведь извините, но 50 % зарплаты в Швеции — это как нормальная зарплата здесь. И тогда все хорошо: с индустрией может происходить что угодно, у меня все равно есть стабильная зарплата и время, чтобы самому заниматься музыкой. Сейчас работаю в отделении закупок Lidl — типа как X5 закупает продукты для «Ашана» и «Пятерочки». Вот и я им помогаю с анализом товаров. Это очень нудная работа.

Пока лейбл еще не приносил денег, я много чем занимался параллельно. Например, танцевал в студии pole dance (танцы у шеста. — Прим. ред.). Или работал в бункере, который занимается инкассацией. Если я делаю что-нибудь, что тяжело для мозга, у меня нет сил на музыку. Поэтому я выбрал довольно немузыкальные занятия. Я не могу делать коммерческую музыку, которая мне не нравится — или я должен любить то, что я делаю, или мне должно быть типа совсем *****.

Хотя по pole dance я скучаю. Я этим занимался три года, наверное. Даже готовился к соревнованиям в Швеции. За месяц-полтора до соревнований я порвал мышцы и с тех пор не могу.

Как не бояться агрессивной России

Почему Россия? У меня были свободные полгода до того, как начиналась учеба на музыкального продюсера в Швеции. Я такой: «Что делать? Работать или учиться? Почему бы не начать учить новый язык?» Я люблю языки, но начал с русского случайно — надо было выбрать между ним и арабским. Постепенно я любовался [влюбился] в Россию. Когда я сюда приехал в первый раз, я такой: «О, блин, я понимаю что-то, когда хожу по улице. Могу отвечать иногда [на русском]».

Я тогда выглядел очень по-другому: у меня были длинные волосы до плеч, солнечные очки, огромная шляпа, обтягивающие легинсы и открытый фрок… фрак? Люди даже кричали через Невский проспект: «О-о-о, голубой, гей». Помню, что у меня были очень длинные сережки с… Как называется эта штука, которая на крыльях? Нет, не бабочка. Перья! И люди на улице могли трогать меня, как будто я из зоопарка. Но меня это не пугало, мне *****. В Швецию обратно не захотелось. Конечно, в России более агрессивно. Но в Швеции тоже много чего происходит ночью.

Со мной пытались подраться. Но у меня всегда получается… Как сказать, что ты вышел из ситуации? Talk myself out of this situation? Договориться. Я тогда тусовался в Питере в «Танцплощадке». Мы там были с одной девушкой, которую я встретил в Tinder. Я люблю Tinder как способ знакомиться, потому что я довольно застенчивый человек. Я не могу подходить к людям: «А, привет, ты мой новый друг». А Tinder — отличный способ: «Привет, я новый в городе, помогите». А люди такие «О-о-о».

Я люблю блестящие вещи. Например, у меня есть любимый серебристый кроп-топ, и когда я хожу в нем, кто-то тоже может обратиться ко мне с кулаками. Но тут важно, что я довольно высокий — это помогает. Если бы у меня был рост типа 160, я бы так не выходил из дома.

Я даже не замечаю, что люди на меня смотрят. Друзья иногда говорят, а я такой: «А, да?» Просто я решил: или начинаю бояться, или мне просто должно быть *****. Если я умру в феске (головной убор в восточных государствах и в Северной Африке, в нем Цезарь пришел на интервью. — Прим. ред.), то я умру в феске, всё.

У меня же даже есть татуировка «Из-за ложки борща» — помните, как у Эйзенштейна в «Броненосце „Потемкин“»? Когда Вакуленчук поднимает бунт из-за тухлого мяса. И после этого он умирает, и там появляется черная надпись «Из-за ложки борща». Титр, да. Можно сказать, что я переехал из-за ложки борща.

Как выучить русский язык

Клип «Давайте познакомимся» старый. Его я снимал еще в 2016 году, до переезда в Россию. Тогда я только учил русский в университете, но уже сочинял на нем песни.

Я решил переехать два года назад. Вначале прожил тут год по обмену, потом собирался обратно в Швецию — продолжать с музыкой. Но потом мы встретились с женой, конечно, в Tinder. Перед этим у нас были лекция в МГУ про Серебряный век — это так называется? — где мы обсуждали художников. Спустя пять дней мы с Полиной, моей женой, пошли в Третьяковскую галерею на свидание. Она очень впечатлилась, что иностранец вообще знает, что там за художники, причем на русском.

Вообще брак мне не очень подходит — я полиаморный человек. Она тоже не очень сильно верит в брак, но мы решили, что хотим быть вместе. Ну и вообще, жениться — хороший способ, чтобы я мог остаться здесь и мы могли продолжать наши отношения.

Восемь месяцев я жил с женой в Москве. Конечно, благодаря ей я подтянул русский язык. Но я и сам такой зануда… Когда учу новый язык, могу сидеть по пять часов в день и повторять слова и грамматику, как робот. Я и немецкий так выучил всего за четыре месяца. Конечно, не до уровня носителя, но достаточно для того, чтобы поступить в университет в Германии. Я хотел туда поехать на курс по songwriting (написание музыки. — Прим. ред.). У меня не получилось: было 450 заявок на девять мест.

Полтора года я учил русский в Швеции, а еще год проучился тут, в МГУ по обмену. Самое главное — учить язык по утрам: у тебя больше энергии, ты можешь больше запоминать. У меня была цель — выучивать 70 слов в день. Главное, заучивать письменно. В конце недели я беру все слова, которые учил, и устраиваю себе большой тест. Хочу правильно написать хотя бы 90 % из них. И так каждую неделю. При этом важно окружить себя языковой средой. Все, что я читаю, — на русском. Все, что слушаю, — тоже. Я даже пытался себя заставить не разговаривать на шведском.

Конечно, любовь очень сильно помогает: когда я учил немецкий, у меня была девушка-немка. В случае с русским — жена. Сейчас я учу французский, но не окружаю себя средой настолько плотно. Амбиции у меня намного ниже. Я вижусь с подругой, которая немного говорит на французском. Мы с ней смотрим фильмы в оригинале, а потом каждое утро я занимаюсь по 20 минут. Это немного, но мне хватает. Французской девушки нет, но я и не хочу пока. Хватит мне.

Конечно, я творческий человек, но это никак не влияет на мою усидчивость. Чтобы нарушать правила, надо их знать. Если художник, не зная основ, рисует какие-то фигуры, получается херня.

На самом деле я не так много тусуюсь в Москве. Можно сказать, что я отшельник. Много времени я провожу с собой — читаю. Но, конечно, я часто общаюсь с художниками на НИИДАР. Там такая тусовка, что ты можешь просто зайти днем к кому угодно.

О скучной Швеции и веселой России

Я нечасто езжу в Швецию. Сейчас вот уехал туда на три месяца летом — очень соскучился по России за это время. Выехать было легко, а вот вернуться — сложнее. Вначале я обратился в посольство, они сказали, что ничего не могут сделать — вот тебе номер ФСБ. Звонил им по телефону из Швеции. Они сказали, какие именно бумаги нужно взять с собой на границу, чтобы меня пропустили.

В прошлом году несколько раз был у посла. Но вообще я редко общаюсь со шведами. У нас нет отдельных групп в фейсбуке для экспатов. Шведам это неинтересно, мы очень закрытые люди. Всего в Москве живет 3–4 тысячи шведов. Я знаю нескольких, но у нас не особо много общего: они высокие менеджеры или политизированные люди. А я в довольно творческой среде.

Мне кажется, я погружен в русскую культуру. Я много читал классической литературы, хорошо знаю историю начиная с Владимира и до сегодня. Чтобы получить разрешение на проживание здесь, нужно сдать экзамен на знание истории и законодательства. Мне очень нравится древнерусская история — особенно эпизод, когда Владимир выбирал религию. Но и про советский период я тоже много читал. И конечно, СССР — очень интересный эксперимент.

Говоря о современной России… Мне кажется, она развивается намного быстрее, чем Европа. В том плане, что у вас свободному обществу всего 30 лет. Путь с нуля до сегодня вы прошли за 30 лет, у нас же было на 100 лет больше. В Швеции все могли голосовать еще в 1917 году. У нас было много времени, чтобы прийти к демократии. В России же всегда было авторитарное общество. Но, разумеется, сегодня в России все еще намного авторитарнее, чем в Европе. И я думаю, что по-другому сейчас было бы даже сложно. Ведь, чтобы такого режима не было, люди должно быть готовы брать на себя ответственность. Сейчас, когда что-то идет плохо, всегда можно виновать… обвинять кого-то. Ты выбираешь ответственность, когда понимаешь, что готов сам отвечать за свою неудачу и успех. Но при этом ты не можешь никого виновать, а это тяжело.

Так что те идеи, которые нас вдохновляли в Европе, сюда пока не пришли. Мы получили какое-то время, чтобы с ними пообщаться, понять их, чтобы они стали частью нас. Кто-то однажды сказал, что демократия приходит вместе с буржуазией. Как только у тебя появляется что-то, о чем ты можешь… When you have something to care about, you want to influence how others can react to that. То есть если ты не живешь в бедности — ты хочешь влиять на вещи. Конечно, в Москве есть средний класс, а вне ее — нет. И если люди живут в бедности, у них в голове нет приоритета демократии — они просто хотят выжить.

Да, конечно, в России все считают Швецию суперпрогрессивной: у нас крутые бренды и все друг друга уважают. Почему же я променял все это на Россию? Потому что там так скучно! Они сидят на своих жопах с деньгами, и им похер на все. Искусство здесь намного сильнее. По сравнению с Россией в Швеции просто нет современного искусства.

Например, моего друга поймали в Коломне, когда он делал там свой проект. В Швеции это невозможно, там такое не происходит. Там ты такой типа дерзкий, если рисуешь менструацию на площади. Так что мы возвращаемся к вопросу ограничений — здесь, в России, есть с чем бороться. А у нас просто нет такого — всем похер. И так все можно.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Идея была моя, но сделал это не я»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды Мы с ними поговорили
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
Мы с ними поговорили

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

Подпишитесь на рассылку